aif.ru counter
04.01.2016 00:08
5491

Марина Александрова: «Cериал — это как роман: почти всегда под рукой»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1. Как в новогоднюю ночь не эволюционировать обратно 30/12/2015
Марина Александрова (Кэтт) в сцене из спектакля «Джентльменъ» в постановке Евгения Каменьковича.
Марина Александрова (Кэтт) в сцене из спектакля «Джентльменъ» в постановке Евгения Каменьковича. © / Сергей Пятаков / РИА Новости

Вкус льда

Сергей Грачёв, «АиФ»: Марина, почти все актёры рассказывают о том, что в студенческие годы они подрабатывали или Дедом Морозом, или Снегурочкой. У вас был подобный опыт?

Марина Александрова: За деньги я Снегурочкой не работала, не сложилось как-то. (Смеётся.) А вот в школьные годы, когда я занималась в театральной студии, такой опыт у меня был. Я до сих пор помню эти потрясающие ощущения. Ты же понимаешь, что это игра, ты готов ко взрослой реакции, а эмоции детей выбивают тебя из привычной колеи. Они настолько непосредственно реагируют, настолько верят в происходящее, что это обескураживает.

— В этом году у вас родилась дочь. Вашему сыну три с половиной года... Письмо Деду Морозу с ним уже написали?

— Мы старались с ним, но пока у нас с письмом не очень получилось. (Смеётся.) Он маленький ещё и писать не умеет. Так что пока ограничиваемся загадыванием желаний. Мне хочется как можно дольше сохранить его веру в Деда Мороза. Я свято верила в него примерно до школы. Мой дедушка просто отлично справлялся с этой ролью. Вообще, я вспоминаю Новый год в детстве и понимаю, что это было дей­ствительно ощущение сказки, необыкновенного праздника. Вспоминаю, как опять же с дедушкой «заплёвывали» потолок новогодними «дождинками». К кончику «дождинки» крепили мокрую ватку и с помощью железной линейки пуляли всё это дело в потолок. Бабушка, конечно, без радости разглядывала все эти «плевки» на потолке, но сам процесс создавал ощущение праздника, зимней сказки. Раньше зимы вообще было больше. И снега больше, особенно чем сейчас. (Смеётся.)

— На днях в прокат выходит фильм «Млечный Путь», где вы с Сергеем Безруковым исполнили главные роли. Знаю, что съёмки проходили на Байкале, на острове Ольхон. Что на вас там произвело особое впечатление?

— Невероятно вкусная вода! Это даже сравнить не с чем, я не могла напиться этой воды. А ещё там невероятно вкусный лёд! (Смеётся.) Это мне местные ребята из МЧС подсказали, что самое вкусное на Байкале даже не вода, а именно лёд. И конечно, само озеро произвело фантастическое впечатление. Оно настолько чистое, что в некоторых его местах ты сквозь лёд видишь дно. А лёд, кстати, имеет разные по своей структуре слои. С одной стороны, это очень красиво, а с другой — когда ты едешь по озеру на машине, некоторые слои не выдерживают и за тобой с характерным звуком образуется трещина. Это, конечно, добавляет адреналина.

Сокровище планеты: 10 удивительных пейзажей озера Байкал

— Для вас это были самые экстремальные съёмки? Всё-таки снимались, будучи беременной, в условиях почти тридцатиградусного мороза, дикой природы...

— Я бы не сказала, что самые экстремальные. Всё-таки у меня было много самых разных ситуаций. И в горах снималась, и на необитаемом острове жила. Трудностей я не боюсь. Я дочка военного, а это, думаю, говорит о многом. Всегда готова к переездам, к новым жизненным ситуациям.

Когда мы летели в экспедицию на Байкал, режиссёр Анна Матисон, которая сама из тех мест, много рассказывала мне о том, что это в первую очередь место сильной энергетики. Действительно, мы все там видели какие-то фантасмагоричные, поразительные по своей сути и ощущению реальности.

Марина Александрова на предпремьерном показе фильма режиссера Анны Матисон «Млечный путь»
Марина Александрова на предпремьерном показе фильма режиссера Анны Матисон «Млечный путь» Фото: РИА Новости/ Екатерина Чеснокова

Верхом на ёлке

— Читал, что к вам даже шаман приезжал, который проводил ритуал, чтобы духи позволили вам работать в месте, где находятся священные для бурят родовые столбы...

— Да, это было. Но у меня, как у верующего человека, вся эта шаманская история вызывала чувство дискомфорта. Внутренне на каком-то интуитивном уровне я сопротивлялась всему этому. Шаманство — это вообще не моё. Мне неинтересно это, и даже не хочется ступать на эту почву. Я лучше в церковь схожу. Но в тот момент я отдавала себе отчёт в том, что таковы правила игры острова, на котором мы оказались. Всё время хотелось сбежать оттуда, не покидало чувство опасности. Но меня там очень оберегали. Я работала с лучшей командой, с той, с которой снималась в сериале «Екатерина». Я полностью доверяла этим людям. Когда, например, мне нужно было забраться на ёлку пятиметровой высоты, а поднимали меня туда в специальной корзине, я совершенно не беспокоилась. Знала, что каждый мой шаг страхуют.

— Фильмы, которые выпускаются в новогодние каникулы, как ваш, вызывают уже предвзятое отношение у зрителя. Кажется, что опять халтуру какую-то подсунут. Мол, в праздники и это посмотрят — никуда не денутся...

— Я во многом согласна с вами, такая проблема есть. Но, когда я только читала сценарий этого фильма, внутренне почувствовала, что в нём есть ощущение классического советского кинематографа, ощущение того времени, тех героев. Я бы хотела, чтобы это кино увидели мои дети, когда немного подрастут, а это очень важный критерий.

— Этот год оказался очень насыщенным на премьеры с вашим участием. Вышли сериалы «Рождённая звездой», «Паук», фильм «Душа шпиона». Но интересно: будет ли продолжение сериала «Екатерина», в котором вы сыграли императрицу?

— Надеюсь, что будет. Этот проект оказался очень важным для меня. Никогда у меня не было такой зрительской отдачи. Никогда ко мне так часто не подходили люди со словами о том, как им понравилась моя работа, фильм в целом. Можно сказать, что после этого сериала я почувствовала вкус успеха. И люди ждут продолжения истории. Это тешит актёрское тщеславие.

— Сегодня продолжения сериалов зритель ждёт зачастую больше, чем продолжения каких-то полнометражных картин.

— Это правда. С одной стороны, это связано с тем, что в индустрию сериалов пришли очень хорошие сценаристы, операторы, художники. О чём тут говорить, если такие великие режиссёры, как Финчер, Скорсезе, снимают сериалы. Сериалы сейчас в чём-то даже порой лучше, чем кинопрокатные картины. С другой стороны, думаю, что востребованность сериалов самим временем продиктована. Сериалы — это мобильный, доступный продукт. Чтобы пойти в кино, всё равно нужно какое-то усилие сделать: собраться, поехать куда-то, билеты купить... А сериал — это как роман: почти всегда под рукой. Открыл, кнопку нажал — и вот ты уже в каком-то другом мире.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество