29807

«У нас тут Припять». Город, бывший угольным гигантом, медленно вымирает

/ Дмитрий Овчинников / АиФ

Разбитые дороги — типичное явление за несколько километров до въезда в Кизел. По пути встречаются и бесхозные жилища, от которых остались голые кирпичные стены, и деревянные избушки с заколоченными окнами. Туман скрывает пейзаж густой белой пеленой.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Впереди осталось несколько однотипных посёлков с индустриальными названиями: Углеуральский и Рудничный. Людей и проезжающих мимо машин по дороге почти не видно, лишь по обочине мелькают грязные собаки.

И вот долгожданный указатель «Кизел», на котором виднеется герб города: щит пурпурного цвета с двумя серебряными опрокинутыми кирками, сверху — древняя шахтёрская лампа, снизу — золотая веточка кизила.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Угольный центр Урала

Кизел был основан в 1750 году в связи с богатыми залежами железной руды. Спустя несколько лет открывается первый рудник, запущен завод по добыче угля. Со временем рабочий посёлок превращается в большой город.

Однако почти через 200 лет на смену углю приходит газ как более универсальный источник энергии. Добыча «чёрного золота» была окончательно прекращена в 2000 году, поэтому многие люди стали покидать увядающий город, оставляя за собой вереницу пустых домов.

После ликвидации основных градообразующих предприятий, в том числе «Кизелугля», город стал одним из самых депрессивных муниципальных образований в Прикамье. Так, по данным Росстата, в середине XX века численность населения достигала 60 тысяч человек, сейчас в Кизеле живёт около 20 тысяч.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Полузаброшенный город

Сам город негласно делят на два района: новый и старый Кизел. Это связано со строительством новых домов, которые выделяются на общем фоне городского массива. Ярко-жёлтые, красные и оранжевые пятиэтажки ещё находятся в достаточно неплохом состоянии.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Здесь расположился и Кизеловский горный техникум. За свою 80-летнюю историю учебное заведение подготовило свыше 20 тысяч специалистов для народного хозяйства страны. Специалистов, хоть и не особо востребованных на рынке, здесь выпускают по сей день.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Углубляясь в центр города, можно встретить и местные достопримечательности. Среди них — дворец культуры «Горняк», краеведческий музей, несколько скульптур. Есть и православная Свято-Николаевская церковь.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Неподалёку расположен и памятник Алёше Щукину, 15-летнему парню, погибшему на Великой Отечественной войне. Он был разведчиком, связистом, участвовал в тяжелейших боях под Сталинградом. Сейчас же памятник, покрытый серыми разводами, полностью занесён снегом — к нему никак не подойти.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

«Кизел — это же Припять!»

На улицах шахтёрского города довольно оживлённо. У заправки стоят двое таксистов, громко разговаривая друг с другом. Рядом неспешно идут школьники с учёбы. Из-за плохих дорог движение автомобилей затруднено: то и дело под колёсами слышится удар от попадания в яму или выбоину. К слову, в Кизеле дорожное покрытие посыпают чёрным шлаком.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Местные жители не особо разговорчивы. На вопрос, как живётся в Кизеле, они отвечают, мол, нормально, бывает и похуже. По словам 24-летнего Игоря, с которым удалось разговориться на улице, работу здесь довольно трудно найти.

«Молодёжь, которая возвращается из армии, чаще всего уходит в тюрьмы, благо их здесь много, — работать надзирателями. Им проще всего адаптироваться в Кизеле; сил-то много, можно иногда и пошабашить. А бывшим шахтёрам, мужикам лет по 40–50, гораздо тяжелее. Они уезжают в Пермь, трудятся вахтовым методом по полгода, потом обратно на малую родину», — рассказывает он.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Как он подметил, Кизел любят сравнивать с украинским покинутым городом Припятью рядом с Чернобылем. «Скоро и у нас отсюда все уедут», — размышляет Игорь.

Рядом пробегают две школьницы. Услышав разговор, они резко останавливаются. «Вы слышали о таком американском фильме «Сайлент Хилл»? Там же тоже шахтёрский городок заброшенный. Вот Кизел на него похож. Только без страшных монстров!» — щебечут они. Затем, перебежав дорогу, скрываются за поворотом.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Пицца — за 20 рублей, «язычок» — за 7!

На одном из зданий виднеется слово «Кулинария» (без одной буквы). Около входа стоит старая «ГАЗель», рабочие разгружают продукты. Рядом курят несколько человек, скрываясь от мокрого снега под козырьком.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

В заведении никого нет. На столе — две грязные тарелки и стакан. Продавщица, увидев клиентов, радостно улыбается. Вежливо говорит, что в меню. Выпечка здесь недорогая: беляш стоит 17 рублей, слоёный язычок — 7 рублей, а небольшая пицца — 20 рублей.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Построено в 1935 году, заброшено в 2000-м

Кизел огибают различные промышленные предприятия и котельные. Половина из них не функционирует, некоторые переделали под лесопилки. Попасть туда совсем не трудно: стоит проехать через мост — и открывается мрачный пейзаж.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Судя по надписям на домах, большинство двухэтажных домов были построены в 1935 году. На первом этаже окна заколочены, двери открыты настежь. Вдалеке слышится лай собак — лучше здесь долго не оставаться, всё-таки до ближайшей дороги — около километра.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Здесь протекает речка Полуденный Кизел — одна из достопримечательностей района. По словам жителей, она всегда была оранжевого цвета из-за химических выбросов. Купаться в ней строго-настрого запрещалось.

Шахтёрские посёлки

Ещё более плачевная ситуация сложилась в многочисленных шахтёрских посёлках, разбросанных по округе. Например, город Коспаш, получивший бурное развитие в СССР, со временем был разделён на несколько посёлков. Один из них — Южный Коспашский находится неподалёку от Кизела.

Дорога до посёлка — выложенная в 50-х годах пленными немцами старая брусчатка — так и осталась единственным путём, соединяющим населённые пункты друг с другом. К слову, каждый день здесь курсирует местный автобус.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

Сам посёлок возник в 1941 году при разработке угольной шахты. С 1980 годов в посёлке существовал Кизеловский филиал Пермского завода электроприборов, работала швейная фабрика и цех водоснабжения. Но опять же, после распада угольных предприятий люди стали спешно переезжать отсюда. Из 16 тысяч человек осталась всего одна тысяча.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

В прошлом году в Южном Коспашском должна была заработать краевая программа переселения — местная администрация приглашала к себе в посёлок на постоянное место жительства людей, «испытывающих трудности с жильём и желающих организовать собственное дело в сфере сельского хозяйства». Им должны были предоставить свободное жильё.

Однако обещанные деньги так и не дошли до посёлка — социальные мероприятия были свёрнуты, не начавшись.

Фото: АиФ / Дмитрий Овчинников

По дороге из Кизела удалось увидеть необычную картину. Полуголый мужчина в шортах бежит по трассе из города. Невзирая на непогоду, он целеустремлённо, шаг за шагом, продолжает свой путь по обочине. Возможно, этот пожилой спортсмен и есть аллегория бывшего шахтёрского мегаполиса, который пытается «удрать» от этой бедноты и разрухи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (8)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество