Примерное время чтения: 8 минут
1153

Мёртвое озеро Моно – колыбель жизни на Земле?

Оно уникально и по своей истории, и по геологии, и по химическим свойствам, сравнимым разве что с инопланетными, а главное – своей сюрреалистической красотой. Являясь по сути «Мёртвым морем», оно одновременно служит оазисом жизни посреди безбрежной пустыни для перелётных птиц.

Башни из воды

Моно Лейк – одно из древнейших озёр американского континента. Фантазёрка-природа украсила его «туфовыми башнями» – причудливыми, захватывающими дух сооружениями, торчащими из воды, будто остовы затопленных старинных крепостей.

Дикое и безлюдное, оно лежит в стороне от туристических маршрутов. Здесь нет ни отелей, ни кемпингов. Добраться до Моно Лейк тоже можно только своим ходом.

Это высокогорное, бессточное озеро площадью 150 км², поднятое на высоту 2 км над уровнем моря. Испокон веков его подпитывали тающие ледники с хребтов Сьерра Невады. В него впадает несколько речек, но ни одна не вытекает. Воды озера имеют только один выход – через испарение, что создаёт высокую концентрацию солей и минералов, в 2,5 раза превышающую солёность морской воды и в 80 раз её уровнь щёлочи.

Оно занимает кратер древнего вулкана Моно-Иньо, образовавшийся после извержения, произошедшего 780 тыс. лет назад. Однако, исследовав отложения, расположенные ниже слоя окаменевшего пепла, подстилающего дно озера, геологи пришли к заключению, что Моно – не что иное, как сохранившийся до наших дней остаток очень древнего внутреннего моря, более миллиона лет назад покрывавшего территорию Невады и Юты. Иными словами, Моно Лейк – озеро реликтовое. Вулканическая активность под ним и вокруг него не затухает, о чём говорят сформированные магмой острова - Негит, возникший около 2 тыс. лет назад, и молодой Кратер Пахоа, поднявшийся из центра озера 250 лет назад.

Лос-Анджелес находится в 300 милях от озера, но это не помешало быстро разраставшемуся мегаполису вмешаться в судьбу и облик старожила планеты. Остро нуждаясь во всё большем количестве воды, с конца 1920-х гг. город интенсивно занялся строительством акведуков. Моно оказалось на их пути. 4 из 5 основных притоков были отобраны у озера. Единственной впадающей в Моно рекой осталась Оуэнс. Но и из неё местные жители интенсивно отводили воду. В результате озеро начало катастрофически мелеть. Объём воды в нём уменьшился на треть, уровень поверхности упал на целых 15 м, а концентрация соли резко возросла, что повлекло за собой полное исчезновение рыбы, многих видов местных птиц и растений. Выжить в озере сумел лишь особый вид одноклеточных морских водорослей, которыми и питаются залётные птицы.

По мере опускания поверхности озера на свет начало являться диковинное содержимое его недр, о котором никто раньше даже не догадывался, - при чудливые природные образования самых разнообразных форм: готические замки и крепости, развалины старинных, ушедших под воду городов, доисторические животные, гигантские грибы, пики, палицы – фантазировать тут можно сколько угодно. Днём они имеют сероватый оттенок и фактурой напоминают пористую пемзу, а на закате розовеют, придавая озеру ирреальный и жутковатый вид.

Лето круглый год

Южная сторона Моно, объявленного национальным парком, пустынна и безжизненна. Северные берега, заросшие кустами и деревьями, более живописны. А главное, интересны тем, что прямо из травы «растут» гигантские туфовые нашлёпки. Они отличаются от стройных, как бы тянущихся к небу формаций, проступающих из воды, тем, что более приземисты и сглажены, напоминая грибы или фантастических зверушек. Эта низина не так давно была дном озера, отсюда и разбросанные по ней «скульптуры».

Если вглядеться в прозрачные воды озера, можно заметить, как со дна поднимаются извивающиеся струйки. Это богатые кальцием горячие источники, свидетельство активного вулканизма. Поэтому озеро, несмотря на своё высокое положение, остаётся тёплым круглый год. Лишённое человеком притока свежей воды, оно начало питаться подземными источниками, накапливая минералы и соли, концентрация которых достигла экстремальной.

Вступая в реакцию с перенасыщенной карбонатами и солью водой, источники образуют вокруг себя карбонат кальция – химическое соединение, лежащее в основе мягкого мела и твёрдого мрамора, карстовых пещер и сталактитов, раковин морских моллюсков и коралловых рифов и даже накипи на чайнике. Вот из такого материала и строит это удивительное озеро свои монументы и замки, растущие, как сталагмиты, с его дна. Вода здесь почти такая же плотная, как в Мёртвом море.

В воздухе роятся мелкие мошки, да не простые, а тоже уникальные. Называются они Alkali Flies. Их жизненный цикл весьма оригинален. Тяжёлая солёная вода озера для них – родная стихия. Когда приходит время размножения, мошки ныряют в озеро, забираясь поглубже по склонам туфовых колонн, и откладывают на них яйца. Вылупившиеся личинки продолжают жить под водой, пока не окуклятся. Из-за отсутствия рыбы и других живых существ их некому поедать, и они размножаются в огромных количествах. Когда куколки становятся мошками, они покидают свои солёные ясли и поднимаются роем в воздух.

Ещё до появления на континенте белого человека за куколками, размером и формой очень похожими на рисинки, а вкусом - на арахисовое масло, охотились индейцы племени кутзадика, почитавшие их за деликатес. Именно эти мошки и их куколки привлекали к озеру до двух миллионов перелётных водоплавающих птиц. Весной и осенью их было так много, что они застилали собой небо.

Конец идиллии

Человек нарушил эту идиллию, отняв у Моно воду и ещё больше засолив её. Уровень воды в озере продолжал неуклонно снижаться на протяжении 60 лет, пока в 1994 г. Калифорнийский государственный отдел управления водными ресурсами не издал указ о защите Моно.

Благодаря предпринятым мерам процесс умерщвления озера удалось остановить, и вода медленно начала прибывать, поднявшись уже на 3 м. Специалисты считают, что озеро вернётся в свои изначальные берега не раньше чем через полвека.

А относительно недавно в пробах озёрной воды были обнаружены ранее неизвестные науке микроорганизмы, буквально взбудоражившие учёный мир. Микроорганизмами, получившими название Spirochaeta americana, заинтересовались NАSА и астробиологии Национального космического научно-технологического центра США. Соль в том, что бактерии эти относятся к группе экстремофилов – простейших организмов, способных жить в наиэкстремальных условиях. Экстремофилов, к примеру, находят под толстым слоем арктических льдов, в глубине разломов земной коры, на дне Красного моря, где температура достигает +300° С, и даже среди ядерных отходов. Спирохета американская не нуждается в кислороде, он ей даже вредит. Она чувствует себя в рассолах как рыба в воде, спокойно перенося высокое давление. Поразил учёных и тот факт, что она живёт и размножается в ядовитой среде, с большой концентрацией серы и мышьяка.

«Я считаю, что Моно Лейк – это идеальная модель одного из вариантов экосистемы, способной существовать в экстремальных условиях, – говорит астробиолог Ричард Хувер. – Такие бактерии представляют собой реликтовые формы биологической жизни, сумевшей преодолеть все сложности преобразования молодой Земли на ранних стадиях развития. И именно с такими формами жизни астронавты, скорее всего, встретятся когда-нибудь на других планетах».

До недавнего времени экстремофилам приписывали внеземное происхождение. Но на состоявшейся по этому поводу конференции Американское аэрокосмическое агентство NASA, сославшись на «астробиологическое открытие» в Моно, признало, что «чуждые» формы жизни вполне могут оказаться как бы прошлым и будущим Земли. Что, возможно, именно такие организмы способны непрерывно существовать во Вселенной. На одной планете, говорят учёные, формы жизни могут многократно сменять друг друга, особенно уязвима и быстротечна разумная жизнь. Простейшие же формы, в виде бактерий, способны сохраняться миллионами, а то и миллиардами лет, приспосабливаясь практически к любым, даже суперэкстремальным условиям. Не исключено, что спирохета американская как раз и есть такая бактерия, пришедшая в нашу эпоху из далёкого прошлого. Оставаясь до поры до времени этаким законсервированным неприкосновенным сейфом, она, возможно, хранит в себе код жизни Вселенной.Если всё живое на планете по каким-либо причинам вдруг вымрет, эти бактерии выживут и при новом витке благоприятных условий разовьются в более сложные организмы.

Конечно, это пока только гипотеза, но, согласитесь, весьма интересная. А породило её высокогорное реликтовое озеро, нашедшее пристанище в кратере вулкана.

«АиФ-Америка»

   

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах