aif.ru counter
13.03.2013 15:11
724

Андрей Сидорчик: Девочка и чёрная кошка

Женя Мельникова. Фото: www.lisaalert.ru

Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно, если её там нет.

Конфуций

На фоне целой серии громких преступлений против детей, прокатившихся по России, новое происшествие было воспринято чрезвычайно болезненно.

Слава Богу, всё закончилось хорошо, ребёнок нашёлся. Но осадок, как говорится, остался.

Праведный гнев чиновника

Но одно дело, когда осадок остаётся у простых людей, полномочиями не облечённых. И совсем другое дело, когда речь идёт о высокопоставленном должностном лице.

Руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета Российской Федерации генерал-майор юстиции Владимир Маркин пишет в своём «Твиттере»: «Слава Богу, что девочка нашлась! Но каков оказался водитель маршрутки, высадил ребёнка на мороз из-за того, что у неё не было денег на проезд! Обязательно найдём негодяя и привлечём к ответственности за оставление ребёнка в опасности по статье 125 УК РФ!»

Этим Маркин не ограничивается и продолжает: «Предлагаю водителю маршрутки, в которой ехала Женя Мельникова, самому явиться в Следственный комитет, иначе всё равно найдём!»

И затем «официальный голос» Следственного Комитета подытоживает: «История с Женей Мельниковой – типичный пример чёрствости и равнодушия, которые порой граничат с преступлением».

Сильно, убедительно и весомо. Любой прочитавший решит, что Следственный комитет располагает всеми неопровержимыми доказательствами злодеяния.

Ведь это говорит не кто-нибудь, а официальный представитель СКР, который, понятно, в силу своей должности просто так ничего не скажет.

А что известно в действительности? Где-то в начале пятого вечера Женя Мельникова ушла из музыкальной школы, где учится играть на арфе, и куда-то бесследно исчезла.

Около половины восьмого ребёнка хватилась мама, полиция тут же начала розыски, к стражам порядка подключились волонтёры из поискового отряда «Лиза Алерт», и совместными усилиями девочку нашли около полуночи на платформе «Лосиноостровская».

Слава Богу, живую и не покалеченную. Спасибо всем, кто быстро среагировал и помог.

Дальше начинается разбирательство, где, собственно, была девочка на протяжении семи часов. И сама Женя выдаёт версию – пошла на маршрутку, деньги потеряла, злой дядя водитель высадил.

Жуткая, возмутительная история.

Снежный ком сомнений

Но любой начинающий оперативник или следователь скажет вам, что прежде всего следует провести проверку заявления, а уж потом решать, есть ли в данном случае состав какого-то преступления.

Именно поэтому полицейские северо-востока Москвы вчера в приватных разговорах громко ругались матом.

Потому что прежде, чем слова девочки были проверены, последовало выступление представителя Следственного комитета, подкреплённое гневом детского омбудсмена Астахова, и полицейским пришлось броситься на розыск кого-то, сильно напоминающего чёрную кошку в тёмной комнате.

Странностей в этой истории, что называется, через край. 9-летняя арфистка Женя ездит в музыкальную школу на занятия из Мытищ уже полтора года. То есть девочка очень самостоятельная. Но в этот раз у неё по какой-то причине не оказалось ни денег, ни мобильного телефона.

Да, мама Жени в одиночку поднимает троих детей. Но при этом у неё приличная машина, весьма достойное жильё, и как-то странно при этом, что ребёнок, ездящий на занятия в другой город, не имеет хотя бы самого простенького аппарата для связи.

Пойдём дальше. Возможно, тем, кто не знает района, о котором идёт речь, кажется, что Женя была брошена на произвол судьбы в голой степи. Но правда в том, что дело происходило среди бела дня в густонаселённом районе. Кругом дома, машины, магазины, пост ГИБДД – короче, людей вокруг более чем достаточно.

Что нужно знать о безопасности: памятка ребёнку. Инфографика >>

Никакого лютого мороза, о котором сейчас говорят, в это время не было. Существенно похолодало только к глубокой ночи, когда, собственно, ребёнка и обнаружили. Отсутствие стужи подтверждается хотя бы тем фактом, что Женя, проведя столько времени на улице, от переохлаждения не пострадала.

Расстояние до станции «Лосиноостровская», где около полуночи обнаружили девочку, оценивается по разному – от 800 метров до 3 километров. Но даже в самом пиковом случае выходит, что за час девочка проходила что-то около 400 метров. Стометровка за 15 минут – это серьёзно. Самой собой, маленький ребёнок не Усэйн Болт, но и не черепаха, чтобы передвигаться столь медленно.

Заблудиться в районе и не найти железную дорогу практически невозможно – она проходит вдоль Ярославского шоссе на весьма незначительном удалении. Кроме того, непонятно, что мешало Жене просто вернуться к своей родной музыкальной школе, где если и нет преподавателей, так охранник-то всегда на месте?

Все мы ходим под статьёй?

Теперь о самом «злодее-водителе». Юная арфистка уверяла, что маршрутка в Мытищи шла пустой и никого, кроме неё и водителя, там не было. Любой, кто знает это направление, скажет – подобного чуда в это время не бывает. Маршрутки от ВДНХ в сторону области идут переполненными, и найти безумца, катающегося порожняком, нереально.

Руководитель транспортной компании, обслуживающей маршрут, привёз в полицию своих водителей, дабы девочка опознала негодяя. Женя призналась, что со многими из водителей ездила раньше (что подтвердили и сами шофёры), но обидчика среди них нет.

Как видим, вся история «злодеяния» представляется чрезвычайно сомнительной.

Но давайте ещё разберёмся, что такое «Оставление в опасности». Согласно УК РФ, это «заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нём заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние».

Можно ли считать, с учётом всех перечисленных обстоятельств, что некий водитель оставил Женю «в опасном для жизни и здоровья состоянии»?

Если да, то, выходит, по этой же статье следует привлечь и маму девочки, не обеспечившую её связью и достаточными денежными средствами. И преподавателя, отпустившего ребёнка в опасное путешествие.

А дальше – ещё лучше. Допустим, идёте вы по двору и видите сидящего на дереве мальчика, болтающего ногами. Ну, сидит и сидит, думаете вы. Но сразу после вашего ухода мальчик решает прыгнуть с дерева и ломает ногу. А потом к вам неожиданно вваливаются сотрудники правоохранительных органов и тащат вас в суд, инкриминируя вам «оставление в опасности». Что ж, мол, ты, взрослый негодяй, не предотвратил падение ребёнка?!

Реакция – дело тонкое

Я, конечно, понимаю, что на фоне целой череды аналогичных происшествий велико желание присоединить к этому списку историю Жени Мельниковой. Тем более что в данном случае все службы оперативно среагировали и ребёнка вовремя нашли.

Вот только представитель официальной государственной структуры не имеет права поддаваться эмоциям и делать заявления до того момента, пока не удалось объективно разобраться в ситуации.

Я не знаю, что на самом деле произошло с Женей и где она была эти семь часов. Можно предложить с десяток абсолютно бытовых версий без участия «злого маршрутчика».

Но не в этом дело. Важнее другое. Плохо, когда государственные органы реагируют с опозданием, когда беда уже случилась.

Но ещё хуже, когда официальное лицо делает громогласные и многозначительные заявления до момента получения всей полноты информации о случившемся.

Это не только ставит власти в дурацкое положение, но и приводит к окончательной потере доверия к ним.

 

 

 

 Андрей Сидорчик , 

Редактор раздела «Общество» «AиФ».ru

 

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (220)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество