aif.ru counter
6577

Заработает ли кадровая гильотина? Мишустину предстоит борьба с бюрократией

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. Коллективное или частное? 29/01/2020
Вячеслав Костиков.
Вячеслав Костиков. © / АиФ

Назначение Михаила Мишустина на должность премьер-министра встречено обществом позитивно. Можно сказать, даже с некоторым энтузиазмом.

Причин для такого рода оценок несколько. Мишустин — один из немногих успешных управленцев в правительстве Медведева. Сумел реформировать один из самых запущенных сегментов российской экономики — налоговую службу. Сегодня она признаётся одной из лучших в мире. Другая причина позитивного восприятия нового премьера — в том, что появляется надежда если не на политические, то по крайней мере на экономические сдвиги в жизни страны. Прошедшие восемь экономических лет под руководством Медведева удачными назвать нельзя. Темпы роста колебались вокруг 1%, фактически же были нулевыми. Доходы населения падали, инвестиции в экономику не шли, деньги и кадры утекали за границу.

Удобная ширма

Создалась парадоксальная ситуация: все говорили (и говорят), что денег в казне куры не клюют, но... деньги не работали. Эксперты объясняли это масштабом коррупции. По этому показателю Россия находится на 137-м месте, между Кенией и Угандой. «Воруют миллиардами», — подтвердил недавно Владимир Путин. Но только ли коррупция? Разговоры о ней ведутся не одно десятилетие. Велись они и до революции 1917 г. И тем не менее в стране были периоды как стагнации, так и роста.

Бесконечные разговоры о коррупции стали удобной ширмой не только для некомпетентных чиновников. Переключение общественного возмущения на коррупцию политически удобно для правящей бюрократии. Популярные в народной среде «посадки» высокопоставленных чиновников и генералов создают иллюзию «движухи» и дают возможность уклоняться от такой назревшей потребности, как реформирование самой власти.

Пастухов всё больше

Ни для кого не секрет, что при сложившейся системе управления важнейшие экономические и социальные решения инициируются в Кремле и затем фактически директивно (как во времена Политбюро ЦК КПСС) спускаются на уровень правительства и Государственной думы. От правительства и депутатов нужен «одобрямс» в стиле застойных брежневских времён. С учётом возросшего за последние годы влияния Администрации Президента многие экономические и социальные учреждения стали, по сути дела, избыточными, имитационными. Им было позволено «подавать мнение», но не более того. Парламентской же «оппозиции» в лице Зюганова или Жириновского время от времени давали публично «побузить». Но итогов «обсуждения» это не меняло. И не может менять, пока партии у нас живут за счёт госбюджета.

Об обстановке, в которой у нас до последнего времени проходили заседания правительства, можно судить по телевизионным картинкам: скука, уныние, зевота. Вице-премьеры, министры, заместители, сидящие за столом, уткнувшись в свои бумаги, больше походили на безгласные мумии. Так и хотелось крикнуть: дайте нам Бориса Джонсона! Хоть посмеёмся...

Размножение реальных и имитационных центров принятия решений привело к беспрецедентному росту бюрократии. Несмотря на сокращение территории России после распада СССР, число чиновников заметно возросло. На пике расцвета бюрократической системы в СССР в стране было 73 чиновника на 10 тыс. населения. В 2019 г. — 163. При этом речь идёт не только о столичной бюрократии, но и о регионах, где и деловая активность, и численность населения сокращаются. Стада скудеют, а пастухов всё больше.

Крупные корпорации, ставшие фактически государством в государстве, процветают, а средний и малый бизнес ведёт трудную борьбу за выживание. Инициативные люди уходят из бизнеса не только оттого, что он стал беззащитным перед произволом чиновников, силовиков, а на местах и прихотью местных царьков. Бизнес становится менее привлекательным и на фоне растущего на глазах благоденствия бюрократического сословия. Чиновники наделяют себя всё большими правами, а в последнее время взяли за правило самим устанавливать себе зарплаты, премии и социальные привилегии. Социологи уже выявили неприятную тенденцию: родители при выборе будущей профессии для своих детей всё чаще ориентируют их на карьеру чиновника, полицейского, военного. Такие некогда престижные в России профессии, как врач, учитель, инженер, становятся немодными. Неудивительно, что в стране не хватает педагогов, а врачи всё чаще массово увольняются из-за низких зарплат и чрезмерной нагрузки.

Как при батюшке царе

Справедливости ради нужно сказать, что благоденствует не всё чиновничье племя. Жизнь средней и низшей чиновничьей прослойки и по зарплате, и по образу жизни, особенно в регионах, в муниципалитетах мало чем отличается от жизни рядовых граждан. А вот высшее чиновничество ощущает себя привилегированным сословием. За последние годы оно обставило свою жизнь не только высокими зарплатами, премиями, социальными льготами, госдачами, но и широким спектром красивого обслуживания (за бюджетный, естественно, счёт). Это и секретарши, и пресс-секретари, и референты, и шофёры, и охрана, и курьеры, и кого там только нет. Вплоть до любовниц.

Фактически в стране воспроизводится система чиновничьей иерархии, характерной для царской России. Мелкое чиновничество едва сводит концы с концами, а высшее живёт на уровне аристократии. Жизнь Акакия Акакиевича Башмачникова из повести Гоголя «Шинель» и жизнь высокопоставленного чиновника Алексея Каренина из романа Толстого так же несопоставимы, как жизнь муниципального чиновника где-нибудь в Псковской области и кого-то из нынешних министров.

* * *

Назначение Михаила Мишустина главой правительства породило надежды на то, что с новым правительством российская экономика начнёт выходить из застоя. Оживились профессиональные мечтатели. Некоторые из оптимистов в Госдуме уже поспешили заявить о том, что команда Мишустина должна обеспечить темпы роста российского ВВП выше мировых. А вот эксперты (как российские, так и международные) столь оптимистичных прогнозов не разделяют. Известное рейтинговое агентство Standard & Poor’s уже после назначения нового премьера выпустило весьма сдержанный прогноз. Причины сдержанности понятны: международных санкций никто не отменял и, похоже, в ближайшее время отменять не собирается. А это значит, что бурного потока западных инвестиций в российскую экономику ожидать не приходится. Надеяться придётся главным образом на внутренние ресурсы. Но чтобы их мобилизовать и заставить работать, нужно, чтобы бизнес (прежде всего средний) почувствовал защиту государства и уверенность, что его завтра не потащат по судам. Чтобы такая уверенность возникла, нужны реформы — политические, правовой и судебной системы, силовых структур. Но это уже компетенция не премьера, а президента.

Что же касается ближайшей тактики, то новому премьеру придётся преодолевать жёсткое сопротивление высшей бюрократии, которая хотела бы сохранить нынешние порядки. Чтобы сломать это сопротивление, нужна не просто перетасовка кадровой колоды. Нужна бюрократическая гильотина. Сможет ли применить её новый премьер?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (22)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы