aif.ru counter
10.04.2013 00:05
1022

Павел Астахов: Упреки вселенского масштаба я принимать не готов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. Скандалы в Большом театре докатились до суда 10/04/2013 Сюжет Российский ответ на «закон Магнитского»
Павел Астахов: «Конкретные дети нуждаются в помощи, операциях, лекарствах. Их - много». Фото Алексея Витвицкого

С уполномоченным при Президенте России по правам ребёнка Павлом Астаховым побеседовал наш корреспондент Александр Колесниченко.

Для нашего журналиста тема усыновления сирот не чужая. Три года назад Александр с женой усыновили мальчика из детдома и на своём опыте испытали все бюрократические преграды этого непростого процесса. Поэтому корреспонденту «АиФ» было что спросить у собеседника, включая неудобные и жёсткие темы о детях.

«АиФ»: - Павел Алексеевич, вы говорили, что день начинаете со сводки «детских» новостей. Какие новости сегодня?

П.А.: - Большая часть - публикации информагентств, информация из Управления Президента по работе с обращениями граждан, из Следственного комитета. Подростковая агрессия, суициды, пропавшие дети. В прошлом году матери убили 106 новорождённых. Важная новость по Ангелине Быковой из Екатеринбурга (ранее сообщалось, что чиновники не разрешили благотворителям свозить в США на операцию 12-летнюю сироту с ДЦП и несколькими запущенными заболеваниями. - Ред.). На волне недавних событий (запрет на усыновление в США. - Ред.) такие истории теперь привлекают внимание - и это хорошо. Я с ней уже встретился. Доказательств, что американцы собирались что-то для девочки сделать, не предоставили. Необходимые операции ей уже провели в Екатеринбурге.

Наших бьют

«АиФ»: - Раз уж заговорили о законе: он стал ответом на «Акт Магнитского», по которому нашим чиновникам пригрозили отъёмом американских активов. И называется он не «Димы Яковлева», а «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям... прав и свобод граждан РФ». Но получилось, что пострадали как раз наши. Добавив туда запрет на усыновление, по второму разу сделали сиротами несколько десятков детей, у которых, по сути, уже были новые родители. Говорят, именно вы предложили поправку?

П.А.: - Не знаю, с какой стати мне приписывают авторство, видимо, удобно... О проблемах с усыновлением в США я узнал вскоре после того, как приступил к обязанностям, и сразу же об этом заявил - ещё в апреле 2010 г., после истории с Артёмом Савельевым. Американская приёмная мать посадила его в самолёт до Москвы с записочкой, что отказывается. Выяснилось, что это был не первый такой случай. МИД выдал мне данные по убитым: на тот момент 17 детей. Пошла информация, какие ужасные преступления совершаются порой против приёмных детей в Штатах.

Абсолютное большинство американцев - нормальные люди. Но некоторые подвержены «модным» увлечениям. То начинают бегать-худеть, то обучать детей по новой методе: связывают, сверху садится взрослый и два часа орёт матом сам и заставляет кричать ребёнка. Якобы это помогает избавиться от негатива - безумие! В 2011 г. мне написала одна из американских правозащитных организаций: остановите усыновление, «у нас вот это с вашими детьми делают».

Когда в декабре принимался закон, было понятно, что по некоторым детям уже есть решения судов об усыновлении в США, ещё не вступившие в силу. Но после моего обращения Верховный суд дал разъяснения, и все дети - 52 человека - выехали. Кроме того, я просил: дайте мне списки, по кому не было решения суда, но семья такая-то виделась с ребёнком столько-то раз, на такой-то стадии оформление документов, - будем смотреть, в чём эти дети нуждаются. Но списки так никто и не дал.

«АиФ»: - Такой список - 81 семья - был, например, у Чулпан Хаматовой. Хаматова, Лия Ахеджакова, Евгений Миронов, Сергей Юрский умоляли дать таким семьям закончить процесс, сделать исключение.

П.А.: - Исключение из закона сделать никто не может. Только если будет принят другой закон.

«АиФ»: - Страшные случаи с российскими детьми в Штатах - это исключение из правил или правило? Ведь за всё время в США усыновили около 60 тыс. детей.

П.А.: - Конечно, исключение, но и 20 убитых слишком много! А о судьбе многих мы не знаем. Примерно треть детей в Штатах, усыновлённых из других стран, не приживаются в первой семье и передаются в другую. Ребёнок может сменить до 30 семей. Считается, так ищут, где ему будет лучше. Но на второй семье для нас он «теряется».

«АиФ»: - Депутат Госдумы Светлана Горячева подозрительно горячо утверждала, что 5% из этих 60 тыс. усыновлены для секса, ещё 5% уже «разобраны» на органы, остальных готовят для войны - с нами же.

П.А.: - Может, Горячева знает больше, она бывший прокурор. У меня доказательств нет.

В детских домах сейчас - более 100 тыс. детей. Шанс обрести приёмных родителей есть далеко не у всех В детских домах сейчас - более 100 тыс. детей. Шанс обрести приёмных родителей есть далеко не у всех. Фото Олега Дьяченко

Людоедское государство?

«АиФ»: - Что с усыновлением в европейские страны?

П.А.: - По усыновлённым в Европу, во-первых, нет убийств. Во-вторых, нет проблем с отчётами о жизни детей.

«АиФ»: - Но по тому же закону усыновление в Европу будет также одномоментно прекращено, если в ЕС примут свой «акт Магнитского». Вы готовы?

П.А.: - Если проблема возникнет - там и посмотрим. Не стоит гадать на кофейной гуще. Мне есть чем заниматься - это проблемы конкретных российских детей, которые действительно нуждаются в помощи, в операциях, в лекарствах. Их много. И когда ко мне попадает информация про конкретного ребёнка - да я замучаю всех министров и губернаторов. Есть, например, история 9-месячного Ярослава Колосова, которого из больницы с дыркой (стомой) в животе отдали матери: на, мамочка, какашечки из него вытаскивай! На меня даже набросился доктор Рошаль, что я ничего не понимаю в медицине. Не понимаю, но вижу, что ребёнка нужно было не выписывать, а отдать на консилиум, чтобы получить решение о лечении за границей. Но и на консилиуме, бывает, сидят врачи, которые больше переживают за свой «мундир»: нет, сможем и у нас вылечить... Мы добились, чтобы мальчика отправили лечить за госсчёт за границу. Рана зажила. Ярослав бегает.

Это не отменяет благотворительность, но мы не можем, торгуя нефтью, газом, обладая огромными ресурсами, собирать деньги для лечения детей, а уж тем более лишать возможности на заграничную медпомощь, если она необходима.

С другой стороны, есть люди, которые хотят политизировать ситуацию до такой степени, чтобы показать, что у нас людоедское государство, чиновники, в том числе Астахов и Путин. Я действительно давний противник иностранного усыновления. Мы подсели на него, как на наркотик, а внутри России в связи с американским усыновлением сложилась система взяток и коррупции, которую по-другому, кроме как одним махом, было не победить. Некоторые проблемы у нас в стране можно решить только так. Поэтому принятый в декабре закон - сожжённый мост. Отступать некуда, за нами - дети! Заградотряд поставили сзади, теперь - только вперёд.

Мать на героине

«АиФ»: - Если говорить о «потерях», какова статистика смертности в нашей «сиротской» системе?

П.А.: - Есть статистика детской смертности по стране, но отдельной графы по детям-сиротам нет. В том числе потому, что учреждения «принадлежат» 3 ведомствам - Минздраву, Мин­обру, Минтруду. За детей в стране отвечают 19 ведомств. Но ясно, что больше всего детей умирает в тех учреждениях, где содержатся самые тяжёлые, в том числе тяжелобольные, дети пьяниц и наркоманов - без глаз, без рук, без ног. Смотришь на них и не понимаешь - как такое могло случиться? Мне говорят - мать на героине, уже умерла или пьёт. Страшно!

«АиФ»: - В этом смысле было странно видеть, как вы «рекламировали» на федеральном телеканале биологическую мать Максима Кузьмина, которая вдруг решила вернуть себе из Штатов Кирилла - брата Максима. Почему вы так уверенно заявили, что того именно убили, - ещё до окончания официального расследования (вердикт суда - несчастный случай. - Ред.)?

П.А.: - Когда на эту историю обратили внимание в Думе, нам в Штатах начали врать - например, заявили, что следов психотропного препарата не обнаружено, а отец сам говорил, что давали рипердал долгое время. Синяков тоже нет. Теперь у нас имеется акт вскрытия и осмотра: и психотропный препарат, и более 30 синяков и ссадин. Мы не следственные органы, но у меня была информация из надёжного источника, и она подтвердилась.

Юлия Кузьмина направила мне письмо, что одумалась и хотела бы восстановить родительские права на Кирилла. Я лично с ней незнаком, не общался и, соответственно, не «рекламировал». Это ваши коллеги-журналисты разыскали её, привезли в Москву, поснимали в шоу, заплатили кучу денег и отправили обратно. Разве можно так поступать с человеком с пристрастием к алкоголю?

На ноябрьском заседании президентского совета по «дет­ской» стратегии действий я предложил обратиться к генпрокурору с предложением запретить на телевидении эксплуатацию образов потерпевших детей. Доходит до полного бреда: кастрируют на НТВ педофила. Заманивают всеми способами на программы, дают людям деньги, обещают славу, платят за рассказ о преступлении, страданиях своего ребёнка - у человека происходит перекос сознания. Если речь о малолетних преступниках, то им вообще начинает казаться, что они превратились в героев - то есть всё правильно сделали.

- Поэтому от вас, как от уполномоченного, хотелось бы не участия в таких шоу, а оценок, весомых и честных слов и насчёт плохих законов, и насчёт подобных телепрограмм.

П.А.: - Во-первых, я на такие ток-шоу не хожу и против них, во-вторых, когда ты надеваешь на себя шинель чиновника, не всем можешь давать оценки. В-третьих, я часто выхожу за рамки своих полномочий. В принципе можно сидеть и разбирать заявления. Жалоба на соцзащиту, предположим, в Амурской области? Отправил местному министру соцзащиты - разберитесь! Можно не проверять учреждения, не заниматься судьбой конкретных детей. Но я буду это делать и делаю. Только прилетел из Якутии, уехал в Саратов, сейчас из Екатеринбурга и улетаю в Тюмень, потому что везде проблемы. В советское время ответственность за воспитание детей - не только сирот - с семьи переложили на государство. А в 90-е годы система лишь разрушалась.

Директор вылетел

«АиФ»: - Эксперты обращают внимание: «сиротская» система по-прежнему устроена так, что опеке легче забрать ребёнка из кровной семьи, не возиться с усыновителями, а отдать его в детдом. Дет­дом, «раздавая» детей, теряет деньги. А региональные власти ради экономии заинтересованы закрыть малокомплектные детдома, в которых легче всего создать семейный уют. Не говоря уже об изнасилованиях со стороны старших, издевательствах со стороны персонала. Результат работы системы - считаные проценты выпускников, ставших полноценными членами общества. Как меняется ситуация?

П.А.: - За три года мы проинспектировали более чем тысячу дет­ских учреждений - это треть всех «сиротских» интернатов в 78 регионах. В первый год работы я провёл в командировках 234 дня. Сразу же после назначения пришлось разбираться с массовым бунтом в ижевском интернате, 12 детей там вскрыли вены. Полный кошмар, криминальные порядки, которые выстроил директор, строгая иерархия, «пахан». Интернат расформировали, ребят перевели в хорошие учреждения, зачинщика посадили, директор под следствием. Я вам могу рассказать больше страшных историй, чем вы мне, но сейчас ситуация заметно меняется к лучшему.

«АиФ»: - Подтверждаются ли истории о «мёртвых душах» - умерших, на которых детдома продолжают получать деньги?

П.А.:- Есть и такое, это тоже криминал. Есть страшные дет­дома, как в Берёзовке (Хабаровский край). Я ездил туда разбираться, когда 11-летнего мальчика так спеленали в смирительную рубашку, что он умер. Они детей перед моим приездом накачали препаратами - все лежат как голубцы, не двигаются. Спрашиваю: «Что с детьми?» А у персонала глаза бегают. Директор до конца учреждения со мной не дошёл - вылетел с работы. Няньку осудили на 1,5 года условно. Нижнетуринский интернат в городе Лесной, антисанитария: 95 детей отравились, трое умерли. Я приехал из Челябинска за 600 км, а мне по приезде говорят, что всё нормально, хотя там невооружённым глазом видно, в каких конкретно углах у них кишечная палочка. Интернат в Павловске: 550 детей, четыре корпуса, у трёх провалены крыши.  Спасибо Валентине Ивановне Матвиенко (тогда губернатор Санкт-Петербурга. - Ред.) - она нашла 74 миллиона рублей. Крыши починили, волонтёров, которых директор прогнал, вернули, а самого директора, наоборот, уволили. В первый год по результатам наших проверок уволили больше сотни человек, по многим - уголовные дела.

Виноваты те, кто не исполняет закон: воспитатели, директора и дальше до региональных министров, губернаторов. Защита сирот - это прямая ответственность регионов. Органы опеки практически везде «принадлежат» даже не региональным властям, а муниципалитетам. Ни президент, ни премьер-министр не могут отвечать, например, за конкретный детский дом.

Мы добились, что в последние годы все детдома финансируются в полном объёме, все дети накормлены, одеты, обуты. Иначе это повод для санкций. Кстати, в Германии, где считают каждый цент, содержание детей в приютах стоит дешевле, чем у нас. Например, в одном из детдомов Карелии (сейчас его закрыли) содержание одного ребёнка обходилось в 1,5 млн рублей в год (4 тыс. долларов в месяц, как в 5-звёздном отеле на море. - Ред.), а дети спали на рваных матрасах, в окнах - ни одного целого стекла. Где находим откровенную коррупцию или преступления в отношении детей, материалы сразу передаём следователям. Сейчас Следственный комитет, например, разбирается с сообщениями о насилии в детских домах Забайкальского края. Я там был несколько раз, лоб разбил о прошлого губернатора. Очень тяжёлая ситуация с дет­домами - ещё от позапрошлого губернатора - в Московской области. Новому - Воробьёву - сейчас нелегко, но он сразу включился в работу.

Счастье ребёнка зависит, к сожалению, от того, как его понимает конкретный руководитель региона. Но губернаторы, как и детдома, очень разные. Обнадёживает, что есть регионы, где вновь выявленных сирот сегодня меньше, чем детей, переданных на воспитание в семьи. Опека и социальные службы там, прежде чем отобрать детей, пытаются оказать помощь родной семье. Родная семья лучше, чем приёмная, и тем более лучше, чем детдом.

«Жалуйтесь мне!»

«АиФ»: - Кому жаловаться, если региональные власти начинают из экономии, например, «сливать» школы, ухудшать положение учеников?

П.А.: - У нас многие не умеют задать правильный вопрос, чтобы получить правильный ответ. Если вы считаете, что вам не выделяют лекарство, или не обеспечивают эффективную медпомощь, или нарушено право на образование - нужно понять, в какое из 19 ведомств обращаться.

Я не правительство, но… жалуйтесь мне. В самых тяжёлых ситуациях мы можем реагировать более оперативно. Кроме того, есть сеть региональных уполномоченных. Они объединены в ассоциацию, я председатель. Большинство из них работают честно и эффективно.

Кстати, ближайший съезд уполномоченных 16-17 апреля в Уфе будет посвящён доступу к эффективному здравоохранению. Берём самую больную тему. Не всем хватает квот. Нужно рассмотреть список заболеваний, которые не попали в перечень орфанных (редких) недугов, - отдельно по каждому нужно принимать решение. Есть проблема с доступностью медпомощи. Мы хотим объяснить людям, что не надо просто говорить, что мой ребёнок умирает, а его не лечат. Если не смогут лечить в регионе, должны отправить в федеральный центр. Если Москва не сделает, то есть алгоритм, по которому нужно действовать, чтобы получить лечение за границей.

«АиФ»: - Не раз приходилось слышать, что матерям в больницах приходится спать на полу.

П.А.: - Был приказ, по которому матерей пускали только с совсем маленькими детьми. Я столкнулся с такой ситуацией два года назад в Новосибирске: мать лежит на полу, её ещё и не кормят. Обратился к министру Голиковой, сделал доклад президенту. Она отреагировала быстро. Закрыли вопрос: приказ изменили, проблем быть не должно. По крайней мере, последний год я о таком не слышал. Всех должны обеспечить спальным местом и кормить.

«АиФ»: - Ещё один ужасный повод для возмущения - поиск пропавших, потерявшихся детей. В полиции, бывает, не торопятся с началом поисков, хотя в таких случаях на счету каждая минута.

П.А.: - Полиции нужно так выстроить регламенты, чтобы начинать поиск ребёнка незамедлительно, а не через 3 дня. Поиск остаётся полицейской задачей, но без волонтёров не справиться. Мы дали задание всем региональным уполномоченным держать контакт с волонтёрскими группами. Главным пороком здесь остаётся то же самое - равнодушие в обществе по отношению к детям.

Мы сегодня ставим перед собой много задач: учить родителей быть родителями, создать службы сопровождения, открывать школы приёмной семьи и так далее. И всё это ради достижения цели, которая в принципе заложена в человеческой природе. Но мы забываем под влиянием современности или из-за того, что втянулись в какие-то политические дискуссии, зачастую направленные на разрушение, что наш долг - позаботиться о тех, кто не может о себе позаботиться: стариках и детях. Давайте выйдем из этого пике, прекратим бросаться друг в друга упрёками, начнём наконец созидать. И давайте не будем равнодушными. Равнодушие - это самый страшный порок и враг, который сегодня есть.

Сколько «лишних» детей?

«АиФ»: - Вы говорили, что из усыновителей стоит целая очередь - 18 тыс. человек. Но детей-сирот - более 100 тыс.

П.А.: - Из них детей, скажем так, без особенностей, привлекательного возраста - около 60 тыс. Остальные - подростки и около 20 тыс. детей с тяжёлыми заболеваниями, инвалиды… Ими нужно заниматься: детские дома семейного типа, наставничество, профессиональные приёмные семьи, программу подготовки которых нужно сделать федеральной. Всех сирот надо возвращать в семьи. В родные или приёмные. Президент одобрил идею о создании федерального банка данных не только детей-сирот, но и приёмных родителей. Так они быстрее найдут друг друга.

«АиФ»: - Один из упрёков к результатам вашей работы - небольшой процент граждан, которые хотя бы не исключают для себя возможности стать приёмными родителями: 14%.

П.А.: - Упрёк - мне? Что кто-то не готов помогать детям? Упрёки вселенского масштаба я принимать не готов. Не я воспитывал наше общество. И государство не может воспитывать его. Это наша беда, но не вина государства. У нас развитое гражданское общество, множество общественных организаций и активные люди. Этот упрёк им!

На историческом разломе 80-90-х выросло поколение, которое наплевательски относится и к своим детям! Постоянно говорю: люди, обратите внимание, какими мы стали жестокими и равнодушными. Недавний случай в Москве с девочкой, высаженной на мороз из маршрутки…

«АиФ»: - Информация подтвердилась?

П.А.: - Следствие ещё идёт. Но все же поверили, что такое могло случиться! Более того, тут же стало известно о нескольких похожих случаях, на которые просто не обратили внимания. Мальчика трое подонков обобрали и избили в автобусе, а водитель высадил: «Мальчик, иди утрись снегом, у тебя кровь». Полный автобус, и все промолчали.

Люди, ау! У вас за стенкой кричит ребёнок, но вы не по­звоните в полицию, потому что равнодушны. А потом выясняется - реальная история в Питере, - что родственник приходил сидеть с маленькой девочкой и насиловал её. Соседи 4 месяца слышали, что кричит малыш за стенкой, и ничего не предприняли!

Оставить комментарий (12)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество