aif.ru counter
14259

Как выжить во льдах? Полярник - о зимовках на станциях в Антарктиде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Суперномер: 195 ответов на ваши вопросы 07/12/2016
На станции «Прогресс» полярник дружил не только с тюленями, но и с императорскими пингвинами, чья многочисленная колония располагалась в 25 км от станции.
На станции «Прогресс» полярник дружил не только с тюленями, но и с императорскими пингвинами, чья многочисленная колония располагалась в 25 км от станции. © / Из личного архива

В новостях часто встречаю сообщения про Антарктиду, мол, это кладезь полезных ископаемых для будущих поколений. А как там люди выживают?

И. Сорокин, Тверь

Во время зимовки на российской станции «Восток», расположенной на полюсе холода, где зарегистрирован температурный рекорд (-89,2 градуса), Игорь Сергеевич на подоконнике своей комнаты умудрился вырастить огурцы, помидоры и перец. «Восток» находится на высоте 3488 м над уровнем моря, атмосферное давление там в два раза ниже нормы, а воздух разрежен так же, как на вершине Эльбруса. «Горняшка» (горная болезнь от недостатка кислорода) накрывает каждого новичка. Ещё первое время постоянно хочется пить. «Вода на станции — растопленный лёд, — рассказывает “АиФ” Игорь Жулдыбин. — В ней нет солей и минералов, т. е. чистая, дистиллированная вода. Первое время не можешь напиться. Мы добавляли в неё лимонную кислоту. Отсутствие в рационе “живой воды” приводит к тому, что спустя годы ломит суставы. С этим сталкиваются многие полярники».

Игорь Жулдыбин.
Игорь Жулдыбин. Фото: Из личного архива

Как добраться до «Востока»?

Станция «Восток» из 12 месяцев в году 9 (с февраля по ноябрь) находится в полной изоляции. В это время температура опускается до минус 60-80 градусов, и к полярникам не пробраться ни по суше, ни по воздуху — самолёт, если и сядет, моментально примерзает и взлететь уже не может. По суше до «Востока» можно добраться во время антарктического лета (с ноября по февраль). От побережья материка вглубь Антарктиды до полюса холода снаряжается санно-гусеничный поезд, который идёт в одну сторону месяц (!), преодолевая более 1000 км. Он доставляет на «Восток» прежде всего сотни тонн топлива.

Эта «дорога жизни» таит массу опасностей в местах, где ледник покрыт трещинами. В 2008 г. в одну из них вместе с тягачом АДТ провалился полярник Дмитрий Ломакин. Игорь Сергеевич с волнением показывает видео, снятое очевидцами: «Сегодня трагический день. При устройстве переправы ушёл наш товарищ. Машина лежит на глубине 30 метров... Димку замяло, от кабины осталась одна “лепёха”... Это была его первая экспедиция — фатальная и последняя. Вечная память!» На следующий год в Антарктиду был отправлен отряд «Центроспаса», 12 человек, рискуя жизнью, выпилили кубометры снега и вызволили тело Дмитрия из ледяного плена. Всего за время освоения континента погибло около ста наших соотечественников. «В память о них на российской станции “Беллинсгаузен” возведён православный храм, куда на каждую зимовку приезжает священник. Церковь постоянно действует», — говорит Жулдыбин. Люди, которые покоятся на кладбище в Антарктиде, погибли по разным причинам: сгорели во время пожара на станции, замёрзли в метель. А в 1957 г., когда судно «Обь» почти достигло берегов шестого континента, погибли два матроса — на них упал огромный кусок льда, отколовшийся от айсберга.

Кто запустил «сердце»?

«Когда идёшь в Антарктиду, то где-то за 100 км до берега во всей красоте предстаёт ледяной купол Южного полюса, — продолжает Жулдыбин. — “Снежная шапка” занимает весь горизонт и кажется необъятной, по сравнению с нею корабль — молекула. Первый раз это зрелище своим масштабом меня придавило. А когда судно встаёт наконец в бухту во льды, на ближайшую российскую станцию, что в 10-15 км, полярников доставляет вертолёт. В одну из зимовок, в 1998 г., мы благополучно долетели, вертолёт отправился за следующей группой. И вот час его нет, два, три. А потом приходит сообщение, что при взлёте с судна машина врезалась в ледяной купол, 5 человек погибли, 4 были ранены».

Игорь Жулдыбин (справа) с коллегой на станции «Мирный» на фоне айсберга. 1994 г.
Игорь Жулдыбин (справа) с коллегой на станции «Мирный» на фоне айсберга. 1994 г. Фото: Из личного архива

По словам Жулдыбина, из всех шести российских станций — «Мирный», «Восток», «Прогресс», «Молодёжная», «Новолазаревская» и «Беллинс­гаузен» — нельзя выделить ту, где было бы легче зимовать. «Да, на “Востоке” из-за холода можно обжечь лёгкие, но на “Мирном” тяжело из-за “дульников” — ветров больше 20 м в секунду, которые дуют 9 месяцев в году. Там везде протянуты верёвки, люди передвигаются, держась за эти канаты».

На «Востоке» Жулдыбин работал начальником дизельной станции, от которой в прямом смысле слова зависит жизнь полярников. В самом начале он столкнулся со сложнейшей задачей — станцию предстояло расконсервировать. Всё потому, что в 1994 г. из-за нехватки топлива «Восток» закрыли на 9 месяцев. Сутки он не смыкал глаз и при температуре −57 разогревал газовой горелкой дизель-генератор, чтобы запустить «сердце» — так здесь называют агрегат, дающий свет и тепло. С техникой Игорь Сергеевич «на ты» с детства. К окончанию школы у него были водительские права на всю транспортную технику, начиная от легковушек, заканчивая комбайном и трактором. А в итоге он выбрал профессию судового механика, ходил по морям на рыболовных и грузовых судах. Семья — жена Надежда, педагог, с которой они вместе 40 лет, дочка и сын — ждала его в Петербурге. А в Антарктиду Игоря сосватал сосед по даче, полярник Анатолий Лайба. Видя, что у Жулдыбина золотые руки, и понимая, что такие люди, как кислород, нужны на «Востоке», уговорил его съездить в отдел кадров питерского Института Арктики и Антарктики. За 37-летнего специалиста там сразу же ухватились. По возвращении из первой экспедиции, длившейся 20 месяцев, полагался 8-месячный отдых, но близкие не успели нарадоваться на отца и мужа. Рук Жулдыбина вновь не хватало на Южном полюсе. В дальнейшем у него накопится 11 лет антарктического стажа. Точку в экспедициях поставил 4 года назад: «Здоровье уже не то». Жулдыбин уверен, что России необходимо продолжать осваивать Антарктиду: «Там много полезных ископаемых. Пока добывать их нерентабельно, но мир быстро меняется. В 90-х гг. телефонная спутниковая связь с Большой землёй была очень дорогой, на 10 минут разговора с семьёй уходила месячная зарплата (1 минута стоила 10 долл.). А теперь на полюсе холода постоянный бесплатный Интернет благодаря спутниковой связи».

Игорь Жулдыбин.
Игорь Жулдыбин. Фото: Из личного архива

Среди антарктических льдов Жулдыбин навсегда оставил частичку своей души: «Там нет шелухи, все настоящие. Человеку там невозможно притворяться тем, кем он не является на самом деле. Роль денег сведена к минимуму. Собственно, в Антарктиде почти нет товарно-денежных отношений, зато есть человеческие. Там друг — Друг с большой буквы, при внешнем холоде между людьми удивительная теплота. Может, этот антарктический дух и есть главное “полезное ископаемое” шестого континента?»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы