aif.ru counter
07.12.2015 17:35
115642

Ближневосточные амбиции. На что готова Турция ради господства в регионе

Обострение отношений с Москвой не помешало Анкаре совершить ещё один неоднозначный шаг, на этот раз затронувший Ирак. 4 декабря турецкий танковый батальон вошёл в иракскую провинцию Найнава. Власти страны назвали этот поступок «враждебным действием». Почему Турция решилась на военную операцию и что объединяет президента Реджепа Эрдогана с иракскими курдами, АиФ.ru рассказал преподаватель Департамента политической науки ВШЭ Леонид Исаев.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Леонид Маркович, 4 декабря турецкий танковый батальон вошёл в иракскую провинцию Найнава. Как вы считаете, для чего Анкара пошла на этот манёвр?

Леонид Исаев: Для того, чтобы поддержать иракских курдов. Если турецкие и сирийские курды выступают за создание единого курдского государства, то иракские хотят построить только независимый Иракский Курдистан. В этом плане они играют на руку Эрдогану, поэтому он и выстраивал с ними отношения. Вспомните недавнюю ситуацию, когда наше Министерство обороны заявило, что Турция покупает нефть у «Исламского государства»*. Уже на следующий день все услышали официальное заявление иракских курдов, что это их нефть, а не боевиков.

— Но официальные иракские власти не в восторге от подобного тандема и высказывают своё недовольство.

— Да, но давайте не будем забывать, что Иракский Курдистан — де-факто уже давно независимое государство. Начиная с операции «Буря в пустыне» в 90-е годы иракские курды получили достаточно широкую автономию, которая подтвердилась после того, как была принята новая конституция и в 2003 году страны НАТО начали военную операцию в Ираке. На данный момент у них, по сути, есть все атрибуты независимого государства — своя валюта, границы, таможенные, миграционные правила, президент и т. д. Они стараются проводить независимую политику, не оглядываясь на позиции Багдада, которые с появлением ИГИЛ* стали совсем призрачными.

— Иракский премьер Хайдер Аль-Абади дал Анкаре 48 часов на вывод войск с территории Ирака, иначе Багдад обратится в СБ ООН. Каким вы видите дальнейшее развитие ситуации?

— Думаю, что частично турки выведут войска, никому не нужна эскалация конфликта. Но это не означает, что поддержка и контакты между Эрдоганом и Иракским Курдистаном прекратятся. Скорее всего, они будут взаимодействовать более завуалированным путём. С моей точки зрения, то, что сделала Турция, — неэтично и недипломатично. Конечно, это не понравится ни одному суверенному государству.

— Поддерживая иракских курдов, Турция пытается усилить своё влияние на Ближнем Востоке, каковы масштабы амбиций Анкары?

— Безусловно, у Турции большие амбиции, ей бы очень хотелось доминировать на Ближнем Востоке, чтобы вокруг неё было как можно больше лояльных, союзнических правительств, а сама она играла существенную роль в разрешении конфликтов в регионе. При этом Анкара понимает, что в определённых моментах потеряла свои позиции. Например, в Ливане, официальном Дамаске, поэтому нужно делать ставки на новых игроков. В этом плане ставка на Иракский Курдистан вполне оправданна, на сегодняшний день это наиболее боеспособное образование. Оно достаточно успешно борется с боевиками, в отличие от других соседей ИГИЛ*. Более того, имея тесные контакты с Иракским Курдистаном, Эрдоган отодвигает факт автономии и выхода из состава Турции курдов на неопределённый срок.

— Турция не единственная, кто стремится к господству в регионе, ещё один мощный игрок со своими амбициями — Саудовская Аравия, как вы считаете, может ли между ними возникнуть прямой конфликт?

— Безусловно, здесь есть пересечение интересов. Но на прямой конфликт они вряд ли могут пойти, даже просто исходя из географического положения. Что касается противоречий, Турция на протяжении последних лет достаточно тесно действует в связке с Катаром, у которого обозначился серьёзный конфликт с Саудовской Аравией. Так или иначе, Анкара выступает против Эр-Рияда.

Но в ближайшее время вряд ли всё это закончится открытым противостоянием. У Саудовской Аравии и без Турции достаточно много проблем внутри государства. Она до сих пор продолжает вести войну в Йемене, которая за полгода бомбёжек не принесла ей ничего хорошего, кроме убытков и разрушенных провинций Джизан и Наджран. Эр-Рияд принимает активное участие в сирийском конфликте и тратит немало ресурсов на дипломатическую конфронтацию с Ираном. Кстати, поскольку Саудовская Аравия из-за проблем с финансированием перестала оказывать материальную поддержку Египту, в последнее время Каир стал «оскаливаться» на своего соседа. Резюмируя: у саудовцев на сегодняшний день достаточно проблем и без турок. Оба государства реально оценивают свои ресурсы и понимают, что ещё один конфликт сделает перспективы и Турции, и Саудовской Аравии более туманными, поэтому стороны пытаются избегать противостояния друг с другом.

— Если Турция попробует сконцентрироваться на поддержке Иракского Курдистана, то куда направит свои силы Саудовская Аравия, какая цель для неё приоритетна?

— Сирия. На территории этой страны у неё есть группировки, которые воюют против Асада. Саудовская Аравия поддерживает их деньгами, наёмниками, дипломатически и т. д. В этом отношении она ведёт достаточно последовательную политику. Сейчас Эр-Рияд активно пытается убедить США в лоббировании этих группировок в качестве тех структур, с которыми впоследствии будут проводиться переговоры относительно политического будущего Сирии.

— У кого больше потенциал, чтобы в конечном итоге стать безусловным лидером в регионе?

— Об этом пока сложно говорить. У Турции также много внутренних проблем, поэтому Эрдогану приходится акцентировать внимание на внешнеполитической повестке дня. С Россией возник очевидный конфликт, с Европой ситуация непростая. Да, на последнем саммите НАТО, после того как турки сбили наш самолёт, резолюцию в поддержку Анкары члены альянса приняли единогласно. Однако этому предшествовала достаточно серьёзная дискуссия, где многие государства предъявляли свои претензии к политике Эрдогана. Сейчас началась довольно серьёзная кампания против Анкары, в связи с её взаимоотношениями с ИГИЛ. Турция тратит очень много средств на сирийский конфликт. Кроме того, её отношения с Египтом находятся на минимальном уровне, впрочем, как и с Багдадом. Поэтому я бы не спешил делать выводы относительно лидерства в регионе.

— Как вы считаете, как долго НАТО будет прикрывать Турцию?

— Альянс всегда держался на своём единодушии, он своих не сдаёт. Но посмотрите, что происходит внутри: все члены НАТО достаточно живо дискутируют по многим спорным вопросам. Я уверен, что в отношении Турции альянс провёл достаточно серьёзную работу по сдерживанию, чтобы в дальнейшем Анкара не допускала шагов, которые могли бы приводить к открытой конфронтации с какими бы то ни было государствами, особенно такими, как Россия. И я сомневаюсь, что Анкара вела бы себя так, как она делает это сегодня, если бы не эти меры, всё было бы гораздо хуже.


* Организация, деятельность которой запрещена на территории РФ.

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество