820

«Сашка тут, рядом». Омичка продолжает заботиться об одиноком бомже

Сейчас главная цель - положить Сашу в наркологическую больницу. Фото: Романа Ковалева, АИФ

В феврале мы рассказали историю омского бомжа Саши – бывшего воспитанника детдома, которому решила помочь учительница Жанна Александровна, которая буквально нашла парня на улице. Женщина помогла Саше попасть в больницу, собиралась выправить ему документы, помочь получить жильё. С тех пор прошло уже три месяца.

«Работает, значит»

«Это ареал моего обитания, мини-рынок. Меня пускают на склады, я тут свой человек. Каждое утро начинается здесь. Здравствуйте всем! Санька-то где у нас?» – обращается уже к рабочим Жанна Александровна.

«Машину разгружает».

«Работает, значит».

Действительно, мы встретили Сашу за углом – он помогал разгружать мороженое.

«Вот сейчас он разгрузит машину, и ему дадут 20 рублей. Может, 30».

Возле мини-рынка Жанна Александровна появляется часто контролирует Сашу Возле мини-рынка Жанна Александровна появляется часто – контролирует Сашу. Фото Романа Ковалёва, АиФ

Саша работает и грузчиком, и уборщиком. Помогает вообще везде, где просят. Он обслуживает несколько киосков – убирает мусор, получая по 30 рублей с каждого. Если повезёт, то в хороший день он может заработать и сто, и двести рублей.

За три месяца, что прошли с момента нашей первой встречи, Жанна Александровна успела сделать Саше паспорт, свидетельство о рождении и регистрацию.

Среди документов у Жанны Александровны есть и направление на лечение в наркологической больнице. Дело в том, что Саша, как это часто бывает у бомжей, страдает алкоголизмом.

«Мы должны были лечь 17 мая, но Сашу не пустили из-за ожога, который он получил за несколько дней до этого. В больнице сказали, что у них нет условий для лечения с такими ранами и правильный уход они обеспечить не смогут. А я смогу? Они в больнице не могут, а мне приходится в походно-полевых условиях лечить его. А он с таким энтузиазмом поехал туда ложиться! И такой облом».

Жанне Александровне удалось сделать паспорт Саше Жанне Александровне удалось сделать паспорт Саше. Фото Романа Ковалёва, АиФ

Сейчас в юридических вопросах Жанне Александровне помогает Татьяна Ивановна – социальный педагог центра постинтернатного сопровождения. Такие центры существуют при многих школах-интернатах, в том числе и при шестнадцатом, где учился Саша.

По закону, они только до 23 лет должны сопровождать выпускника, так что помощь Татьяны Ивановны – это чисто акт доброй воли.

«Что больше всего меня волнует – ну, положим мы его в больницу, полежит он там два месяца, и что дальше? Пока никто не знает», – рассуждает Жанна Александровна.

Самый лучший сценарий – его ставят на очередь, и он получает квартиру, только где он будет жить всё это время – никто не знает. И, конечно, он может не справиться с квартирой. Нельзя оставлять его без лечения нарколога и помощи психолога. 

Весь день бомж разгружает киоски Весь день бомж разгружает киоски. Фото Романа Ковалёва, АиФ

«Самый худший вариант – сделать вид, что Сашки нет – и все живут спокойно, – считает учительница. – Был такой фильм «Антон тут рядом». Вот Сашка тут рядом, он живёт на улице, где его могут обидеть».

Зимой Саша рано прятался в своё убежище, а летом темнеет поздно, и он боится на глазах у кого-то в своё жилище уходить. И хоть все уверяют Жанну Александровну в том, что Саше ничего не угрожает, однажды его уже посадили в машину и увезли. Три дня пропадал – приехал избитый. История эта связана с неким господином по имени «Спрут». Он называет себя «смотрящим». Жанна Александровна однажды встретилась и с ним:

«Я шла к Саше и увидела, что к нему направляется и этот Спрут. Я его догнала и спрашиваю: «Молодой человек, а вы кто?». Он закричал: «Саша, объясни ей, кто я! Я смотрящий!». Я говорю: «Извините, но я тут смотрящая за Сашкой». Он раскричался, а я спросила, где он был, смотрящий, когда Саша лежал тут с воспалением лёгких? Он к Саше кинулся: «Ты что мне не позвонил? Да я тут всех таких поднимаю!». Заботливый оказался Спрут. Потом тут разборки устраивали с ним. Он пропал одно время, сейчас вроде опять появился. Вот Саша его побаивается. А что сделать? Написать заявление в полицию? Кто им там будет заниматься…»

Саша старается не упустить никакую возможность заработать Саша старается не упустить никакую возможность заработать. Фото Романа Ковалёва, АиФ

Мимо с деловым видом проходит Саша с коробками.

«Вот так он и суетится целый день. Сейчас моя задача – положить его в «наркологию». Пусть его вылечат. В наркологическом кабинете нас очень хорошо встретили, Саше там понравилось. Но вот эта рана не позволила нам лечь в больницу. Будем лечить. Месяц, наверное, ещё понадобится. Я через день делаю ему перевязки. Лекарства дорогие. Всё, всё, всё на свои деньги».

Как-то раз Сашка скопил целую тысячу рублей: ему выдали сразу, и он потом отрабатывал. Жанна Александровна забрала её, мало ли, для каких целей понадобится – лекарства, еда. Её подопечный устроил истерику, разбил её телефон: «Отдайте мне деньги».

«Я пришла, отдала ему и говорю: «Сашка, я больше ничего не буду для тебя делать», – и ушла, – рассказывает омичка. – У меня уже руки опустились, думаю: «Пошёл к чёрту!» – я так устала. И в этот же день мне звонит Татьяна Ивановна – поехали, говорит, класть его в больницу».

К сожалению, у Саши очень плохая память, он всё забывает. Может, например, начать есть и вспомнить, что только недавно обедал.

И этот конфликт забыл. «У него, конечно, эмоциональная сфера очень бедная, поэтому я и не жду от него какой-то реакции. Но он мне может иногда позвонить. Вот он уехал на дачу помогать кому-то и остался там ночевать. Слал смс мне всё утро. Я перезвонила – подумала, что-то случилось. А он ответил, что просто хотел рассказать, что он на даче, чтобы я его не теряла», – вспоминает Жанна Александровна.

Дома у неё – неприятности. Сын нейтральную позицию занял, замечаний не делает. А вот мама относится очень болезненно. Всё время спрашивает, когда всё это кончится. 

«Всё так тяжело, всё так сложно, – рассказывает учительница. – Я очень надеюсь на Центр социальной адаптации, я по Интернету смотрела, там есть и стационар ночного пребывания, и круглосуточный стационар. Но в Интернете читаешь – всё замечательно, а приезжаешь – и туда он не подходит, и сюда не проходит. Ну, хотя бы сухой паёк бы ему давали. Я же не могу его прокормить. Этой зимой у меня была подработка, и я могла ему сто рублей выделить в день, а сейчас у меня голая пенсия».

Саша закончил работу и подошёл к своей «опекунше».

Жанна Александровна надеется, что Сашу удастся вылечить и социализировать Жанна Александровна надеется, что Сашу удастся вылечить и социализировать. Фото Романа Ковалёва, АиФ

– Саша, а тебе хочется пройти курс лечения?» – Жанна Александровна помогает вытянуть из Саши хотя бы несколько фраз.

– Конечно!

– А почему тебе хочется?

– Потому что хорошим такая жизнь не закончится. Алкоголь – это враг, – будто цитирует брошюру реабилитационного центра Саша. – Это поначалу так, привык, а потом – разложение печени, раз и всё. И, можно сказать, в могилу слёг.

– Повязка держится?

– Держится.

– Саша, я всё забываю, сколько дней мы уже не пили витамины, – Жанна Александровна передаёт таблетки Саше.

– Да, и вчера не пили.

В день удаётся заработать до 200 рублей, но часто зарплату отдают продуктами В день удаётся заработать до 200 рублей, но часто зарплату отдают продуктами. Фото Романа Ковалёва, АиФ

После приёма витаминов Саша неожиданно разговорился.

– Как-то доблестная полиция подходит ко мне, когда я подметал: «Товарищ Егоров, или как вас там? Предъявите документы!». Я говорю: «Какой разговор – пожалуйста! Вот паспорт новый, вот прописка».

Продукты – пожалуйста, а денег – нет

Саша рассказывает, как его иногда эксплуатирует полиция – заставляют грязную работу делать – трупы грузить, например.

«Вот последний раз я ездил – повесился, а может, повесили, человек на дереве. Сказали, что там два метра пронести его, а оказалось, чуть ли не полкилометра тащить пришлось».

За такую помощь полицейские приплачивают.

«Платят по-разному, смотря какие опера. Нормальные платят по двести, по триста рублей.  А «такие» платят по сто пятьдесят».

– Саш, такой нескромный вопрос, ты сколько в день зарабатываешь? – меняет тему Жанна Александровна.

– Ну, посчитайте – три киоска по семьдесят и магазин семьсот.

Повисла пауза.

– Что ты мне рассказываешь? Какие семьсот?

– Я вам говорю серьёзно, – немного обиженного отвечает Саша. – Семьсот рублей.

– А где деньги? – резонно спрашивает Жанна Александровна.

– Деньги не дают. Продукты – пожалуйста, а деньги – нет.

«Лучше бы они ему мазь купили дорогую, чтобы ожог вылечить. Не получает он, конечно, семьсот рублей».

Вместе с уличным олигархом мы отправляемся смотреть его жилище, которое Жанна Александровна ласково называет «бомболюк».

Зимой Саша живёт здесь. Летом предпочитает спать на улице Зимой Саша живёт здесь. Летом предпочитает спать на улице. Фото Романа Ковалёва, АиФ

Саша рассуждает о вступивших в силу законах:

«Сейчас же всё поменяли. Даже если покуришь в неположенном месте, штраф минимум 500 рублей, а если с ребёнком рядом, то полторы тысячи. А если с алкоголем, то две с половиной. Сейчас, не поверите, пиво в бутылках запретили пить. Только баночное. Этот закон ещё не закреплён, но когда его закрепят, то бутылочного пива вообще не будет».

Состояние «бомболюка» не порадовало Жанну Александровну.

– Саш, это что такое? Что за свинарник?

– Да я же здесь не сплю, я только вещи храню тут.

– Вот я ему нашла замечательный тёплый двухместный спальный мешок. Он ведь спал на улице. Саша, ну как можно в таком гадюшнике жить?

– Да я сплю в кустах, вытаскиваю мешок.

Видно, что Саша расстроил Жанну Александровну:

– Саш, ты скажи, ты чувствуешь, что я бьюсь, и Татьяна Ивановна бьётся, а вот ради чего мы это всё делаем?

– Ради того, чтобы я нормальным стал, не опускался всё ниже», – серьёзно отвечает Саша.

На складе мини-рынка Саша проводит целый день На складе мини-рынка Саша проводит целый день. Фото Романа Ковалёва, АиФ

Мы возвращаемся на склад, где бомж работает и проводит большую часть дня.

Сейчас тут уже никого нет – в восемь часов склад закрывается. И Саше некуда пойти. Спать ещё рано – слишком светло, могут заметить. Делать ему нечего, и приходится болтаться по окрестностям. В это время и происходят все неприятности – алкоголь, драки. Жанна Александровна гуляет здесь совсем без страха:

«Я ничего не боюсь, абсолютно. Правда, одна Сашкина подружка мне чуть фингал под глаз не поставила, – смеётся Жанна Александровна. – Приревновала. Но потом ей всё объяснили – она мне руки целовала. Я, конечно, и смеюсь, хотя поводов для радости мало, что делать».

Саша находит момент и объявляет Жанне Александровне, что завтра у Дениса, его друга, день рождения, со всеми вытекающими, а точнее, втекающими последствиями.

«О господи! Это же ничего не значит. Торт кушай, ладно?»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество