aif.ru counter
5903

Мама на замену. Один день с воспитателем детского дома

Воспитатель детского дома Татьяна Зяблицева знает наизусть школьные учебники, считает, что проживает девять жизней в одной и не жалеет, что сменила работу в библиотеке на почти круглосуточную работу с детьми – социальными сиротами.

Воспитатель детского дома Татьяна Зяблинцева с детьми.
Воспитатель детского дома Татьяна Зяблинцева с детьми. © / АиФ

Еманжелинский детский дом – типичное здание для учреждений подобного вида. Иногда кажется, проекты этих домов созданы под копирку. Не похожи ни на школы, ни на детсады. Почему-то сразу понятно, что за забором – детдом. Его окружают небольшие холмики-клумбы, огромная, выкрашенная синей краской хоккейная коробка, летом здесь играют в вышибалы и волейбол. Рядом – скромная детская площадка.

«Добудиться, собрать, накормить, отправить в школу»

«Машенька, встаем, в школу опоздаешь, – семь утра, рабочий день Татьяны Зяблицевой начался. – Быстро умываться и чистить зубы. Саша уже завтракать готова, а ты спишь еще».

Маша не в настроении. Накинув на голову одеяло, переворачивается на другой бок. «Вчера поздно легла, сегодня после ужина засыпай и выспишься», – мимоходом воспитатель прибирает вещи, разбросанные на торопливо прикрытой покрывалом соседней кровати, той, где только что спала Александра.

Мимоходом поправляя кровать, Татьяна не ругает детей за неаккуратность
Мимоходом поправляя кровать, Татьяна не ругает детей за неаккуратность. Фото: АиФ / Надежда Уварова

Девочка нехотя встает и плетется в ванную: «Татьяна Юрьевна, а мы вчера с вами математику доделали? Я так устала, что не помню».

«Доделали, все в порядке», – воспитатель уже бежит по длинному коридору, состоящему из вереницы одинаковых, открывающихся друг за другом дверей. За шестой или седьмой из них столовая, и Зяблицева спешит накрывать на стол своим девяти членам семьи.

 В столовой дети едят быстро, надо успеть подать второе, а то перебьют аппетит компотом и не дотронутся к гарниру, - говорит воспитатель
«В столовой дети едят быстро, надо успеть подать второе, а то перебьют аппетит компотом и не дотронутся к гарниру», - говорит воспитатель. Фото: АиФ / Надежда Уварова

«Нина, садись, ешь не спеша, – Татьяна уже в столовой, расставляет тарелки. – Доедай, тебе сегодня до часу учиться».

Один за одним за стол садятся девять детей. Семьей их называют неслучайно: в этом детдоме дети поделены не на группы, по возрасту или полу, а на семьи. Так повелось давно, и в семье воспитателя Зяблицевой девять сыновей и дочек.

«Вообще-то я не очень люблю, когда меня дети называют мамой, – отправив тех, кто учится в первую смену, у Татьяны есть немного времени поговорить. – Дети любят своих родных мам, любых. У большинства из них они живы-здоровы, сирот очень мало. Родители навещают немногих: у нас не принято это обсуждать, за те годы, что я работаю, столько детских страданий насмотрелась, что говорить на эту тему не хочу. Мамы ведут такой праздный образ жизни, а дети их все равно ждут и любят, хоть и сброшены на государство. А у нас все, как в любой семье – утром надо детей добудиться, собрать, накормить и отправить в школу. Те, кто во вторую смену, ждут, сейчас будем уроки учить».

Девчонки любят посекретничать с воспитателем. Больше не с кем
Девчонки любят посекретничать с воспитателем. Больше не с кем. Фото: АиФ / Надежда Уварова

«В сутках 48 часов»

Полдень. Зяблицева скрывается за темными дверями первого этажа. Это библиотека, и именно сюда пришла больше 20-ти лет назад работать выпускница-гуманитарий Таня. Выдавала книги, заполняла формуляры, складывала учебники. Потом ей сказали: все, вы настоящий педагог, вы сможете. И перевели воспитателем.

Татьяна несет небольшую книгу. Это – азбука Челябинской области. Один из детей ее семьи, Максим, на домашнем обучении. По возрасту он должен быть в пятом классе, но пока лишь учится внятно и быстро читать и писать. Воспитатель открывает книгу: «Максик, сейчас придет учитель, давай повторим букву В. Верблюд – животное, изображенное на гербе Челябинска. Так?». Мальчик кивает головой. Максим гиперактивный, тихо говорит Татьяна, мы с ним немного почитаем тут, на кровати сидя, потом он отдохнет, за стол пересядем, после перерыва поиграем и заново почитаем.

Таня расстроена, ей поставили за поведение четверку. Воспитатель успокаивает: это ерунда, ты умница
Таня расстроена, ей поставили за поведение четверку. Воспитатель успокаивает: это ерунда, ты умница. Фото: АиФ / Надежда Уварова

«Татьяна Юрьевна, – в комнату забегает девочка лет одиннадцати. – Мне четыре по поведению за четверть поставили».

«Танюша, да не расстраивайся ты, поведение – это ведь не предмет. Ты умница, твердая ударница, и пятерок у тебя гораздо больше, чем четверок». Воспитатель обнимает Таню за плечи и ведет к стенгазете. Здесь про лучшую ученицу написана листовка: берите пример с Татьяны. Таня успокаивается и берется за тетради.

 Таня уже не расстраивается из-за оценок, а показывает дневник с четверками и пятерками
– Таня уже не расстраивается из-за оценок, а показывает дневник с четверками и пятерками. Фото: АиФ / Надежда Уварова

«Я иногда думаю, в сутках 48 часов, в моих, по крайней мере, точно, – мимолетно кинув взгляд на градусник к спальне девочек, воспитатель идет поливать цветы в группе, пока выдалась минутка. – Ведь как все люди, отработал смену, неважно кем и где, – пришел домой, расслабился, забыл про работу, все выбросил из головы, назавтра вернулся и погрузился в то, чем занимаешься – временно погрузился. Я прихожу на работу, а у детей здесь дом. У них нет мамы, с которой хочется всем поделиться, посоветоваться, похвастаться или пожаловаться. Они кидаются ко мне, я проживаю девять жизней одновременно. Позавчера была суточная смена – кажется, она длится 48 часов».

Успехи Тани, лучшей ученицы, Зяблицева поручила детям отразить в стенгазете
Успехи Тани, лучшей ученицы, Зяблицева поручила детям отразить в стенгазете. Фото: АиФ / Надежда Уваров

«Все – хорошие»

Коридор заполнен голосами. Кажется, детский дом от такого количества жильцов ходит ходуном. Один бежит за конструктором – надо выбрать первым, лучшие детали, другой, на ходу застегиваясь, гремит велосипедом, вытаскивая его волоком на улицу, третий включил телевизор в игровой и отталкивает желающих переключить канал. «Разные дети, разный темперамент, – улыбается Татьяна. – Они все очень хорошие. Я не буду рассказывать про трудности, не хочу».

Максим фотографироваться любит гораздо больше, чем учить уроки
Максим фотографироваться любит гораздо больше, чем учить уроки. Фото: АиФ / Надежда Уварова

Пообедав, мальчики и девочки ведут себя потише. Младшие, а в семьях живут ребята от 7 до 18 лет, ложатся отдохнуть, старшие выходят во двор на прогулку. Татьяна Юрьевна спешит в кабинет директора – на 15 часов намечена ежедневная пятиминутка.

«Завтра едем с детьми в бассейн, спонсоры пригласили», – руководитель детского дома распределяет обязанности воспитателей, кто будет с детьми плавать, кто поведет в игровую, кто отвечает за спортинвентарь. Приходите на работу пораньше, надо будет проследить, чтоб дети ничего не забыли».

Татьяна выходит с оперативки, а навстречу уже бежит Нина: «Помогите выучить химию, я совсем ничего не поняла». Воспитатель подходит к столу девочки: открывай учебник. Таблица Менделеева, валентности, соединения. Татьяна столько раз проходит каждый учебный год одну и ту же программу, что пересказывает Нине параграф с ходу, без подготовки. Девочка, наклонив голову, усердно выводит латинские символы в тетради, иной раз вскидывая голову с заколкой-розочкой, которую сделала сама. «Ниночка у нас умница, – Зяблицева перехватывает мой взгляд. – И вяжет, и рисует, и в художественную школу ходит, и прически всем девочкам делает, и украшения вон какие славные своими руками».

Пересказать параграф по химии что может быть проще
Пересказать параграф по химии – что может быть проще. Фото: АиФ / Надежда Уварова

Спонсоры, меценаты, кандидаты, депутаты

Сфотографировать Татьяну Зяблицеву одну, без детей, удается только к вечеру, когда педагоги собрались в небольшой комнате попить чаю. «Угощайтесь, имбирь с лимоном, а вот в этой баночке мед, его туда же, в чашку надо, – Татьяна угощает натертым имбирем много лет подряд работников и воспитанников детдома. – Наилучшее средство для иммунитета и от простуды, я всегда из дома приношу».

В коридоре воспитателя тотчас обнимают дети: «Татьяна Юрьевна, к нам сегодня приедут спонсоры, или меценаты, то есть кандидаты или депутаты?». Ребята не видят особой разницы, но понимают: сейчас будет концерт, а потом всем раздадут игрушки и угостят конфетами. Самый популярный вид благотворительности – приехать ненадолго, устроить праздник, подарить подарки, поднять настроение. И уехать, оставив все, как есть. Системный подход к помощи – редкость.

В шашки играть в детском доме умеют все
В шашки играть в детском доме умеют все. Фото: АиФ / Надежда Уварова

Пока есть несколько минут, Татьяна разыграла партию в шашки с Колей. Выиграл мальчик, довольный и счастливый, скатился с кресла и побежал переодеваться: гостей встречают в актовом зале в лучших нарядах.

«Вот так и день закончится, – улыбается, также в обнимку со своей семьей, но уже в актовом зале, Татьяна Зяблицева. – Теоретически рабочий день закончится через час, но вдруг концерт еще продлится, не брошу же я своих на дежурного воспитателя».

Дети собрались в актовом зале. Сейчас будет концерт, а потом чаепитие
Дети собрались в актовом зале. Сейчас будет концерт, а потом чаепитие. Фото: АиФ / Надежда Уварова


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Charin
    |
    13:42
    15.11.2013
    0
    +
    -
    Так и надо - будущее за семейными детдомами. Только, пожалуйста, избавьте этих подвижников от материальных затруднений.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как выбрать натуральный майонез?
  2. Что говорится в отчете США об аварии на Чернобыльской АЭС?
  3. Как хотят выявлять алкозависимых сотрудников?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ