412

Дмитрий Шпаро о встрече с белым медведем, преодолении себя и дне полярника

Фото: АИФ

Безопасность и никакого авантюризма

«АиФ.ru»: - Дмитрий Игоревич, вы первым достигли Северного Полюса на лыжах, какие ощущения вас переполняли в тот момент, когда вы добрались до заветной цели?

Д. Ш.: - Нас было семеро. Что касается ощущений, то это большое счастье по поводу победы – до слёз, чувство любви к своим товарищам, потому что мы были очень дружны и близки. Ну, и гордость за страну, конечно, потому что все завоевания Северного полюса всегда были не только победой человека над северной природой и над собой, но и завоеваниями страны. Это такая точка, которая была интересна для разных стран, они соревновались между собой, поэтому советский флаг на Северном полюсе в результате такой замечательной экспедиции – это было очень приятно, воодушевляло.

«АиФ.ru»: - Я спросила про ваши ощущения в надежде понять, что толкает человека на такие опасные экспедиции. Получается, что гордость за страну сильнее, чем собственная безопасность?

Д. Ш.: - Любой путешественник, когда отправляется в экспедицию, должен максимально обеспечить свою безопасность. Никакого безрассудства или авантюризма не должно быть. Это укладывается в систему компетентности человека, который это всё делает. Нельзя приветствовать путешествия, которые недостаточно подготовлены с точки зрения безопасности, потому что как раз это и является провалом твоего собственного престижа и престижа страны. Как можно поставить страну в неудобное положение, если ей придется тебя спасать, да ещё вдруг спасти не удастся? Человек погиб. Каково всем? Поэтому это сложный вопрос. Я за то, чтобы безопасность была обеспечена на высоком уровне. Матвей, мой младший сын, и Борис Смолин шли полярной ночью от мыса Арктического, архипелаг Северная Земля до Северного полюса. Это путешествие было красиво названо «Тысяча километров до рассвета», потому что они шли тысячу километров до Северного полюса полярной ночью и действительно встретили рассвет уже на Северном полюсе. С точки зрения безопасности это было просто безумное путешествие, но мы рискнули, потому что были такие же, согласные рисковать, профессиональные, компетентные люди, которые сказали, что даже полярной ночью на дрейфующих льдах между землей и Северным полюсом они обеспечат безопасность. Это были полярные лётчики из Управления авиации ФСБ. Хорошо, что ничего не пришлось делать, но они были к этому готовы.

Кадр из видео «АиФ.ru»

«АиФ.ru»: - Но ведь экстремальные ситуации все же случались в вашей биографии, взять хотя бы тот случай, когда вы с сыновьями оказались на дрейфующей льдине.

Д. Ш.: - Стоит пояснить насчёт льдины. Это забавная история. Есть Берингов пролив между Чукоткой и Аляской. Было очень интересно перейти его на лыжах. Мы пошли в это путешествие в 1996 году с Никитой и Матвеем. Был очень сильный шторм с южным ветром, и весь лёд из Берингова пролива, как пробку из шампанского, выбросило на север, в Северный Ледовитый океан. Я – профессиональный путешественник, супернадежный, оказался с сыновьями в такой безвыходной ситуации, что вынужден был дать сигнал SOS. Ни один самолёт, ни один вертолёт с Чукотки подняться не мог из-за пурги. Тогда спасать нас полетели американцы. Они запросили разрешение наших властей пересечь границу, это было очень непросто. Но хочу отметить, что уже через год мы с Матвеем вдвоём Берингов пролив прошли.

Детство в рюкзаке

«АиФ.ru»: - Удивительная вещь, несмотря ни на что, сын Матвей пошел по вашим же стопам и стал очень известным путешественником. Как так получилось, ведь ваша профессия – не сахар?

Д. Ш.: - Могу сказать, что любая профессия, если к ней профессионально относиться – не сахар. Но если ты ей предан, она становится тем, без чего ты обойтись не можешь, твоей самой главной сладостью. Очень сложно говорить про профессию путешественника, потому что профессия – это то, что дает человеку средства к существованию, это его заработок. Конечно, есть известные путешественники – супербогатые, но в России людей, которые бы строили на путешествиях своё финансовое благополучие, нет.

Я думаю, что Матвей заразился страстью к путешествию. Если говорить про его профессию, то он – директор государственного образовательного учреждения «Центр дополнительного образования детей «Лаборатория путешествий». Он – профессиональный педагог дополнительного образования. Мне кажется, что это очень хорошее поле деятельности. Оно связано с путешествиями. Мы решили, что на сегодняшнем уровне нашей жизни очень востребовано как раз воспитание и развитие детей методом спортивного туризма. Фактически туризм сейчас из жизни ушёл, в Советском Союзе он был поставлен очень хорошо.

«АиФ.ru»: - А с какого возраста вы брали своих сыновей в походы?

Д. Ш.: - Мы проводили тренировки, ходили с рюкзаками, и они вместе с кирпичами сидели в рюкзаках или в саночках ехали. Они были соучастниками наших тренировок. Им это всё нравилось. Образ жизни родителей сильно действует на ребёнка, опять-таки, либо со знаком плюс, либо со знаком минус. Если говорить про семейную педагогику, очень часто плохой пример родителей ребёнок оценивает негативно и хочет быть не таким. Так бывает, и надо приветствовать позитивную самостоятельность ребёнка, который учится не курить, видя, что папа курит. А бывает, что ребёнок заражается тем, что папа каждое утро делает зарядку и тоже начинает её делать.

«АиФ.ru»: - У вас есть рецепт, как стать профессиональным путешественником?

Д. Ш.: - Я сам – математик (смеётся.) Думаю, не стоит заканчивать вуз, связанный с туризмом. Можно быть кем угодно, это никак не связано с образованием. Нужно начать путешествовать. Чем раньше, тем лучше. И почувствовать вкус путешествия. А это очень сложно, зависит, скорее, от характера. Но если тебе очень понравилось – путешествия, преодоление трудностей, причём своих собственных, потому что это на самом деле гвоздь программы, если тебе нравится отсутствие комфорта, тогда тебе хочется в следующее путешествие. Если ты получаешь удовольствие от этого преодоления, тогда это нормально.

Кадр из видео «АиФ.ru»

Чашка кофе лучше черной икры

«АиФ.ru»: - Дмитрий Игоревич, находясь в затяжных экспедициях, по какому продукту вы больше всего скучали?

Д. Ш.: - Хороший вопрос (смеётся). Когда мы шли к Северному полюсу в 1979 году, мы шли две недели, потом прилетал самолёт и сбрасывал нам питание и бензин на парашюте. Два дня мы стояли, и таким образом могли получить некую порцию продуктов, которых нам хотелось. И вот очередной ящик сбросили. Самолёт улетел. Мы в палатке открыли его, видим – банка кофе. В советское время банка растворимого кофе – это был большой шик. Написано: «Подарок от секретаря Обкома комсомола Якутии». Мы были довольны, потому что кофе очень хотелось. Каким же было наше разочарование, когда мы открыли ее, а там была чёрная икра. Никто не хотел эту икру. Её, конечно, съели потом, но куда больше нам хотелось кофе, печенья, сгущенки.

«АиФ.ru»: - Во время своих северных экспедиций, вы видели белых медведей, наверняка, это были не самые приятные встречи…

Д. Ш.:  - Белых медведей видел, даже ближе, чем мы сейчас с вами находимся. Когда мы шли через Берингов пролив с Матвеем, к нам ночью в палатку пришёл белый медведь: разорвал палатку и почти вошёл. Матвей сидел, в руках у него было ружьё, он уже готов был стрелять. Но непонятно было, куда стрелять, потому что медведь был в предбаннике, и между нами была ещё одна стенка, застёгнутая на молнию. Чтобы увидеть медведя, надо было открыть молнию. Мне ничего не оставалось делать, я подполз и расстегнул молнию. Матвей потом описывал морду медведя так: по форме она была похожа на морду колли, сильно вытянутая, а чёрный нос был размером с ведро. Матвей выстрелил в медведя. Я думал, что он будет стрелять в лоб, но потом выяснилось, что ему стало жалко зверя, и он стрелял по ушам. Медведь, услышав первый выстрел, сделал сальто назад и убежал. Мы его не убили. Это ощущение жалости, которое было у Матвея, я оценил только потом, но мне было приятно, что он так сделал. Он мне сказал: «Представь, мы бы утром вышли, а он здесь лежит. Как было бы тоскливо».

Фото: russianlook.com

«АиФ.ru»: - День полярника будете как-то отмечать?

Д. Ш.:  - Я – «Почетный полярник», получил в своё время это звание от министра морского флота. Матвей и Никита – тоже полярники. Весь наш клуб «Приключения», не все бывали в Арктике, но весь клуб заражён полярной бациллой, поэтому можно про всех сотрудников сказать, что они – приверженцы полярников. Думаю, что 21-го придется устроить какой-нибудь торжественный чай по этому поводу. Хотя 21-го мне надо ехать в Санкт-Петербург, потому что там будет заседать Совет Ассоциации полярников России, которую возглавляет наш самый главный полярник – Артур Чилингаров. Он отмечает этот день таким большим мероприятием, думаю, что я к нему присоединюсь.

Смотрите онлайн-конференцию с Дмитрием Шпаро >>

 

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы