aif.ru counter
07.08.2015 00:02
15692

Безобразов и его клика. Как отставной офицер развязал русско-японскую войну

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Александр Михайлович Безобразов.
Александр Михайлович Безобразов. © / Public Domain

Достойный человек из «Священной дружины»

В русской истории неоднократно бывало так, что на принятие важнейших политических решений оказывал влияние весьма незначительный, но достаточно ловкий и энергичный человек, сумевший войти в доверие к сильным мира сего.

На рубеже XIX и XX веков эту роль сыграл отставной офицер Александр Михайлович Безобразов.

Представитель старинного рода Безобразовых, сын санкт-петербургского уездного предводителя дворянства, камергера Михаила Александровича Безобразова, на военной службе больших успехов не добился. После окончания в 1873 году Пажеского корпуса он несколько лет прослужил в Кавалергардском полку, в 1882 году выйдя в запас. Переместившись на гражданскую службу, Александр Безобразов заведовал хозяйственной частью Императорской охоты, а затем состоял чиновником особых поручений при Главном управлении Восточной Сибирью.

Главным достижением карьеры Безобразова стали обширные связи, нажитые за время службы. В 1881 году Безобразов вступил в тайное общество «Добровольная охрана», позднее переименованное в «Священную дружину», которое возглавлял граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков. Общество ставило перед собой задачу бороться с любой крамолой на самодержавие тайными средствами. В «Священной дружине» Безобразов заслужил репутацию преданного монархиста и благосклонность влиятельного графа Воронцова-Дашкова, входившего в ближний круг императора.

Как нам обустроить Корею

В 1896 году Безобразов составил записку, в которой содержался проект создания в Маньчжурии, по границе с Кореей, вдоль реки Ялу, особых заслонов под видом коммерческих предприятий, которые должны были обеспечить экспансию России в Корею с одновременным вытеснением оттуда японцев. Предполагалось, что предприятия будут созданы в виде частных акционерных обществ при финансовой и политической поддержке правительства.

Проект, на первый взгляд, отвечал существовавшей в тот период политической линии продвижения российских интересов на Дальнем Востоке. Однако у дипломатов и членов правительства было иное мнение — реализация этих замыслов грозила окончательно испортить отношения с Японией, которая, стремительно развиваясь, предпринимала попытки закрепиться в Китае и рассматривала Корею как зону своих государственных интересов. Категорическим противником проекта Безобразова стал влиятельный министр финансов Сергей Витте.

Сторонников у Безобразова, однако, тоже нашлось немало. В число тех, кого впоследствии назовут «безобразовской кликой», вошли его двоюродныйбрат Алексей Абаза, сослуживец по Кавалергардскому полку Владимир Вонлярлярский, однокашник Вонлярлярского по лицею, посол России в Корее Николай Матюнин и другие. Все они обладали хорошими связями и положением в верхах, а также отменным чутьём на предприятия, сулившие большой доход.

Визит к императору

В 1896 году владивостокский купец Юлий Бринер, дед будущей звезды Голливуда Юла Бриннера, получил у корейского правительства лесные концессии на реке Ялу на границе между Китаем и Кореей. Однако проект оказался убыточным, и Бриннер выставил его на продажу. Безобразов с единомышленниками выступили за приобретение концессий на реке Ялу, чтобы с них начать реализацию своих замыслов.

Но денег на задуманное у Безобразова не было, а для того, чтобы убедить вкладывать свои средства состоятельных представителей российской элиты, нужно было заручиться поддержкой главного человека в Российской империи.

Подступиться к Николаю II Безобразову удалось через графа Воронцова-Дашкова и великого князя Александра Михайловича, горячего сторонника русской экспансии на Тихом океане.

У последнего русского императора была слабость: он обожал «истинно русских людей» из крайне правых организаций. Безобразов, заслуживший расположение Николая II как член «Священной дружины», нарисовал перед императором сказочные картины будущего господства России на Дальнем Востоке, чем окончательно поразил сердце Николая. С этого момента проект получил высочайшую поддержку, с которой члены «безобразовской клики» принялись принимать средства инвесторов, дававших деньги под императорские гарантии. Среди тех, кто стал финансировать корейские лесные концессии, оказались великие князья, генералы и даже вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Да и сам Николай II повелел выделять деньги на «безобразовский проект».

Бунт вернейшего из министров

Последнее обстоятельство вызвало настоящий «скандал в благородном семействе»: взбунтовался верноподданнейший из верноподданных, министр императорского двора граф Владимир Борисович Фредерикс. Обнаружив, что Безобразов получает аудиенции у царя без ведома членов правительства, граф Фредерикс прямо указал царю на нежелательность подобных контактов. Кроме того, министр указал, что прямое финансовое участие царя в этом со всех сторон сомнительном мероприятии в итоге ударит по авторитету монархии. Кроме того, Фредерикс сказал, что нынешние относительно скромные просьбы Безобразова о выделении 200 000 рублей — это лишь начало, а далее речь пойдёт о миллионах. Николай II обещал подумать, но на следующий день Фредерикс получил от него записку: «Прошу Вас выдать Безобразову 200 000». Тогда граф снова отправился в Царское Село, но на этот раз уже с просьбой об отставке. Такого поворота Николай II не ожидал и сумел убедить Фредерикса остаться. Вопрос с деньгами решили иначе — было объявлено, что речь идёт о личном пособии, выделенном Безобразову.

Сомнительное предприятие

Русские дипломаты продолжали протестовать: обстановка на Дальнем Востоке крайне сложная, и новые агрессивные шаги России спровоцируют военное столкновения с тяжёлыми последствиями.

Витте, глава МИДа граф Ламсдорф и военный министр генерал Куропаткин настаивали на том, что России всеми силами следует избегать конфликта с Японией, даже если для этого придётся пойти на уступки в Корее и Маньчжурии. России нужно было время для развития своих дальневосточных территорий, создания транспортной инфраструктуры, без чего реальное отстаивание интересов в регионе не представлялось возможным.

Но Николай II не любил слушать скептиков. Совсем иное дело Безобразов, рассуждавший о необходимости решительного противодействия агрессивным поползновениям японцев.

Для ведения операций в Корее были созданы Восточно-Азиатская промышленная компания, а также Лесопромышленное товарищество, которому было дано право содержать особую лесную охранную стражу.

Сергей Витте, лидер «антибезобразовской оппозиции», прямо указывал на то, что проект весьма сомнительно выглядит с финансовой точки зрения. Согласно уставу Восточно-Азиатской компании, она может приступить к реализации своих задач только после внесения 20 процентов паёв в течении полугода, и справка об этом должна была быть предоставлена в Министерство финансов. Этого сделано не было, и юридически компания должна была считаться несостоявшейся. По настоянию Витте, Николай II приказал Безобразову ликвидировать компанию, однако тому удалось убедить Николая посредством личного общения в том, что это очень успешное дело, несмотря ни на что. В итоге Безобразов снова сохранил свои позиции.

Великий князь Александр Михайлович, изначально поддержавший Безобразова, по личной просьбе Николая II около года возглавлял концессию на реке Ялу, однако затем покинул её, обнаружив масштабные финансовые махинации.

Но, поскольку великий князь покинул свой пост тихо, не устраивая конфликта, для многих его уход остался незамеченным, и в России бытовало мнение, что концессия на реке Ялу — это бизнес царской семьи и лично Николая II.

Политика принуждения

В 1902 году Безобразов, находящийся в командировке с высочайшим поручением в Порт-Артуре, заявляет о необходимости учреждения на Дальнем Востоке наместничества. Подобный шаг, несомненно, приближал Россию к войне, о чём Николаю II раз за разом говорили противники Безобразова.

Но император, натура увлекающаяся, совсем потерял голову. В 1903 году Александр Безобразов получает должность статс-секретаря и в этом качестве проводит совещание в Порт-Артуре с генералом Куропаткиным, с российскими дипломатическими представителями в Китае и Корее, российским военным агентом в Японии, а также с чиновниками гражданской и военной администрации на Дальнем Востоке. Тема совещания: изыскание способов к мирному разрешению, без ущерба достоинству России, русско-японского конфликта.

Участники совещания категоричны — военное противостояние в Маньчжурии и Корее пойдёт во вред России. У Безобразова иная точка зрения — Россия должна отстаивать свои интересы до конца, не останавливаясь перед применением оружия.

В июле 1903 года Безобразов делает доклад императору, в котором заявляет, что выходом из сложившегося положения может быть лишь дальнейшее усиление военного присутствия России на берегах Тихого океана, изолирование Японии от содействия остальных держав и последующее достижение соглашений на удобных для России условиях после изменения политики Токио.

Последняя капля

Только за первую половину 1903 года на «нужды концессии» Безобразовым были потрачены 2 миллиона выделенных государством рублей, после чего последовали новые требования о выделении средств. Предприятие погрязло в многомиллионных долгах, деньги растворялись в воздухе. Те, кто сумел увидеть, как ведутся дела на реке Ялу, откровенно говорили, что «безобразовцы» совершенно не разбираются в вопросах, которыми занимаются. Ровно о том же говорили и дипломаты, предупреждавшие, что любимец Николая II уверенно ведёт дело к катастрофе.

Император словно не слышал этого. 30 июля 1903 года последовал высочайший указ об учреждении на Дальнем Востоке наместничества, а в Санкт-Петербурге — Особого комитета по делам Дальнего Востока, в состав которого вошёл и Александр Безобразов. На реке Ялу несколько сотен русских солдат, переодетых в гражданскую одежду, под видом лесозаготовок занимались строительством военных дорог. В деревне Йонгампо под видом рабочих были размещены до сотни военных, которые под видом складов построили бараки, конюшню и мол.

Трудно было придумать более откровенный способ демонстрации намерений сохранить военное присутствие в Корее. Япония была в ярости. Переговоры о разграничении сфер влияния на Дальнем Востоке завершились провалом, и русско-японская война стала неизбежной. 6 февраля 1904 года Япония официально объявила о разрыве дипломатических отношений с Россией, а три дня спустя начались боевые действия.

Ни суда, ни следствия

Защитники Безобразова, а в действительности, конечно, защитники Николая II упирают на то, что агрессивные планы Японии были сформулированы ранее, и Россия попросту была лишена возможности избежать войны без уступок, наносящих ей непоправимый ущерб.

Однако жёсткая линия Безобразова в реальности не была подкреплена ничем. К войне на Дальнем Востоке Россия оказалась совершенно не готова, что в итоге обернулось унизительным поражением и территориальными потерями. Ну а об исчезнувших бесследно миллионах рублей и говорить не приходится — эта финансовая афера ударила по репутации Николая II, до последнего прикрывавшего членов «безобразовской клики».

Военное поражение поставило крест на политической карьере Александра Безобразова и других членов «клики», однако судебного преследования они благополучно избежали. Неудивительно, ведь случись таковое, наружу могли выплыть крайне неприглядные факты о членах царской фамилии, чего власти, разумеется, допустить не могли.

Александр Михайлович Безобразов пережил своего царственного покровителя. После революции он эмигрировал во Францию и закончил свои дни в Русском старческом доме в Сент-Женевьев-де-Буа в 1931 году в возрасте 78 лет.

Оставить комментарий (5)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество