aif.ru counter
21.11.2012 00:05
2744

Деньги потекут из села: как вернуть к жизни деревню

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Началась ли настоящая война с коррупцией? 21/11/2012
В Вятском теперь много праздников - и для туристов, и для местных.

Могут ли обычные граждане решить проблемы, с которыми не справляется государство, - например, вернуть жизнь в умирающее село? Предпринимателю Олегу Жарову это удалось, и он уверен: таким образом можно поднять полстраны.

В этом году ярославский экономист и бизнесмен Жаров был удостоен Госпремии в области искусства за возрождение села Вятское. Когда-то богатейшее, 5 лет назад оно практически лежало в руинах. Жаров поселился здесь вместе с семьёй, стал покупать разрушенные купеческие дома, реставрировать и продавать. Провёл канализацию, водопровод, открыл гостиницу, ресторан, 7 музеев. Туристов теперь сюда привозят автобусами.

Миллионер-колхозник

«АиФ»: - Олег Алексеевич, вы в Вят­ском открыли музей предприимчивости. Думаете, это качество в наших людях выродилось и впору его демонстрировать как диковинку?

                                                               
Досье
Олег Жаров родился в 1960 г. в Ярославле. Кандидат физико-математических наук, доктор экономических наук. Возглавляет компанию, занимающуюся природоохранными технологиями.

О.Ж.: - Нет, сдавать предприимчивость в музей рано. Всё, что сегодня в России ещё работает, основано именно на предприимчивости. Жители Вятского до революции в этом качестве столь преуспевали, что солёными огурцами кормили всю Россию, продавали их за границу, поставляли к императорскому двору. Село было знаменито далеко за своими пределами - мастерами-жестянщиками, кровельщиками, каменщиками, штукатурами. Вятское было застроено каменными двухэтажными домами. Да и в советские времена местные жили хорошо - работали в колхозе-миллионере. Но я всегда говорю так: здесь был не колхоз-миллионер, а колхозники-миллионеры. На огурцах со своего огорода каждая семья за лето зарабатывала на автомобиль. Известно, что один из жителей хранил на сберкнижке миллион рублей.

«АиФ»: - Что же случилось потом? Куда делась эта деловая хватка?

О.Ж.: - За последние 20 лет произошёл какой-то перелом сознания… Думаю, это общая деградация всех устоев, в первую очередь психологическая. Люди получали в колхозе зарплату, а в свободное от работы время занимались огурцами. А когда оказалось, что зарплату больше не платят и самому нужно брать ответственность за своё благополучие, многие сломались. А ведь предприниматель - это тот, кто несёт всю полноту ответ­ственности за бизнес, за тех, кто с ним работает, за их семьи. Нужно будить в людях самосознание, кричать об этом.

«АиФ»: - Вот вы сюда переехали и сразу же позвали сельчан на субботник. А они не пришли. С тех пор удалось до них докричаться?

О.Ж.: - Люди всё-таки постепенно меняются - прежде всего с точки зрения психологии. Очень приятно, когда приходят посоветоваться, например, в какой цвет крышу покрасить. Ведь когда я сюда приехал, заборы стояли кривые, траву не косили - даже не думали об этом. Мусор выбрасывали на улицу, а теперь несут в контейнеры. Дворы убирают, наличники реставрируют, цветы перед воротами выставляют.

«АиФ»: - Значит, чтобы люди поменялись, им надо было сначала канализацию провести и работу дать?

О.Ж.: - Им надо было дать надежду - на то, что не всё так плохо, что грядут лучшие времена. Поймите, до сих пор вся их жизнь была в телевизоре. Вот они включали его и, словно сериал, смотрели, как живут где-то в Москве или за границей. И не думали, что всё это может быть в их селе. Да, сначала они меня воспринимали как чудака и чужака. Но когда увидели, что в Вятское пошёл туристический поток, то поверили в свои перспективы, в своё будущее. У людей появилось ощущение сопричастности к большой жизни. И многие действительно получили работу: в туристическом комплексе 80 сотрудников, из них 50 - местные.

«АиФ»: - А ведь сейчас часто говорят, что русские работать не хотят, спиваются, поэтому без приезжих нашей экономике не обойтись. Вы согласны?

О.Ж.: - С одной стороны, у нас работают местные ребята 18-25 лет, они не пьют, вечно в движении, я ими доволен. С другой стороны, мы, конечно, потеряли квалифицированные кадры. Те мастеровые традиции, о которых я говорил, в Вятском не сохранились. Есть один столяр преклонного возраста, один кузнец. К сожалению, эти профессии совершенно не модны. Все стремятся в программисты, юристы, экономисты. Но я бы хотел сказать молодым людям, что сегодня самые перспективные и высокооплачиваемые специальности - именно рабочие. Помощник печника, которого мы приглашаем из города, получает 100 000 рублей в месяц! Можете себе представить? И этот мастер ещё готов людей нанять, но не может найти - работа эта не считается престижной.

Через мои руки здесь прошло около 100 человек, скажем так, славянского происхождения. Из них на работе остались человек 10. И столько же прошло узбеков и таджиков - из них только 10% отсеялись. Вот говорят, бизнесменам выгодно иметь дело с приезжими, ведь им можно платить меньше. Но не в этом дело! Они обучаемы, трудолюбивы, уважительно себя ведут, не пьют. Конечно, все они у меня работают легально. Если кто-то ведёт себя агрессивно - сразу расстаёмся.

Богатое наследство

«АиФ»: - Хочу прочитать вам письмо, которое в «АиФ» прислал глава одного сельсовета. Он ратует за восстановление колхозов. П­ишет, что в деревнях сейчас можно без декораций снимать фильмы о войне: впечатление такое, что там велись бои с применением артиллерии. Вы в Вятском застали такую же картину, но умудрились восстановить здесь нормальную жизнь без помощи государства.

О.Ж.: - Я против такой позиции: придёт государство и всё наладит. Ничего оно не наладит! Оно уже показало свою несостоятельность. Государственная форма управления - это вчерашний день. Я верю в людей, в самоорганизацию. Убеждён, что в деревню придёт частный бизнес, фермеры, которые всё поставят на свои места. Просто нужно время, и не такое уж долгое. Моя надежда на изменение России - прежде всего в предпринимательстве.

«АиФ»: - Но миллионеров у нас с каждым годом всё больше, а толку? Только деньги из страны выводят.

О.Ж.: - Вы неправы. У нас много миллиардеров, а миллионеров, к сожалению, гораздо меньше. Предприниматели разные бывают. Если сформируется средний класс, если дадут дорогу малому бизнесу, ситуация изменится.

«АиФ»: - Вы в одиночку справились и с одной из главных наших проблем - с развалом ЖКХ. Взяли и провели канализацию в Вятское. И с жителей деньги за неё не берёте.

О.Ж.: - Не беру, потому что считаю: лучше я потеряю на копеечных сборах, но создам комфортную инфраструктуру для жизни и бизнеса. Вообще же проблему ЖКХ можно решить. Сегодня тарифы устанавливают каждый год. И руководителю коммунального предприятия неинтересно заниматься модернизацией. У него, скажем, работают 100 человек, а он понимает, что нужно всего 20. Как только он уволит 80 лишних, фонд зарплаты сократится и на ту же сумму уменьшится тариф. Выгоды для него никакой, но так он хотя бы 80 людям сохранит работу. Если же устанавливать тариф раз в 5 лет, он сможет уволить лишних людей, а освободившиеся деньги потратит на трубы.

«АиФ»: - Скорее он их себе в карман положит.

О.Ж.: - Так чиновники поступают. А бизнесмен заинтересован в сокращении издержек, в том, ч­тобы всё на предприятии работало, - вот вам и модернизация ЖКХ.

«АиФ»: - Как думаете, другие сёла можно возродить, как Вятское?

О.Ж.: - Я экономист и ставил конкретную цель - создать механизмы социально-экономического развития территорий на основе возрождения культурно-исторического наследия. Без нефти, без газа, без гигантских инвестиций в промышленную инфраструктуру. Я доказал, что историко-культурный комплекс вполне может быть рентабельным бизнесом. Иными словами, возрождение культурного наследия финансово состоятельно. В нашей стране много малых городов, они все обладают историческим наследием. Только в Вятском 53 архитектурных памятника!

Полстраны таким образом можно было бы поднять. Для этого не такие уж большие деньги нужны, и тут как раз государство может поучаствовать - в развитии инфраструктуры, в строительстве дорог. Но самое главное - мобилизовать творческий потенциал народа. Он есть, его нельзя изничтожить, нельзя вытравить.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество