244

Алексей Попогребский: «На съемках я испытал самый большой ужас в жизни»

Эта картина - к тому же единственная в нынешнем году, представленная сразу в нескольких номинациях - получила три приза. Основные премии на «Берлинале», как известно, раздают в медведях. Золотого мишку сманило на фильм «Мёд» турецкого режиссёра Семиха Капланоглу. Серебряная награда за ленту «Писатель-призрак» досталась режиссёру-призраку Роману Полански, который сидит под домашним арестом в Швейцарии. И сразу трёх серебряных медведей собрала картина «Как я провёл этим летом» Алексея Попогребского. Герои психологического триллера - двое мужчин, несущих вахту на полярной метеостанции на Чукотке - затмили в конкурсе Пирса Брос-нана и Жерара Депардье: призы «За лучшую актёрскую игру» получили актёры Сергей Пус-кепалис и Григорий Добрыгин. За лучшую операторскую работу награждён Павел Костомаров.

Человек в изоляции

Режиссёр Алексей Попогребский рассказал «АиФ. Европа» о том, как экстремальное становится обыденным, о серьёзной и дурной психологии в кинематографе и в жизни, ну и как сам он «провёл этим летом» - вместе со съёмочной группой на краю света.

Алексей Попогребский: Интересное совпадение: идею фильма, лауреата нынешнего «Берлинале», Алексей впервые озвучил именно в Берлине 5 лет назад.

- В первый раз я побывал в Берлине ещё в 1988 году. Потом приезжал сюда много раз и город этот люблю, здесь каждый может найти уголок по своему вкусу. Здесь есть кусочек Москвы. Вот Карл-Маркс-Аллее - абсолютный Ленинский проспект. Но в Берлине можно найти и частицу Лондона или Парижа... Это дружелюбный город, и «Berlinale» - очень и очень демократичный фестиваль, что особенно приятно. Здесь нет ощущения, что тебя захватывает и перемалывает какой-то механизм ярмарки тщеславия. Здесь всё крутится вокруг кино, не вокруг амбиций. Кстати, именно на фестивале в Берлине, на Потсдамерплац в 2005 году, я своему немецкому другу первому рассказал сюжетную линию - двое мужчин на острове... - И этот сюжет вы отправились снимать на Чукотку. Почему именно туда?

- Мне с детства в руки сами лезли книжки про полярников. Первую - «Записки полярного лётчика» - я прочитал лет в 8. Кстати, недавно я обнаружил её у себя в библиотеке, прямо перед съёмкой фильма. Мне давно интересна тема «человек в изоляции». А полярная станция - это почти как открытый космос: если сдаёт система обеспечения, ты полностью предоставлен какой-то чужеродной среде. Сняв «Простые вещи», где сыграл Сергей Пус-кепалис, я уже тогда сказал ему: «Когда буду писать про полярников, это снова будет история для тебя». Я написал сценарий и стал искать полярную станцию. Обратился на факультет географии МГУ. Одна из 20 станций меня поразила - домики на косе, которая вдаётся в Северный Ледовитый океан, напомнила мне фильм «Солярис». В 2007 году мы с оператором Павлом Костомаровым и художником Геннадием Поповым поехали смотреть натуру - на Чукотку, в Валькаркай.

Место оказалось совершенно фантастическим, в нём почувствовался какой-то глубинный заряд. Рядом, в 15 км, ещё одно магическое место, Туманная станция. Добраться туда невероятно сложно, её построили во время войны на северной точке мыса Шелагс-кий... Когда вернулись в Москву, я с гордостью Сергею показываю карту: смотри, где будем тебя снимать - на самом севере Чукотки. Он так смотрит на меня, меняется в лице и говорит: «Я там в соседнем райцентре 10 лет жил». Вот такое совпадение. Снимали мы на реальной метеостанции, там живут сейчас 5 человек. А знаете, как мы там передвигались до съёмочной площадки? Внутрь вездехода грузятся оборудование и 2-3 человека, чтобы его поддерживать, все остальные забираются на крышу, и - дождь ли, ветер, снег - минут 40 мы едем на точку. Либо садимся в надувную лодку и 15 км по Северному Ледовитому океану плывём на Туманную станцию (там удалось снять ключевые сцены - где герой Павел Данилов прячется от Сергея). Это было круто - ощущение, что вот она, подлинная жизнь...

«АиФ»: - У вас получился фильм о настоящих мужчинах. Женщине там не место?

А.П.: - У нас и группа была чисто мужская - но не потому, что я считаю, что женщина не выживет в тех условиях. Женщины часто выносливее мужчин. Но бытовые условия нас там ожидали такие, что сложно было бы работать в смешанном коллективе. Мы жили в доме, который находится за кадром: ужасный каменный барак, построенный в 90-е, мокрый, сырой, мы общими силами за три недели до съёмок его обживали, строили буржуйки, которые потом топили. В картине показана именно та баня, где мы по очереди раз в неделю отмывались и обстирывались. Что такое настоящий мужчина, об этом я ничего не знаю, но просто считаю, что если есть смысл, ощущение смысла, то человек может вынести всё. А вот что касается природы - у меня было абсолютное ощущение отношений с ней как с женщиной... Природа была у нас и соавтором, и сорежиссёром.

«АиФ»: - Что из экстремального во время съёмок запомнилось?

А.П.: - Ну, белые медведи, конечно. Большего ужаса - когда за 15 километров от базы я один на один повстречался с медведем - я в жизни не испытывал. А другой лез ночью к нам в окошко на станции, мы его гоняли факелами... Или плывём мы на лодке, а рядом часть скалы просто обрушивается... В другой раз, тоже на маленькой лодке, повстречали кита... А как-то ехали по тундре со всем оборудованием - у нас были цифровые камеры, полный набор оптики, личные вещи, и, когда застревали, нас вытаскивал вездеход. Вот у речки один раз он так подтолкнул, что мы с разбегу погрузились в реку. В кабине был и я, и, когда почувствовал, что мы начали медленно погружаться под воду, помню сильные эмоции... Сейчас мы вспоминаем некоторые эпизоды, и волосы встают дыбом... Но ведь и фильм про то, как что-то экстремальное становится реальным, обыденным, бытовым... И мы даём зрителю возможность оказаться в этой ситуации и «наработать» опыт - жизненный и человеческий, которого у нас в реальности никогда не было и, наверное, не будет...

«АиФ»: - А почему такое название у фильма?

А.П.: - Это было самое первое название, в него никто не верил, но оно вспыхнуло, как странная конструкция. Это не моё открытие - использовать грамматически неверные фразы для подчёркивания выразительности. Фильм рассказан молодым человеком. Мы его глазами смотрим на происходящее. В какой-то момент я начал прикручивать к картине философские названия, но... осталось «Как я провёл этим летом». На этом названии спотыкаются, но о нём говорят.

Дурная психология

«АиФ»: - Профессия психолога помогает режиссёру и сценаристу в создании образов или наоборот?

А.П.: - Когда я пришёл на факультет психологии МГУ, на 1-2-м курсах меня интересовало всё такое сложное, значительное, Фре-е-йд. Все приходят на факультет и думают о Фрейде, в лучшем случае - о Юнге. Это как тайное знание, эзотерика внутринаучная. И кино мне тогда нравилось - Антониони и всё такое. В результате то, что я занимался серьёзно психологией 7 лет, включая два года в аспирантуре, мне сейчас очень помогает не умничать. Я своё отумничал.

«АиФ»: - То есть эти знания оказались прививкой?

А.П.: - Вот, точно! Очень правильно сказали. Я теперь буду пользоваться вашим термином (смеётся). Это прививка от усложнения того, что может быть проще, жизненнее и точнее. То, что сейчас называется психологическим кино, мне, как правило, неинтересно. Такие метафилософские искания с многозначительным взглядом в глазах... Когда я слышу с экрана философский текст, у меня уши закрываются, и я вырубаюсь из кино. Если есть жизнь в фильме - вот это самое важное. Я хотел бы, чтобы из «Как я провёл этим летом» зритель вынес не ответы на какие-то вопросы, а вопрос: знаю ли я себя? Сломался бы я или выдержал в жёстких экстремальных обстоятельствах? Как бы я поступил?

Кино - не место для психоогии в том дурном смысле, как она обычно понимается. Кино - это на самом деле очень мощный инструмент для того, чтобы наблюдать человека в его мельчайших проявлениях. И многим режиссёрам это великолепно удаётся. Я снимаю шляпу перед Бергманом. Но если говорить о том, кто мой любимый режиссёр, - это Герман-старший. Его супердетализация и гиперреализм его классических фильмов - вот она, психология. Там не прописаны какие-то глубины подсознательные, просто невероятная точность и жизненность в деталях. Именно такими тонкими штрихами и прописывается гораздо более сильно и выпукло персонаж.

«АиФ»: - Американское кино до сих пор без Фрейда ну никак не может. Обязательно в детстве у героя что-то произошло, папа или мама с ним что-то сделали или он что-то увидел...

А.П.: - Да, эта 25-центовая американская психология меня просто смешит. Вот, казалось бы, даже реально прекрасный фильм «В диких условиях», который снял Шон Пенн, - и всё равно там есть экскурс в прошлое: почему же наш герой такой? А потому, что у него с детства такой-то комплекс... Но и в европейском кино тоже есть своя дурная психология. Это такая экзистенциальная многозначительность. Все ходят, молчат, вздыхают, курят. Дезинтеграция, декоммуникация между людьми.

«АиФ»: - Говорят, ваша мама постоянно живёт в Германии?

А.П.: - Да, в Штутгарте уже больше 7 лет. Работала в немецкой компании, абсолютно интегри-рованна, не замыкается в эмигрантском мире, есть знакомые - и русские, и немецкие. Театры, музеи, кино, литература -погружена в жизнь, комплекса эмиграции нет вообще. Мама - особенный человек: очень деятельный и очень позитивный, и для меня она является в этом смысле примером.

«АиФ»: - Вы раньше работали переводчиком, объездили много стран. Из европейских городов есть ли какой-то, куда хочется снова и снова вернуться, где вам наиболее комфортно?

А.П.: - В Вильнюсе! Я бывал в этом городе уже много раз - как же там хорошо! Очень уютно, спокойно - и как-то особенно. С одной стороны, есть что-то «наше», ностальгическое, а с другой - совершенно новое. И туда я точно буду с удовольствием ещё приезжать, тем более что там мои корни - в Вильнюсе родился мой прадед, моя бабушка работала главврачом городской больницы, учился в школе отец.

Досье

Алексей ПОПОГРЕБСКИЙ родился в 1972 г в Москве в семье кинодраматурга Петра По-погребского. По образованию психолог (МГУ им. Ломоносова). Занимался переводческой деятельностью. В 2003 г. совместно с Борисом Хлебниковым снял фильм «Коктебель». В 2007-м -«Простые вещи» (автор сценария и режиссёр). Обе картины получили внушительное количество фестивальных призов.

Cправка

Среди победителей «Берли-нале» разных лет: режиссёры Сергей Соловьёв («Сто дней после детства»), Лариса Шепитько («Восхождение»), Глеб Панфилов («Тема»), Александр Сокуров («Солнце»), актёры Анатолий Солоницын («Двадцать шесть дней из жизни Достоевского»), Инна Чурикова («Военно-полевой роман») и другие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество