aif.ru counter
2722

Новая «кущёвка»? В Воскресенске мужчину забили насмерть на глазах семьи

В речах политиков и общественников, проводящих большую часть своего времени либо в пределах МКАД, либо за рубежами нашей страны, часто проскальзывает мысль о том, что беспредел 1990-х остался где-то далеко в истории.

Надуманность этих утверждений периодически доказывается жуткими историями из жизни той России, которая не входит в пределы Москвы.

Типичная история типичного города

Трагедия станицы Кущёвской, где люди годами жили в полной власти бандитской группировки, наделала много шума в прессе. Но местные жители, даже когда у них работали лучшие столичные следователи, лишь безнадёжно махали руками, повторяя: «Вы уедете, а у нас всё вновь приберут к рукам бандиты».

Неверие в  то, что в жизни может воцариться закон, давно охватило все уголки необъятной России. И даже в Подмосковье, от которого до самого Путина рукой подать, не верят в то, что есть сила, способная победить закрепившиеся у власти на местах чиновно-криминальные кланы.

Для жителей расположенного в 80 километрах от Москвы города Воскресенска сейчас самым главным стало «дело Кирилла Слабова». По тому, чем оно завершится, многие будут судить о том, что царит в Воскресенске – закон или «понятия».

Воскресенск с его 90-тысячным населением – типичный промышленный город, к тому же, ввиду специфики производства, далеко не самый благополучный в плане экологии. Градообразующим предприятием является ОАО «Воскресенские минеральные удобрения», и его химическое производство не добавляет здоровья горожанам. А если прибавить сюда ещё два цементных и один кирпичный завод, картинка станет и вовсе безрадостной.

Гордостью Воскресенска являлась хоккейная команда «Химик», одна из лучших в Советском Союзе. Но когда в 90-х Воскресенск, как и все подобные промышленные города, погрузился в тяжёлую экономическую депрессию, захирел и любимый воскресенцами хоккей.

В итоге «Химик» подмосковные власти увезли в Мытищи, назвав его «Атлантом», а воскресенцам, чтобы не так обидно было, перебросили из Электростали команду рангом пониже.

Как и во всех городах Подмосковья в 90-х и начале 2000-х, в Воскресенске на фоне всеобщего упадка царил криминал. «Разборки», «стрелки», убийства, исчезновения бизнесменов – типичная российская картина своего времени. Старшее поколение ударилось в алкоголизм, молодёжь выбрала наркоманию, и ходить по улицам города с наступлением сумерек становилось небезопасно. Те, кто сохранил человеческий облик, массово отправлялись на работу в Москву, ибо родной город возможности заработать на нормальную жизнь легальным путём не предоставлял.

Но времена потихоньку менялись. Становилось чище, спокойнее, появлялись новые магазины, вновь начинали работать почти умершие предприятия – короче, как говорил классик социализма, «жить стало лучше, жить стало веселее».

Появилась даже робкая надежда на то, что жизнь теперь может строиться по закону.

Расправа из-за стоянки

По этой робкой надежде был нанесён сокрушительный удар в ночь на 3 марта 2013 года.

30-летний Кирилл Слабов возвращался домой поздно вечером вместе с женой и 6-летним сыном. У подъезда дома номер 20 по улице Менделеева, где проживала семья Слабова, мужчину поджидали пять неизвестных в масках. Вооружены они были в лучших традициях уличных «разборок» – бейсбольные биты, резиновая палка. Вся компания напала на Кирилла и принялась его избивать.

Били безжалостно, нанося удары по телу, по конечностям, по голове. Нападавших не остановило присутствие жены и малолетнего сына Слабова.

Юлия Слабова, жена Кирилла, пыталась спасти мужа, остановить избиение, однако один из участников бойни с яростью в глазах бросил ей:

– Уйди, сука!

Кричавший, похоже, не особо стремился скрыть своё лицо, и Юлия узнала нападавшего – это был 27-летний Михаил Тимошенко, с которым у Слабова возник конфликт из-за парковочного места возле дома.

Всё, что сумел сделать Кирилл, – это, отбиваясь от нападавших, отвести их в сторону от жены и сына. На пустынной вечерней улице на мольбу Юли о помощи никто не откликнулся.

Наконец, удовлетворённые содеянным, нападавшие скрылись на автомобиле. Юлия Слабова подошла к мужу.  Зрелище было ужасным. «Его голова была похожа не на голову, а на мешок с костями, наполненный кровью», – рассказала она потом журналистам.

Прибывшая по вызову скорая помощь доставила 30-летнего мужчину в больницу, однако помочь ему уже было нельзя – Кирилл Слабов от многочисленных телесных повреждений скончался.

Показания Юлии Слабовой позволили задержать пятерых участников избиения «по горячим следам».

Выяснилось, что причиной зверства стал именно конфликт из-за парковки, тянувшийся с осени 2012 года. Кирилл парковал свой «Ниссан» на том месте, которое приглянулось и Михаилу Тимошенко, тот ездил на «Форде Фокусе». Стороны договориться так и не смогли. Тимошенко периодически нарочно блокировал машину Слабова, не давая ему выехать.

Последний словесный конфликт приключился в феврале, и на прощание Тимошенко тихо сказал:

– Мы с тобой потом поговорим!

Итогом «беседы» стала смерть молодого мужчины.

Семейное дело

Дело о зверском убийстве взбудоражило жителей Воскресенска. Забить человека насмерть на глазах у семьи из-за места на стоянке – это в голове не укладывается. К месту гибели Кирилла жители несли живые цветы.

Но преступление привлекло к себе внимание и из-за личности Михаила Тимошенко. Дело в том, что он – сын известного в городе бизнесмена с «авторитетным» прошлым Сергея Тимошенко.

Кроме Михаила, в расправе над Кириллом Слабовым участвовал и его брат, Сергей Тимошенко-младший.

Ещё трое участников избиения, среди которых оказался и бывший сотрудник ОМОНа, были знакомыми братьев Тимошенко.

Всех пятерых поначалу задержали, однако затем под стражей остались только братья Тимошенко, один из которых, кстати, ранее уже был судим за нанесение побоев. Что касается трёх остальных, то их отпустили на свободу, поскольку следствие пока не определилось с их ролью в случившемся.

Следствие вменяет Михаилу и Сергею Тимошенко часть 4 статьи 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть человека»), которая предполагает наказание лишением свободы на срок до 15 лет.

Родственники погибшего считают, что расправа над Кириллом Слабовым должна рассматриваться  как часть 4 статьи 105 УК РФ («Убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору или организованной группой»), которая предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 20 лет.

Настораживает семью Кирилла и та лёгкость, с которой следствие оставило на свободе троих участников расправы.

Родные погибшего не исключают, что дело попытаются вовсе «развалить».

Дело в том, что пути семей Слабовых и Тимошенко пересекались в «лихие 90-е». Отец погибшего Кирилла Слабова, Виктор Слабов, 16 лет проработал  в уголовном розыске Воскресенска. Оперативник, прошедший Чечню, в течение восьми лет занимался розыском Сергея Тимошенко-старшего. Ныне респектабельный бизнесмен, тогда Тимошенко проходил по делу о разбойном нападении с применением огнестрельного оружия на Лопатинском руднике. Однако дело «развалилось», ибо все свидетели преступления благополучно скончались при странных обстоятельствах.

Верите ли в закон?

Позиции Тимошенко-старшего в Воскресенске чрезвычайно сильны. После расправы над Кириллом Слабовым городские форумы заполнили не только возмущённые горожане, но и «общественные адвокаты Тимошенко», не стеснявшиеся в выражениях. Оскорбляли и Слабова-старшего, который-де в милицейском прошлом изводил обысками семью находящегося в розыске Сергея Тимошенко, и погибшего Кирилла, который якобы «систематически избивал жену и ребёнка», а в ночь на 3 марта «ответил за слова».

Но если обливание погибшего грязью в Сети не должно помешать нормальному ходу следствия, то вот связи бизнесмена Тимошенко многих заставляют усомниться в торжестве истины.

Говорить вслух  в Воскресенске боятся. Боятся точно так же, как боялись в станице Кущёвской: «Вы уедете, а нам тут ещё жить».

Вполголоса шепчутся о том, что Тимошенко-старший был спонсором избирательной кампании нынешнего мэра Воскресенска Александра Квардакова, что состоит в родстве с замом прокурора Енюшиным.

При этом мэр города Квардаков заявил, что дело об убийстве Кирилла Слабова находится на особом контроле, и преступники понесут заслуженное наказание.

Верят в это в Воскресенске далеко не все. Виктор Слабов, потерявший сына, намерен добиваться справедливости во что бы то ни стало.

Самому Слабову-старшему, по его словам, терять уже нечего, но вдову сына Юлию и маленького Даню, ставшего  свидетелем смерти своего отца, бывший оперативник вывез из Воскресенска в более безопасное место.

Из двух находящихся под арестом братьев Тимошенко один отказывается от дачи показаний, а второй частично признал вину.

– Мне нужен справедливый суд, – говорит Виктор Слабов. – Иначе я не знаю, как смогут жить в этом городе другие люди, которые просто плачут уже от творящегося «беспредела».

А простые воскресенцы ждут, чем окончится «дело Слабова». Ждут со слабой надеждой, что закон в России имеет силу.

Потому что жить с сознанием, что вокруг тебя одна большая «кущёвка», где всё решают «понятия» и связи, очень тяжело.

Смотрите также:

Оставить комментарий (70)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы