1117

Вулканы в океане. Остров-ангел и остров-демон - необитаемые Андаманы

Фото: Александр Ингилевич

Такие воспоминания от посещения Андаманских островов в Индийском океане сохранил секретарь комиссии географии океана Русского географического общества, профессиональный путешественник Александр Ингилевич. Недавно он побывал в этих отдалённых от цивилизации местах и рассказал о них «АиФ».

Белая мечта о загробном мире

- На рассвете мы выходим из порта-Блэр (столицы архипелага) на прогулочном корабле «Филкейт», который приспособлен для дайвинга и прибыл сюда полулегально под тайским флагом. Дайв-гиды - англичанка Эйма и ирландец Крис - предупреждают нас, что, если у здешних властей возникнут какие-то вопросы, надо бодро отвечать, что это просто поездка друзей, которые собрались отдохнуть недельку в местных красотах. Андаманы - территория Индии, закрытая для массового посещения. А пропусков у нас нет. Инструктаж оказывается нелишним. В море к нам подходит сторожевой корабль индийских пограничников. На борт поднимаются суровые бородатые сикхи в форме и синих тюрбанах. Это рослые малообщительные парни, вооружённые автоматами. Они проверяют у всех паспорта, обмениваются парой слов с командой и уходят. «С сикхами лучше не связываться, - комментирует боцман. - Зря не тронут, но беспощадны в бою».

Днём мы высаживаемся на необитаемом острове Хейвлок с невероятно красивыми голубыми лагунами. Штиль, лодка скользит по чистейшей лазоревой воде. Кажется, что вот-вот, и мы ткнёмся носом в берег, однако на самом деле внизу глубина метров 10. Но вот киль шуршит по дну, и мы ступаем босиком на пляж из абсолютно белого мельчайшего кораллового песка. Белее песок я видел, быть может, только на Мальдивах. А этот ещё и с жемчужными блёстками.

Под ногами - следы крабов, кокосовые орехи, множество больших причудливых раковин. Нет ни одного человеческого следа и даже намёка на чьё-то присутствие. Обычно на местных островах, даже где-то далеко в океане, приметы цивилизации всё-таки присутствуют - волны выбрасывают пластмассовые бутылки, тапки-сланцы, которые не тонут в воде. Здесь же, несмотря на близость берегов Мьянмы и Индии, ничего, кроме истрёпанного рыбацкого каната с куском сети. В двух шагах от берега - реликтовая роща с мощными деревьями и вечным полумраком под огромными кронами. Вокруг первозданный покой и тёплые прозрачные заливы со светящимися кораллами. Наверное, этот остров, говоря словами писателя Курта Воннегута, - мечта о загробном мире любого путешественника.

Фото Александра Ингилевича

Чёрный песок и алые кораллы

На подходе к острову Барен мы неожиданно оказываемся в зоне извержения: гулкий низкий рокот, столбы чёрного дыма, в котором блистают вспышки. Вулкан выбрасывает лаву и горячий пепел. Вся растительность острова засыпана толстым слоем.

Но природный катаклизм происходит не только на поверх­ности. В толще моря извергается ещё один вулкан - из-под воды вырываются клубы горячего пара. Туда мы и решаем совершить погружение.

Фото Александра Ингилевича

На поверхности вода нормальной, «комнатной» температуры. Мы опускаемся вдоль отвесной стены кораллового рифа. Вокруг много рыб. В глубине вода ощутимо становится теплее. Я смотрю на свой компьютер: температура начинает переваливать за +30°. Для морской живности ситуация уже неблагоприятная. Считается, что ни кораллы, ни рыбы в такой среде не живут. Но, к моему удивлению, чем теплее становится океан, тем активней в нём бурлит жизнь. Рыбы начинают двигаться быстрее. Тем временем видимость становится хуже. Температура всё увеличивается. На глубине 20 метров становится совсем жарко. Я вижу на дисплее цифру 42 градуса. Это уже экстрим, надо поворачивать назад.

Но вертикально наверх, чтобы ни случилось, всплыть невозможно, поскольку здесь, на поверхности, вода уже просто горячая - в ней легко можно свариться. Хочешь не хочешь - надо двигаться вперёд. Будто бы плывёшь в длинной пещере или в трюме затонувшего корабля - над головой потолок либо камень. Поэтому очень важно следить, чтобы воздуха в баллонах хватило для возвращения обратно… Мы всплываем в той же точке, где погружались, и на лодке подходим ближе к вулкану. Я касаюсь рукой воды и тут же её отдёргиваю - температура около +70°. Это почти кипяток.

Фото Александра Ингилевича

Остров Барен тоже необитаем. В отличие от благостно белоснежного Хейвлока он чёрен, как ад: свинцово-чёрный песок и такой же непрозрачный, цвета сажи океанский прибой, из-за которого мы к тому же долго не можем подойти к берегу. Песок на пляже жжёт подошвы ног - не из-за близости извержений, а потому что его чернота впитывает энергию солнца. Идти можно только по кромке воды. Прибой оставляет на нём белую пену. Ощущение странное: будто бы только что ты был на белом острове-ангеле и попал на чёрный остров-демон. Настолько они разные, хотя распложены на одном архипелаге и не так далеко друг от друга - на расстоянии одного ночного перехода.

Вглубь острова уходить не хочется - там острые скалы. Я забираюсь на вершину одной из них, и оказывается, что это вовсе не камень, а плотный, слежавшийся вулканический пепел. Отсюда открывается фантастический вид: если посмотреть вниз, ты видишь чёрно-белое кино, а если вдаль и ввысь - ультрамариновое море и голубое-голубое небо.

Напоследок мы делаем ещё несколько погружений. Ощущения такие же сильные, как и от прогулок по суше. На дне красно-алые кораллы и огромное количество макрожизни - голожаберные моллюски и морские коньки ярчайших форм и расцветок, которые, как грибы в лесу, рассыпаны по угольно-чёрному песку. Контраст настолько резкий, что мы ещё долго находимся под его впечатлением.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество