963

Уроки жизни. Педагог из Покровского-Стрешнева — о детях, учителях и школе

Сюжет Газета «Мой район»: Покровское-Стрешнево. Выпуск №6
«Если у ребёнка нет доверия к учителю, интерес к предмету не возникнет», – уверен Марат Алимов.
«Если у ребёнка нет доверия к учителю, интерес к предмету не возникнет», – уверен Марат Алимов. / Павел Горбатько / АиФ

Один из лучших учителей страны живёт в нашем районе. В 2006 году Марат Алимов стал «Учителем года» Москвы и вошёл в пятёрку финалистов всероссийского конкурса. Его ученики до сих пор гордятся любимым педагогом. Нет-нет да и вспомнят: «Да вы же «Учитель года»! Ведь и правда: это звание срока давности не имеет. Сейчас Марат Алимов работает в гимназии № 1517. Четверть века он учит детей. Чем отличается нынешнее поколение учеников от ходивших в школу в 1990-е? Почему дети не хотят учиться? Об этом корреспондент газеты «Мой район» побеседовал с московским педагогом.

Разрыв поколений

Юлия Борта, «Мой район»: — Марат Рашидович, старшее поколение иногда сетует: мол, молодёжь сидит в телефонах, книг не читает.

Марат Алимов: — Я начал работать в начале 1990-х, ещё будучи студентом педвуза. Прекрасно помню ребят, которые тогда приходили в школу. И могу сказать, что в отношении чтения большой разницы между поколениями нет. Тех, кто любит книги и много читает, во все времена было немного. В классе было не больше 2–3 человек, которые прочитывали всё от и до по школьной программе. К слову, ведь и сама программа за эти годы почти не изменилась. А вот это уже плохо. В ней много произведений советской классики, и многие вещи, очевидные нам, советским по происхождению людям, нынешним детям непонятны. Да и нужно ли им понимать? Отношения, почерпнутые учениками из рассказов о пионерах советского времени, они не смогут увидеть в жизни, потому что это ушедшая эпоха. Дети воспринимают такие произведения просто как какую-то книжку по истории. Это не их жизнь. А хороших книг, которые бы затрагивали проблемы современных подростков, были про них самих, мало. Когда контекст непонятен, увлечь чтением сложно.

— И тем не менее разрыв в поколениях огромный...

— Да, дети 1990-х в одночасье вдруг оказались в другой стране. Прежние ценности, которые проповедовали их родители и учителя, враз рухнули. Ты был инженером, и твоя жизнь была прекрасна, а теперь ты никто. Устойчивый мир разваливался буквально у них на глазах. Трудное было время, и это не могло не отразиться на них.

Современные дети лучше ориентируются в окружающем мире, поэтому не воспринимают его в штыки. Но нынешние 15—16-летние — больше дети, они не спешат во взрослую жизнь. А ещё они больше погружены в себя. Мне кажется, многие из них считают себя гражданами мира. В 1990-е годы мало кто мог свободно говорить на иностранном языке, а сейчас многие ездят за границу, общаются со сверстниками через Интернет. Если в 1990-е годы позвонить в Африку было проблемой, то сейчас можно даже номер телефона не знать, достаточно профиля в Фейсбуке. И дети ощущают, что границы стираются, что мир, который их окружает, с одной стороны, далеко, а с другой — близко.

«Винить Интернет — безумие»

— Есть мнение, что все беды современной молодёжи от Интернета.

— Нет, так говорить — это безумие. Нужно отказаться от мысли, что в недостатке воспитания, образования нашей молодёжи надо искать виновных на стороне. Как мы привыкаем к тому, что зимой идёт снег, а летом — дождь, так же надо привыкнуть к тому, что в жизни наших детей есть Интернет. И его можно использовать во благо.

Оградить от Интернета невозможно. Вы посмотрите: родители современных детей — все там: в соцсетях, мессенджерах и т. д. Странно говорить ребёнку: «Ты не ходи туда», в то время как сам просиживаю там часами. Интернет, гаджеты, цифровые технологии очень упрощают нашу жизнь. Конечно, это не значит, что надо позволять детям пользоваться всем этим бесконтрольно. Существуют фильтры, мы можем влиять на содержание, которое просматривают дети. Это наша родительская ответственность. Как до Интернета мы старались оградить ребёнка от опасностей, так же и сейчас.

Отнимать телефон странно — он для современного ребёнка ещё и безопасность: с помощью приложений можно отслеживать, где он находится.

Здорово было бы всегда применять Интернет на пользу. Сейчас московское образование идёт по этому пути. Запущена Московская электронная школа, появились смарт-доски нового поколения. А к ним подключаются ноутбуки, специальные приложения устанавливаются на смартфоны ребят. Получается, телефон существует не только для того, чтобы списывать и всех злить, но и чтобы пятёрочки зарабатывать разрешённым способом.

Не хотят учиться?

— Некоторые педагоги считают, что учитель не может конкурировать с Интернетом, поэтому дети на уроках скучают и учиться не хотят.

— Думаю, нежелание учиться имеет другие корни. Да, любую информацию можно найти в Интернете, в том числе и ту, что учитель не знает. Память человека ограничена. Как тут быть учителям? Самое главное, чего не смогут сделать Интернет, смарт-доска, гаджеты, — это сформировать у ребёнка привязанность, доверие. Если маленький человек привязывается к взрослому как к тому, кого он любит, кому доверяет, — через это он и будет вырабатывать своё отношение к предмету. Маленькие дети — не студенты, они не в состоянии вызвать в себе рефлексию и сказать: «Я люблю технические науки» или «Я люблю литературу». Это будет потом. А в школе, если привязанности нет, возникает отторжение.

Выстроить такие отношения, чтобы выглядеть авторитетом, а не посмешищем в глазах ребёнка, и есть главная задача любого учителя. И очень серьёзная проблема. И всегда таковой была. А уроки литературы, кстати, — это и есть один из путей к формированию привязанности. Потому что это общение, доверие, расширение кругозора. Такие уроки самые трудные, но и самые важные. Ведь это уроки жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество