2056

Главное делать красиво и качественно. Один день с парикмахером-стилистом

Роман Кульгускин / АиФ

Человек в чёрном

Мише 32 года, но он всё ещё считает себя молодым и, похоже, не столкнулся с так называемым «кризисом среднего возраста». Идеально отглаженные чёрные брюки, чёрная рубашка – верхние пуговицы расстёгнуты, туфли тоже чёрные. Выделяется в его наряде разве что массивная пряжка чёрного кожаного ремня да толстая золотая цепочка на груди. Такой «траурный» вид в подмосковном салоне красоты «эконом-класса», где работает Миша, считается униформой.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Рабочий день – с девяти до девяти. Главный плюс лишь в том, что до рабочего места ему идти не больше десяти минут пешком. Квартиру Миша снимает в ближайшем микрорайоне. Миша (аналог его таджикского имени, о котором парикмахер-стилист для удобства посетителей умалчивает) – одна из причин районной популярности салона. Улыбка и скорость работы – то за, что Мишу ценят и уже успели прозвать «знаменитым».

От ВДВ до мастера ножниц и расчёски

В 2002 Миша приехал в Россию из Душанбе сразу же после службы в армии. «ВДВшник был, в «десантуре» служил, – начинает он свой рассказ о том, как стал «цирюльником». – Приехал, гражданство получил, слава богу. Никаких сложностей не было. Прорабом работал в строительной фирме, в охране. Год в госпитале Вишневского работал». Высшее образование он получал на новой родине – в России. Закончил Миша факультет таможни при Московском коммерческом институте. Правда, по полученной специальности работать не стал.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

«В детстве у меня был такой азарт, родители, братья. Несколько братьев. Я их начал стричь. Говорили, что эта профессия всегда пригодится, – Миша говорит с характерным восточным акцентом. – У меня, вообще, профессий несколько. Могу евроремонт сделать».

Парикмахерские курсы на Красной Пресне он закончил по наитию, так показалось правильным в тот момент. Рабочую комнату Миша делит с женщиной Ольгой. Их зоны разделены двусторонним зеркалом величиной в человеческий рост. Таких комнат в салоне три. Все они оборудованы должным образом.

За время общения герой репортажа неоднократно подчёркивает, что все разрешения на проживание и работу, а также на гражданство он получал исключительно легальным путём, и «все документы, положенные по закону, предоставил».

В кресло опускается бизнесмен Владимир. Обслуживая его, Миша убивает двух зайцев: получает деньги за стрижку, как со стандартного клиента, и узнаёт о том, какие сейчас существуют новые способы наращивания волос. Владимир работает в фирме, которая как раз собирается запустить на московском рынке новую услугу в этой области. Пока Миша работает, ему и Владимиру удаётся договориться о дальнейшем сотрудничестве.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

«Все деньги не заработаешь, – рассказывает Миша, орудуя ножницами и расчёской над шевелюрой первого клиента. – Прорабом работал, в других местах пробовал. Но сейчас определённо получше. Могу семье помогать, братьям, родителям. Квартиру, машину могу себе позволить». Прежде чем начать работу, он раскладывает инструменты – проверят работу «машинок» и заточку ножниц. «Сначала мне вообще всё сложно было, – признаётся он. – Но я такой человек с детства был стремительный. Всё хочу сделать сам. И поднялся. Ни в чём не нуждаюсь».

Владимира сменяет парикмахер из соседнего «кабинета». Такое в профессии не редкость. Зачем ходить куда-то далеко, если можно обратиться к коллегам. Сегодня он подстрижёт соседа, а завтра – тот его.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

«Я даже не работал ещё в этой сфере. У меня работал друг в салоне. Он попросил меня приехать и сделать причёску. Я пришёл, сделал, как он просил. Через час пришёл директор, увидел моего друга и сказал, что товарищ первый раз „нормальную причёску сделал“». Он ответил, что его стриг Миша. Так работать и устроился. У его коллег по салону путь в парикмахеры разный – кто мечтал с детства, а кого жизнь заставила.

«Пока мне всё нравится, но эта такая профессия, где не все могут работать. Надо уметь делать красиво и качественно, – делится Миша. – Для этого надо общение. Главное, что я образованный человек и знаю по-русски хорошо. Могу объяснить, посоветовать. Если что-то не знаю, то спрошу. Я себя никогда не хвалю». Впрочем, запасной ход – смену профессии в будущем – он для себя не исключает: «Пока я молодой, я могу меняться. Как я читал, что каждые пять лет надо менять профессию».

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Дети

Миша женат, воспитывает сына и дочь. «Я очень много людям помогаю, даже сиротам. Отправляю им деньги. Некоторые из них – мои родственники, а некоторые – обычные в интернатах. Иногда отправляю домой деньги, чтобы разменяли крупную сумму на мелкие и отдали на благотворительность», – рассказывает он, пока обслуживает самую сложную категорию клиентов – детей с родителями. Молодая мама привела к Мише двухлетнего Ярослава. Ребёнок заметно нервничает и плачет. Миша пытается его успокоить, но удаётся это лишь после того, как мамаша включает для Славы на своём мобильном телефоне клип поп-исполнителя Мити Фомина. «Всё будет хорошо», – запевает Фомин, мать и Миша. Ребёнок успокаивается.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

«Когда я сам поеду, каждый год один раз. Я покупаю вещи, какие надо, и привожу в детдом. Независимо от того, знаю я сирот или нет. Мне всё равно. В тюрьме помогаю родственникам, которые сидят, – продолжает Миша. – Есть в свете бог, он всё видит. Если ты дашь кому-то много, ты побольше собираешь. Поэтому надо сделать хорошее, и тебе это всё вернётся».

Временной период до обеда в этот раз получается у Миши «детским» – ещё троих ребят родители приводят на стрижку. Они взрослее, чем Ярослав, так что не капризничают и танцевать вокруг них не приходится.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Обедает Миша обычно в районе двух часов дня.

Перед обедом племянник завозит к нему на пару минут старшего сына – Самира. Мальчик смотрит на отца большими глазами, Миша не сдерживается, берёт его на руки и несколько раз целует. «Город большой у нас, но садиков мало. Самирке приходится дома сидеть, – жалуется Миша. – Многие знакомые по 3–4 года в очереди стоят, а там уже детям в школу пора. Десятки тысяч человек в очередях сидят. Зачем так делать?».

Парикмахер признаётся, что, скорее всего, он в мае отвезёт Самира к родственникам в Душанбе. Там с детскими садами, по его словам, проблем нет. Миша уже присмотрел «русский садик», где все дети говорят по-русски свободно и научат «будущего россиянина» Самира говорить без акцента. Своего сына Миша видит в будущем врачом.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Близость работы и дома даёт Мише выбор: обедать прямо на рабочем месте (в салоне есть кухня, микроволновая печь и т. д.) или обедать полноценно дома. Иногда он приносит с собой то, что приготовила дома жена. Она следит за сыном и дочерью.

Россия и Таджикистан – две родины

16:00. Телевизор в коридоре, поставленный скорее для посетителей, чем для персонала, показывает свежий новостной выпуск. Если вслушаться, то сквозь шум триммера, которым Миша подравнивает растительность в области шеи у очередного посетителя, слышно, как ведущая отмечает, что пограничники пресекли очередную акцию наркоторговцев на российско-таджикской границе.

«Сейчас там ничего нет страшного. Люди, как везде, живут, кто-то хорошо живёт, кто-то плохо. Едут в Россию, так как страна маленькая, а населения много», – говорит он. Миша принимал участие в защите своей страны. После полгода охранял генералов, а потом три месяца министра внутренних дел.

«Я сейчас про Россию больше знаю, чем про Таджикистан, – продолжает он. – Знаю правительство, кто министр обороны, кто президент, а кто, например, премьер. Кто министр образования… У себя уже не знаю». Любит российскую эстраду – песни Киркорова, Пугачёвой, Стаса Михайлова и Григория Лепса – и сам поёт.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Национальный вопрос и самооборона

На улице темнеет. В районе, где работает Михаил, мало фонарей и много незаконченных строительных объектов. В паре километров есть лесная полоса, но он не боится поздно возвращаться домой в одиночку.

«У меня такая работа, что делаешь своё дело и идёшь к семье, – поясняет он причину такой удачи. – А есть те, кто пьют, гуляют по ночам. Если ты прямой дорогой идёшь, чисто одет и выбрит, никто до тебя лезть не будет». Тем не менее, если, не дай бог, что-то произойдёт, Миша готов постоять за себя. «Я хожу вооружённый, у меня есть пистолет-травматика. Всё по закону», – улыбается он. А ещё в молодости Миша занимался спортивной борьбой и регулярно посещал спортзал.

С агрессией в свой адрес со стороны националистов Миша, по его словам, за всё время проживания в России не сталкивался. «Образ жизни у меня такой: непьющий, некурящий. Без конфликтов. На работе со всеми дружу. Коллектив хороший», – говорит «гастарбайтер-парикмахер».

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

До вечера он успевает обслужить ещё 10–12 клиентов. Большинство из них постоянные. С этим связан и тот факт, что пожелания о том, как именно их нужно подстричь, высказываются минимальные: «покороче», «убрать сверху», «виски оставить прямые». В остальном чаще всего звучит: «как обычно» или «на твоё усмотрение». Зачастую экспериментам и креативу предпочитают классические стрижки.

Последним по записи у Миши значится крупный полицейский чин в ранге не то майора, не то полковника. Завидев фотокамеру, сотрудник по негласной полицейской традиции настоятельно просит, чтобы его лицо не попадало в кадр.

«Что мне нравится в Мише, так то, что он всё делает быстро, хорошо и при этом не задаёт много вопросов», – хвалит парикмахера офицер.

«У меня обязательно будет своё дело, пусть не в этом году, так в следующем. Один или два салона открою. Пусть даже не в России, а в Душанбе. Вернуться не проблема. Но я своего добьюсь, так и запиши», – говорит Миша на прощанье и спешит домой. Перед сном ему ещё нужно успеть погулять с Самиром и обнять жену.

Фото: АиФ / Роман Кульгускин

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах