2057

Вячеслав Костиков: А вас тревожат блохи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. Возвращение блудного доллара 28/08/2013
Коллаж Андрея Дорофеева

Во времена СССР по радио часто крутили шутливую песню Мусоргского со словами из «Фауста» Гёте: «Жил-был король когда-то, при нём блоха жила...» Сегодня песню почти забыли. А зря: в ней таится весьма поучительный смысл.

В песне рассказывалось о том, как король пригрел на своём теле придворную блоху и всячески лелеял её: заказывал для неё бархатные кафтаны и за какие-то неизвестные заслуги даже возвёл её в сан министра и пожаловал звезду.

Частота исполнения песни была неслучайной. Говорят, что её любил сам тов. Сталин. Причём в исполнении

Ф. Шаляпина, несмотря на то что знаменитый певец жил в эмиграции и наотрез отказался возвращаться в Совдепию. Но у популярности песни о блохе была и другая причина. Советская пропаганда придавала этой музыкальной шутке серьёзный идеологический смысл. Это было напоминание о паразитирующем, антинародном характере царской власти. И, естественно, о том, что новая власть - власть рабочих и кресть­ян - преодолела все её изъяны.

Сегодня песня исполняется крайне редко. Последний царь у нас теперь считается мучеником, и напоминать о пороках царского двора немодно, ведь все пороки в прошлом. У нас теперь не монархия, а демо­кратия, парламент, Конституционный суд, многопартийность, Общественная палата, омбудсмен (прости Господи) по правам человека. А блохи, ведавшие именем государя делами двора, - это всё в прошлом. А если какая, взбесившись от избытка корма, и станет покусывать - её тотчас к ногтю. Или лучше (у нас же не николаевский кровавый режим!) - за границу. Прыгай себе на берегах Темзы!

О блохах

Но так ли на самом деле? Действительно ли перевелись в России государевы блохи? А может быть, они, овладев новыми административными ресурсами, продолжают править за спиной государя свой блошиный бал? Вот и в энциклопедиях сказано, что блохи крайне живучи, «способны улавливать тончайшие колебания воздуха» и даже «удерживаться на поверхности под любым углом». К тому же у блох есть особо ценимое в выс­ших сферах качество, позволяющее им сохранять близкие отношения с королями: их необыкновенная блошиная верность - «лояльность», как сказали бы сегодня политологи. Даже напившись крови (наворовав), блохи крайне редко покидают полюбившееся тело.

Но к чему это мы вдруг в конце лета о блохах? Как будто нет других, приятных сюжетов. На столь пространные рассуждения нас подвигло приближение нового политического сезона. И - грустные воспоминания о сезонах прошедших. Как ни напрягаешь память, пытаясь вспомнить о чём-нибудь значительном, масштабном, что свершилось в стране за последние годы, в голову, словно блохи, лезут какие-то политические мелочи. Не деяния, а политические прискоки и коленца. И со стороны власти, и со стороны оппозиции. Если послушать министров, депутатов, сенаторов и даже пастырей, то в стране если ещё не рай, то дорога к раю. Ежегодно принимаются сотни новых законов, отдаются важнейшие распоряжения, призванные «углу´бить» (как говорил М. Горбачёв) демократию и улучшить жизнь народа.

Прыжки на месте

Но прогремели слова, отшумели форумы… и через месяц, неделю, а иногда и на другой день нечего вспомнить, кроме шума за сценой. Память засоряют какие-то «пусси», неистовая борьба с иностранными агентами, с геями и лесбиянками, атаки губернаторов на «плохие выставки» и «плохие спектакли», скандалы вокруг Навального, воспоминания о том, как тов. Билалов с большой пользой для себя обустроил курорты Северного Кавказа. Смутно вспоминается начавшееся так громко дело о подмосковных казино. Вязнут в мозгу вопросы о том, кто кого побил на Болотной площади: митингующие омоновцев или омоновцы митингующих? На фоне масштабного воровства в Министерстве обороны народ с интересом обсуждает поразительный гуманизм по отношению к фигурантам «Оборонсервиса». Вспоминаются запреты Церковью русалок и водяных, шествия хоругвеносцев и казаков и… нескончаемые разговоры о Ленине - Сталине (живо их «бессмертное наследие» или нет). И наконец, вершина последнего политического сезона - дело Сноудена. Бедняга Сноуден так взбудоражил нашу безмятежную жизнь, что Федеральная служба безопасности из страха перед нашествием шпионов принялась закупать пишущие машинки со старославянским шрифтом.

А Россия стоит на месте. День­ги и умы продолжают убегать. Рубль падает. Споры идут о том, что у нас - стагнация, застой или рецессия? Политика утрачивает масштаб. Мы обсуждаем не «пятилетку за три года», не «освоение целины» и даже не «догнать и перегнать», а выходки Жириновского, перспективы орального секса в России, зарубежные счета сенаторов, дачу Патриарха, смерть Березовского, игру в бадминтон Медведева и невероятных размеров щуку Путина. У нас даже не политический базар, а политический блошиный рынок.

* * *

Не знаю, беспокоят ли расплодившиеся на всех уровнях власти политические блохи Владимира Владимировича? Судя по последним мерам в кадровой политике - стали беспокоить. Беспокоят они и россиян. По социологическим опросам, население всё больше раздражает даже не столько засилье чиновников, сколько их некомпетент­ность, лень, враньё, неумение заглянуть за пределы текущих событий. Дамбы строят, когда уже затопило. «Политика нагоняет на россиян тоску», - свидетельствуют социологи «Левада-центра»: 80% россиян считают, что политики заинтересованы лишь в том, чтобы получить или удержать власть. На фоне таких оценок поражает другое: «индекс социального спокойствия» в стране растёт. По подсчётам Фонда общественного мнения, с января 2011 г. он поднялся на 21 пункт. Неужели россияне так привыкли к блохам, что не замечают укусов? Может, спят на ходу?

 
Вячеслав Костиков

директор аналитического центра

«Аргументы и Факты»

 

 

Читайте также

 

Оставить комментарий (1056)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество