5990

Наперекор царю. Советник Николая I оправдал невиновных «заговорщиков»

АиФ №50. Родился - вставай в очередь! 11/12/2013
Дмитрий Дашков.
Дмитрий Дашков. Commons.wikimedia.org

​Об этом государственном дея­теле рассказывает Александр Звягинцев, заместитель Генерального прокурора РФ. Полную версию можно прочитать в его книге «Казусы империи» и ближайшем номере журнала «Орден».

Вредный Пушкин

В 1828 г. император Николай I, находясь в дейст­вующей армии, которая тогда вела войну с Турцией, получил из России очень тревожное послание. Этот документ подготовил и прислал из Петербурга заместитель управляющего Третьим отделением Максим Яковлевич фон Фок и адресовал его своему шефу, грозному Александру Христофоровичу Бенкендорфу, для доклада государю.

В письме сообщалось о якобы готовившемся издании антиправительственной политической газеты. Фон Фок писал: «В Москве опять составилась партия для издавания газеты политической, ежедневной под названием «Утренний Листок». Все эти издатели по многим отношениям весьма подозрительны, ибо явно проповедуют либерализм. Ныне известно, что партию составляют князь Вяземский, Пушкин, Титов, Шевырёв, князь Одоевский… и ещё несколько отчаянных юношей... Издание частной газеты в Москве будет весьма вредно для общего духа и мнения». К записке фон Фок приложил и номер этой газеты со своими замечаниями на полях.

Бенкендорф, прежде чем доложить о записке Николаю I, передал её «на изучение» статс-секретарю государя Дмитрию Васильевичу Дашкову. Тот внимательно озна­комился с ней и, не убоявшись гнева всесильного царе­дворца фон Фока, представил свои замечания и возражения, дав достойную отповедь автору послания. Почти все замечания фон Фока, сделанные им на полях газетной статьи, пестрят такими выражениями Дашкова: «Это умышленная натяжка», «неправда», «умышленно кривое толкование» и т. п.

В своём же заключении Дашков писал: «Цель сей статьи есть то, чтобы побудить Правительство к запрещению издания в Москве предполагаемой политической газеты…» И здесь Дашков даёт положительные отзывы о Вяземском, Пушкине, Титове, Одоевском. Он пишет, что считает долгом сказать о них своё мнение «по чести и совести». «Я знаю Вяземского с самых молодых его лет за человека с умом, с душою, с честью... Он не заговорщик и не враг правительству: в этом поручатся все его знающие. О Пушкине говорить нечего: его хорошие и дурные качест­ва известны, кажется, правительству в прямом смысле…»

«Польское» дело

Дашков всегда был твёрд в своих мнениях. Он обладал поистине «взрывной» энергией, хотя был немного ленив и любил откладывать дела «до завтра». Но, если уж необходимо было сделать что-то нужное и важное, мог работать без устали день и ночь. Когда Дашков состоял в должности статс-секретаря Николая I, царь поручил ему подготовить доклад об устройстве княжеств Молдавии и Валахии. Дмитрий Васильевич принялся за работу вечером и просидел над запиской без отдыха более суток. Мелким почерком, почти без помарок, он подготовил великолепный 12-страничный доклад, где всё последовательно вытекало одно из другого. Император остался очень доволен и быстротой, и качеством подготовленного документа.

Николай I
Николай I. Фото: Commons.wikimedia.org

О твёрдости Дашкова в отстаивании своего мнения свидетельствует и такой факт. В середине 1830-х г. Правительствующий сенат рассмотрел уголовное дело в отношении группы поляков, обвинённых в заговоре против императора. Николай I лично контролировал это дело. Однако Сенат не оправдал надежд самодержца и «по недостаточности улик» оправдал подсудимых. Разгневанный император перенёс рассмотрение дела в Государственный совет. Во время заседания Совета Дашков в качестве генерал-прокурора давал заключение по делу. Он скрупулёзно разобрал приговор Сената и так виртуозно обосновал свои доводы о невиновности подсудимых, что большинством голосов Госсовет высказался за утверждение оправдательного приговора Сената. Такой поворот дела, конечно же, не удовлетворил Николая I. Он вернул журнал с мнением Совета на повторное рассмотрение. Однако и на повторном заседании Совета Дашков блестяще доказал законность и обоснованность приговора. Государственный совет вновь оставил в силе приговор и своё решение. Журнал заседания Совета, как всегда, был направлен императору на высочайшее утверждение. Николай I держал его у себя 2 недели, но затем всё же утвердил.

Друг царя

Вскоре после этого Дашкову необходимо было сделать царю ряд докладов. Он поехал во дворец, не надеясь уже вернуться министром юстиции и генерал-прокурором. Но вопреки ожиданию император встретил его приветливо и только заметил: «Ну, Дашков, мы с тобой поспорили, но я надеюсь, что это нашей дружбе не повредит».

Дмитрий Васильевич был прогрессивно мыслящим государственным деятелем. В течение почти десятилетнего управления Министерством юстиции он проявлял, как отмечали современники, «весьма живую и разностороннюю деятельность». Дашков, в частности, вынашивал идею введения в России гласного судопроизводства, создания адвокатуры. Именно при нём было открыто первое в России училище правоведения. Хорошо знавший Дмитрия Васильевича известный русский мему­арист Филипп Филиппович Вигель писал о нём: «Чрезвычайно вспыльчив и нетерпелив, но необычайная сила рассудка, коим его одарила природа, останавливала его в пределах умеренности».

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых