11191

Дитя Арбата: 12-летний москвич зарабатывает чтением стихов

Елена Печерникова, мать юного дарования, раскладывает на столике в столовой на последнем этаже ГУМа колбасную нарезку, батон, халву…  Разливает по кружкам зелёный чай из термоса. Все продукты она принесла с собой в больших пакетах. Олег и его младшая сестра Саша ужинают.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru
 
Торговать своими стихами он начал два года назад. Подходил к людям, читал вслух, предлагал купить свои сборники, небольшие книжечки в мягкой обложке. На издание их он также заработал сам. Постепенно мальчика заметили: появились заметки о нём в СМИ, новость о даровании разлетелась по соцсетям. 
 
Олег давно не выходит на Арбат и Манежную площадь, как делал это раньше. Последний раз на улице он «работал» пару недель назад – уличные выступления сменили «творческие вечера» для узкого круга поклонников, коих собирается по паре десятков. Его мама говорит, что причиной этому сильные головные боли, которые преследуют её сына. При этом график общения с журналистами у Елены и Олега довольно плотный. В феврале Олег был признан лауреатом творческого конкурса «Высокий стиль – 2012», объявленного газетой русских писателей «День литературы», в номинации «Дебют». Ещё недавно Олег собирал деньги на издание второго книжного сборника, а вот на днях выпустил третий.
 
Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

Разговор Олег начинает с того, что с места в карьер читает свой «свежий шедевр» – стихотворение с названием «Я вижу». Оно заметно отдаёт религиозной тематикой: «мне даётся дар мой нелегко, очень больно, как в ладони гвоздь», «сверху смотрит на меня Иисус».

Выясняется, что о Боге мальчик узнал ещё в детстве. «Я его чувствовал. Мне без него никак», – говорит он. Правда, в церкви, когда много народа, мальчик чувствует себя неуютно.

«В два года у меня было сотрясение мозга, после этого я молчал четыре года и только в шесть лет смог заговорить, – рассказывает Олег, складывая из пробников для духов пирамиду. – Мама читала стихи, потом я начал говорить рифмой». Его мама тем временем раскладывает внушительную коллекцию артефактов. Тетрадки, рисунки, вырезки из газет, фотографии заботливо запакованные в мультифоры.

Я молчал четыре года!

Болтать было неохота.

Потом, вдруг, заговорил!

Маму очень удивил!

Попросил я молока, –

Мама ахнула слегка!

А потом спросила, ойкнув:

«Почему молчал ты столько?

Что ж молчал четыре года?»

– Болтать было неохота!..

«Вокруг Олега всё время собираются разные интересные люди, – тараторит Елена, успевая при этом кормить дочку. – Вот не так давно фильм с его участием презентовал режиссёр Денис Курочка. Называется он «С открытым сердцем». Это не документальное кино, а художественное. Сценарий специально писался по Олега».

За что страдаю? Может, за грехи?

…Боль в голове. Сидит, гудит, стучится.

Я не могу ни бегать, ни учиться…

Сожму ладонью лоб. Уйду в стихи.

«Он меня пугает, шокирует какими-то фразами, – рассказывает Елена, – но в принципе, нормальный мальчик, главное, чтоб головные боли прошли». Несколько лет назад на Старом Арбате игрой на скрипке зарабатывала старшая сестра Олега Полина. На заработанные ею и матерью деньги семья купила однокомнатную квартиру около станции метро «Варшавская» и переехала из коммуналки. В 17 лет Полина ушла из семьи и теперь живёт отдельно. Дело сестры продолжил Олег. Сначала он тоже играл на скрипке, но позже понял, что читать и писать стихи у него получается гораздо лучше.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

В восемь лет Олег пошёл в школу, но отношения с учительницей не сложились, и мама решила перевести его на домашнее обучение. Впрочем, надежд попасть в какую-либо частную школу, где уделяют больше внимания индивидуальным особенностям ребёнка, Печерниковы не оставили. В шестой класс они попытаются его пристроить уже в ближайшее время.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

Елена Печерникова воспитывает детей одна. Сейчас, после того как удалось заработать на квартиру и старшая дочь стала жить самостоятельно, ситуация в её жизни улучшилась, и деньги, которые зарабатывает Олег, не составляют львиную долю их семейного бюджета. Елена даёт уроки сольфеджио, зарабатывает мало, но они не бедствуют. «Я делаю для Олега всё, что могу. Я бы очень хотела, чтобы у сына появился покровитель, который бы помог ему в жизни пробиться», – говорит Елена.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

Сейчас Олег отдыхает от поэзии и перешёл к прозе – пишет роман, поясняющий, как надо жить будущему поколению. При этом, как отмечает мальчик, книгу он пишет «без черновиков: что с ошибками идёт, то так и будет». «Недавно подслушал разговор своих сверстников, – возбуждённо говорит он, показывая толстую тетрадь с оригиналом романа. – Они обсуждали, как можно «убить время» на каникулах. Как же так? Это кошмар, у меня не хватает времени на все свои дела».

«Я ловила его раньше ночью, когда он ходил по комнате и что-то диктовал. Сейчас мы, слава Богу, договорились, что мы ночью спим», – продолжает Елена.

Критику в свой адрес, которой немало в социальных сетях, а также обвинения в «эксплуатации детей» она воспринимает спокойно. «Неважно, что многие люди ругаются и пишут гадости. Олег умеет перерабатывать негатив, даже меня иногда спасает от него – снимает головную боль».

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

«Я смотрю на своё детство, – продолжает Елена. – Когда я была голодная, болталась по улице до 11 вечера, чтобы не появляться дома. У меня была мама, которая держала притон. Учительница кормила в музыкальной школе. Состояла на учёте в милиции. Олег – в денежном плане свободный человек, он может ничего не делать, а может провести творческий вечер, продать книги – и быть при деньгах. Ему не надо мыть машины, попрошайничать, воровать». Женщина уточняет,  что по 90 тысяч рублей в месяц, как писали про него журналисты, для эффектной подачи материала, Олег, конечно, не зарабатывает. Сумма прибыли гораздо скромнее.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

После ужина Олег с мамой и сестрой решают заглянуть в кафе к их знакомому путешественнику и блогеру Сергею Доле. Две станции на метро, но обычно в подземку они не спускаются. Олег не любит закрытые помещения. На станции Маяковская семья задерживается. Саша и Олег пытаются «катать монетки» по аркам, на которых держится свод станции. «Мы так развлекались, когда я по молодости хипповала, – говорит Елена. – Ставишь монетку в жёлоб, раскатываешь и отпускаешь. Если всё правильно сделать, она на другую сторону докатывается». Олег и Саша пытаются повторить, но у них в этот раз ничего не выходит.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

Небольшой зал бара заполнен до отказа посетителями. За одним из столиков сидит режиссёр Валерия Гай-Германика с молодым человеком. Пять минут, для того чтобы услышать новое стихотворение мальчка, владелец заведения находит. «Хорошо, что не стали в этот раз просить читать перед гостями, уже поздно, да обстановка сегодня не та, слишком накурено», – радуется Елена.

Автор фото: Роман Кульгускин, АиФ.ru

«Ты, кстати, не играешь в World Of Tanks (онлайн-стратегия)», – обращается Олег, когда интервью уже окончено. «Сейчас нет, а раньше играл», – вру я. «Я тебе приглашение пришлю, будем вместе играть», – говорит Олег и в этот момент уже не кажется каким-то странным. В таких играх принято обычно платить за дополнительные «фишки», облегчающие геймеру прохождение и игровой процесс, реальными деньгами, но заработаные на поэзии средства Олег, по его словам, на это не тратит, хотя вполне может себе это позволить.

На подарочном экземпляре сборника «Дитя знака», который вручает Олег корреспонденту АиФ.ru, стоит дата 06.03.3008 и слово Гринтаус. Так называется другое измерение, в котором, по словам Олега и его матери, якобы проживает мальчик. «Годы там другие, а время одно. Просто я там раньше появился. Люди в Гринтаусе добрее», – говорит мальчик-поэт.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы