aif.ru counter
180

Дмитрий Медведев примерил БРЮКИ

«Мы провели откровенные и углублённые обсуждения и достигли широкого консенсуса в отношении укрепления сотрудничества в рамках БРИКС, а так же в отношении укрепления координации по международным и региональным вопросам, представляющим общий интерес», - записано в принятой по итогам встречи декларации. «Углубляли» и «достигали консенсуса» в курортной зоне города Санья на тропическом острове Хайнань. Остров - сам по себе один из главных китайских курортов, облюбованный, в том числе, и российскими туристами. Кстати, президент Медведев, остановившийся в фешенебельном пляжном отеле «Ritz-Carlton Sanya», перед заседанием, поговаривают, успел освежиться в Южно-Китайском море.

Тем временем, в декларации лидеры БРИКС записали, что по-прежнему заинтересованы в скорейшем достижении целей реформирования Международного валютного фонда, приветствуют реформу международной валютной системы, отметили риск, который создаёт для восстановления мировой экономики чрезмерное колебание цен на продовольствие и энергоносители. Кроме того заявили о поддержке развития возобновляемых источников энергии, о том, что атомная энергетика  останется важным элементом в будущем энергобалансе стран БРИКС, а изменение климата – одна из глобальных угроз, и т.д.

- В БРИКС представлены крупнейшие государства трёх континентов, - заявил после заседания Дмитрий Медведев. -  И наш экономический потенциал, наши политические возможности и перспективы развития как объединения стран, как форума стран в этом смысле исключительные и открывают новые горизонты для расширения сотрудничества в самых разных областях.

Президент России особо обратил внимание на то, что все члены БРИКС (Россия и Китай – постоянно, остальные – в порядке ротации) сейчас входят в состав Совета Безопасности ООН.

- И сегодня мы были едины в том, что этой особой ситуацией, наверное, есть смысл воспользоваться: мы должны действовать так, чтобы укрепить потенциал Организации Объединённых Наций, способствовать, чтобы все решения, принимаемые Генеральной Ассамблеей ООН и Советом Безопасности ООН, были эффективны и уважаемы, - добавил президент России.

Кстати, Россия, Китай, Индия и Бразилия воздержались во время голосования по известной резолюции Совбеза ООН по Ливии. Представитель ЮАР голосовал «за», однако эксперты объясняют это позицией некоторых других африканских государств, которую ЮАР не могла не учитывать.

Кстати, позже, отвечая на вопросы журналистов, Дмитрий Медведев в очередной раз заметил, что перед международным сообществом в Ливии стояла задача предотвратить «интенсификацию конфликта».

- Но в результате мы получили военную операцию... к которой подключилась НАТО, как военный блок… Резолюции нужно выполнять, а не превышать мандат, который в этих резолюциях заложен. Это очень опасная тенденция в международных отношениях.

Президент добавил, что аналогичная ситуация сложилась в Кот-д’Ивуаре, где силы ООН выступили в поддержку одной из сторон конфликта.

- В связи с этим у нас есть серьезные вопросы к руководству Организации Объединённых Наций.

Между тем Дмитрий Медведев пояснил, что к саммиту «Большой двадцатки», которая пройдёт в конце мая во Франции, эксперты БРИКС конкретизируют достигнутые на встрече договорённости о реформе Международного валютного фонда и Всемирного банка, а так же мерах по снижению волатильности мировых цен на сельхозпродукцию.

- Нынешний саммит проходил на фоне очень непростой международной обстановки,  - продолжил президент Медведев. - Как и другие страны БРИКС, Россия глубоко озабочена событиями в Ливии и гибелью мирного населения. Наше общее мнение заключается в том, что решение проблемы должно быть обеспечено исключительно политико-дипломатическими средствами… Ещё одна очень серьёзная тема - трагические события в Японии. Наша страна предложила партнёрам сформировать механизм взаимопомощи при возникновении чрезвычайных ситуаций, от которых, к сожалению, никто в современном мире не гарантирован.

Тем временем, эти две проблемы – ситуация в Ливии и в Японии – поставленные в один ряд, делают особенно заметным следующее: какой-никакой механизм международного вмешательства в конфликтные ситуации есть, а в борьбу с последствиями стихийных бедствий и техногенных катастроф, которые выходят далеко за рамки границ одной страны – как в случае с Японией – нет. На это уже не раз обращали внимание и читатели «АиФ».

Отвечая на этот вопрос корреспондента «АиФ», президент России пояснил:

- Я думаю, вы понимаете, что механизм реагирования на природные катаклизмы и техногенные катастрофы – он всё-таки ещё сложнее, чем механизм реагирования на вооруженные конфликты или события, подобные ливийским. Очевидно, что у человечества в ряде случаев нет ресурсов предотвратить такие катастрофы и даже локализовать их последствия. Но стараться двигаться в этом направлении необходимо… Механизм может быть не только в масштабах БРИКС. Мы просто хотим подать пример и создать подобный механизм консультаций, спасения и, вцелом - я не исключаю - возможности создания даже соответствующих фондов, дав тем самым пример и для других государств. Механизм, в конечном счёте, можно было бы распространить и на формат ООН. Это не значит, что в ООН ничего нет. Но какого-то универсального механизма нет точно. И что ещё важно – международное право, касающееся эксплуатации атомных станций. Дело в том, что авария, которая произошла в Японии, показала: международное законодательство практически не регулирует вопросы, связанные с подобного рода катастрофами. Особенно если эти катастрофы приобретают трансграничное измерение. А катастрофы, подобные этой, так или иначе, выходят за границы одного государства. Нам нужно подумать, чтобы такое законодательство создать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы