aif.ru counter
23.11.2015 17:54
37615

Эрдоган против. Эксперт о претензиях Турции к действиям РФ в Сирии

Сюжет Антитеррористическая операция России в Сирии
Президент Турции Реджеп Эрдоган.
Президент Турции Реджеп Эрдоган. © / Reuters

На прошлой неделе Турция призвала Совбез ООН рассмотреть ситуацию с туркменскими поселениями в районе Байырбуджак на севере Сирии, которые якобы подверглись ударам российских ВКС. С начала военной кампании нашей страны против ИГИЛ* это не первая претензия Анкары к Москве. Ранее турецкая сторона сообщала о нарушениях своего воздушного пространства. Как участившиеся упрёки в адрес России скажутся на отношениях двух стран, АиФ.ru рассказал преподаватель Департамента политической науки ВШЭ Леонид Исаев.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Леонид Маркович, чего добивается президент Турции Реджеп Эрдоган, предъявляя очередные претензии России?

Леонид Исаев: Вокруг нашей операции в Сирии очень много информационной шумихи по всему миру. В принципе, это нормальная ситуация. Достаточно вспомнить американцев в Афганистане, которых постоянно обвиняют в том, что они разбомбили госпиталь или убили мирных жителей. В Ираке то же самое. Мы знаем великое множество скандалов и эпизодов на эту тему. Против нас ведётся аналогичная кампания. Россию стараются так или иначе очернить. К тому же давайте не будем забывать, что наше военное участие в Сирии вызывает неоднозначную реакцию в мировом сообществе, особенно у Турции, Катара, Саудовской Аравии. Конечно, когда любое государство наносит авиаудары, всегда есть риск, что может пострадать мирное население. И сейчас некоторые страны активно пытаются найти подобные факты или придумать их для того, чтобы продемонстрировать, что Москва убивает ни в чём не повинных людей.

— Но при этом Турция пытается сотрудничать с Россией. Как Эрдоган планирует это делать, если он постоянно предъявляет претензии Москве?

— Я не вижу здесь серьёзных проблем для взаимоотношений. Мы очень хорошо знаем позицию Турции по поводу российской операции в Сирии. А ещё мы знаем, что в данном вопросе Анкара для нас — куда более сложный переговорщик, чем даже страны Запада. Это факт. Пока они просто предлагают Совету безопасности ООН разобраться в конкретном вопросе и вынести свой вердикт, вот он и будет принимать финальное решение. Но на самом деле не важно, будет ли этот вопрос действительно рассматриваться и какого рода примут решение, главное, что он уже предан огласке в мировых СМИ. Цель Анкары достигнута.

— Эрдоган будет отправлять обращения в Совбез ООН и в то же самое время строить «Турецкий поток» и делать вид, что ничего особенного в российско-турецких отношениях не происходит?

— На протяжении всего периода своего правления он пытается усидеть не то что на двух, я бы даже сказал, на трёх – четырёх стульях одновременно. С одной стороны, он пытается показать себя как друга Запада и НАТО, а с другой — в 2008 году не пускает натовские корабли в Чёрное море во время конфликта в Южной Осетии, демонстрируя свою особую точку зрения. С одной стороны, он не признаёт факт присоединения Крыма, с другой — не желает присоединяться к антироссийским санкциям и политике изоляции. Ведёт с нами переговоры, контракты подписывает. Таким образом Эрдоган пытается продемонстрировать, что Турция не является ни западным сателлитом, ни пророссийски ориентированной страной, это самобытное государство, которое ведёт собственную внешнюю политику, преследует исключительно интересы своего народа. Это та позиция, с которой Эрдоган в своё время пришёл к власти, и это то, благодаря чему он до сих пор находится во главе страны. Он говорит о том, что Турция больше не будет ни от кого зависеть и будет делать то, что считает нужным. Анкара не хочет плясать ни под чью дудку.

— А по факту какая ситуация складывается?

— По факту получается, что и туркам, и нам крайне невыгодно было бы рушить все мосты. Этого никто не хочет. Турция делает какие-то выпады в сторону России, но при этом тут же как ни в чём не бывало готова подписывать с нами соглашения, переходит к более дружескому диалогу.

Не только нам нужна Турция, но и ей важно не портить отношения с Москвой. В противном случае у неё не будет возможности для манёвра с тем же самым Западом. Самое интересное заключается в том, что к такому виду отношений обе стороны уже привыкли.

— Будет ли меняться позиция Турции, если европейские страны согласятся действовать в Сирии вместе с Россией? 26 ноября в Москву должен приехать Олланд, возможно, в этом отношении предпримут определённые шаги.

— Если это произойдёт и появится международная коалиция, то скорее всего, Сирию поделят на зоны влияния, и Турция будет говорить, что именно в российской зоне опять разбомбили госпиталь, убили мирных граждан и т. д. Придумать всегда можно что угодно. Я не думаю, что Анкара поменяет позицию по Сирии, у неё там свой интерес, который никак не зависит от Запада и США. Это их подбрюшье, их соседнее государство, в развал которого они достаточно основательно вложились. Они и дальше будут гнуть свою линию, несмотря ни на какие коалиции. У них своя политика, их не нужно расценивать как государство, которое стоит на чьей-то стороне. Как минимум, Турция — достаточно мощный независимый региональный игрок. Он сам будет решать, как вести себя со своими соседом.

— Цель Эрдогана убрать Асада?

— И это тоже. Эрдогану нужно, чтобы у власти в Сирии был протурецкий режим, он будет добиваться этой цели. Я не верю, что даже если удастся создать международную коалицию из России, Запада и США для борьбы с ИГИЛ, то Турция откажется от своих планов. Ни один лидер в мире так бы не сделал, тем более, Эрдоган, который находится у власти больше десяти лет. Иначе он просто станет политическим банкротом в глазах своего народа и на региональном уровне. Именно при нём страна поставила цель возродить то влияние на регион Ближнего Востока, которое было при Османской империи. Поменяв свою позицию по сирийскому вопросу, Эрдоган просто поставит крест на ближневосточных амбициях.

— Какова вероятность того, что Эрдоган добьётся поставленной цели и усилит своё влияние в регионе?

— Мне кажется, что в 2012 году Эрдоган был к этому очень близок. Но на сирийском вопросе у него разрушилось абсолютно всё. Он просто сел в лужу. И не потому, что поставил не на Асада, а на его противников, а потому, что начал одиозную борьбу против сирийского лидера. Ему надо было занять более гибкую позицию, тогда бы у него осталась возможность для манёвра. Но он в течение пяти лет прямо заявлял, что Асад — мерзавец, убийца, тиран и должен уйти. Если бы это была гибкая и обтекаемая позиция, то сейчас можно было бы выйти из сложившейся ситуации более или менее достойно и продолжить идти к поставленным целям без особых потерь.


*Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Оставить комментарий (20)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество