Примерное время чтения: 6 минут
1360

Военная медицина: почему солдаты гибнут от «глупых болячек»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Великий шут в эпоху мелкого царя 23/01/2013

В XXI веке вдруг выяснилось, что пневмония - неизлечимое заболевание. По крайней мере для военной медицины. Той, что всегда была одной из самых продвинутых в советском и - до реформ - российском здраво­охранении.

Новый министр обороны Сергей Шойгу отреагировал на это безобразие, едва приступив к новым обязанностям, и после предупреждения уволил главного военного медика РФ.

Развалили всё

Следственный комитет возбудил уголовное дело в связи со смертью в конце декабря - начале января в подмосковном Подольске четверых солдат-срочников. Мальчишки едва успели прослужить месяц после призыва и погибли от воспаления лёгких. Кто виноват в их гибели, теперь выясняют следователи. Судя по всему, это чудовищное ЧП стало одной из причин отставки главного военврача В. Новикова.

Конечно, то, что методично разваливалось годами, невозможно восстановить быстро. За время работы бывшего министра Сердюкова военная медицина оказалась на грани разрушения. Число военных медиков сократилось почти на 70%. Были закрыты 4 военно-медицинских института, в том числе Госинститут усовершенствования военных врачей, а в 2013 г. намечалось упразднение всех военных вузов, кроме ВМА им. Кирова, да и ту хотели вывезти из Питера. Медиков отправляли на «гражданку» целыми госпиталями. Были расформированы более 30 госпиталей и десятки поликлиник, до конца 2012 г. планировалось закрыть ещё 30 лечебных учреждений для военных. Новый министр инициативу тормознул. Реформаторы прикрывались благими целями: якобы ­сэкономленные средства пойдут на увеличение зарплат воен­врачам, закупку лекарств и оборудования.

«Но на деле этого не произошло, - говорит Виктор Литовкин, ответственный редактор «Независимого военного обозрения». - Поспешное закрытие военных госпиталей и поликлиник, которое произошло в последние годы, принесло армии и её отставникам только вред. По данным комиссии Общественной палаты по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, после так называемого реформирования военной медицины «по Сердюкову» военные госпитали, поликлиники отсутст­вуют в 47 субъектах России, где проходят службу 43 тыс. военнослужащих и проживают более 350 тыс. военных пенсионеров. Солдаты-срочники и офицеры вместе с ветеранами оказались лишены бесплатного медобеспечения».

Но и те, кому всё же «повезло» лечиться в обычной ведомст­венной поликлинике (речь не идёт о федеральных клиниках типа госпиталя Бурденко), вряд ли были поражены наличием передовых технологий. Даже если есть свежий ремонт, лекарст­ва выписывают самые простые и дешёвые. Очереди в кабинеты врачей такие же, как в штат­ских районных поликлиниках. Диагностического оборудования во многих нет. Неслучайно С. Шойгу, ознакомившись с положением дел, первым делом распорядился выделить на закупку высокотехнологичного медоборудования 1,4 млрд руб.

Солдат не болеет, а сачкует

«У моего сына, проходившего службу в армии, начали болеть колени, - рассказывает наша читательница из Москвы Наталья Г. - Его таскали в военные медучреждения, давали какие-то противовоспалительные таблетки, но диагноза поставить не смогли. Это продолжалось несколько месяцев. Тогда я задала руководству части прямой вопрос: могут ли они обеспечить диагностику и полноценное лечение? Мне сказали, что все возможности они уже исчерпали. Я попросила отпустить сына для обследования по месту жительства. Три месяца (!) получали разрешение командования. В Москве обследовали, диагноз поставили сразу, лекарства купили».

Незадолго до гибели солдат в Подольске от пневмонии погиб военнослужащий в Екатеринбурге. И о подобных случаях смерти ребят от каких-то совершенно глупых болячек мы слышим каждый год.

«Это всё из-за скотского отношения к людям, - уверен Виктор Литовкин. - Если солдат пожаловался на плохое самочувствие, командир считает, что солдат сачкует. Конечно, так не везде. Как правило, военные врачи - хорошие специалисты. Но если болезнь запущена, в больнице нет нормального диагностического оборудования, то и они бессильны».

При этом сами медицинские генералы кивают на хроническое недофинансирование - всего 40% от необходимого: вместо 10 млрд руб. воен­ная медицина получает всего 4 млрд. Якобы именно поэтому они не могут обеспечить должное медобслуживание военных и ветеранов.

И именно по этой причине большая часть военных лечебниц в руинах: туда не то что современное оборудование поставить нельзя, того и гляди стены обрушатся. По данным Минобороны, более 85% военных лечебных учреждений Южного военного округа старше сорока лет. В Центральном таких 87%. В Западном - 61, в Восточном - 56%. А в среднем по стране таких госпиталей 70%. Новый кардиологический центр в госпитале Бурденко строится уже более 10 лет, такие долгострои есть в 3-м центральном военном клиническом госпитале им. Вишневского в Подольске.

По мнению Виктора Литовкина и других специалистов, дело не только в отсутствии денег. Нужно вернуть военным санаторно-курортную службу - несколько лет назад она была выведена из медицинского главка. А финансами - правильно распорядиться. Повысить зарплаты военным врачам и гражданским медикам, работающим в ведомственных учреждениях, достроить новые современные медцентры, оборудовать старые. Поручения министр уже раздал. Как они будут выполняться - увидим.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (6)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах