1867

Как реформировать мировой рынок нефти?

Игорь Сечин, главный исполнительный директор и председатель правления ОАО «НК «Роснефть».
Игорь Сечин, главный исполнительный директор и председатель правления ОАО «НК «Роснефть». Коллаж АиФ

Перевод авторского текста Игоря Сечина для газеты Financial Times 

Нынешний нефтяной кризис часто сравнивают с кризисом перепроизводства 80-х годов, несмотря на то, что баланс спроса и предложения на нефть остаётся практически таким же, как в прошедшее десятилетие, когда цена была намного выше. По сравнению с наводнением, которое обрушило рынки нефти в 1985 году, сегодняшний кризис больше похож на рябь на воде. Мир нуждается в нефти. Ведущие аналитики прогнозируют рост спроса на 10% до 2020 года.

И всё же сотрудники нефтяных компаний по всему миру наблюдают за падением цены на нефть и отвечают значительным сокращением своих инвестиционных планов. По оценкам аналитиков компании «Wood Mackenzie», в 2015 году ожидается сокращение инвестиций в отрасли более чем на $100 млрд долларов. Нефтесервисные компании за прошедший год сократили десятки тысяч рабочих мест, ссылаясь на резкое падение спроса на свои услуги.

Предложение будет снижаться, и баланс восстановится в течение года. В 1985 году инвестирование в новые скважины приносило доход при цене добываемой нефти в 20–30 долларов США за баррель. Теперь же больше нефти получают из скважин, строительство которых затруднительно и к тому же дорого обходится; безубыточная цена находится в диапазоне от 60 до 100 долларов за баррель. 

Глядя на фундаментальные рыночные показатели, можно сделать вывод, что цены скоро достигнут уровня в 60–80 долларов США за баррель, что означало бы перспективу получения прибыли от бурения новых скважин, в которых нуждается весь мир. Но если рынок будет по-прежнему искажаться, восстановление цены займёт больше времени, чем это нужно в реальности, множество текущих производственных проектов будут заморожены, мы столкнёмся с дефицитом нефти, и тогда цена в итоге подскочет до 90–110 долларов США за баррель или даже выше

На сегодняшних деформированных нефтяных рынках цены не отражают реальное положение вещей. Они обусловлены финансовыми спекуляциями, которые оказываются важнее в ценообразовании, чем реальные факторы спроса и предложения. Финансовые рынки стремятся к образованию экономических пузырей, которые в любой момент могут лопнуть. Вспомним кризис дот-комов и кризис ипотечных кредитов. Более того, рынки подвержены откровенному манипулированию. Мы не забыли выявленные сговоры при формировании ставки ЛИБОР (Лондонская межбансковская ставка предложения — прим. ред.) и цены золота. 

Казалось бы, ответ лежит в усилении регулирования. Но на самом деле регулирование уже избыточно и только ухудшает положение вещей. США запрещают экспорт нефти на протяжении более чем четырёх десятилетий, давая американским нефтеперерабатывающим заводам значительные преимущества перед их европейскими конкурентами. Акцизный режим ЕС, вводящий пошлины на нефтепродукты, приводит к деформации рынков потребления нефти. Санкции в отношении Ирана искажают направления поставок нефти и её балансы. Санкции в отношении РФ направлены на подрыв долгосрочного обеспечения Европы нефтью. 

Тот факт, что налог на нефть разнится в зависимости от места, также вредит условиям торговли и объясняет, почему, например, в Европе и США сформировались различные по структуре рынки нефтепродуктов. 

Финансовые пузыри, рыночные манипуляции, избыточное регулирование, регионализация ценообразования настолько искажают рынок нефти, что невольно возникает вопрос: а существует ли вообще такое понятие, как «нефтяной рынок»? Существует подобие рынка: покупатели, продавцы, цены. Но всё это больше напоминает фарс.

Что же необходимо предпринять? Для начала финансовым игрокам необходимо запретить оказывать столь большое влияние на нефтяные цены. В США сенаторы Карл Левин иДжон МакКейнпризвали к действиям, направленным на предотвращение ценовых манипуляций, однако будут ли осуществлены такие действия и когда — это пока открытый вопрос. 

В любом случае, следует повысить долю физических объёмов нефти в ценообразовании до 10–15% общего объёма товарных потоков (на данный момент почти вся «торговля нефтью» осуществляется финансовыми трейдерами, которые обмениваются электронными номерами или листами бумаги). 

Нам также необходимы международные действия, позволяющие повысить прозрачность биржевых площадок с целью снижения возможностей ценового манипулирования (аналогично проведённым мероприятиям в отношении манипуляторов ЛИБОР).

Предоставление рыночной информации, такой как объёмы производства и потребления, условия ценообразования и контрактов, усложнило бы дальнейшее искажение цен. Мы должны убедиться в том, что аналитики инвестиционных банков не имеют скрытой личной заинтересованности. 

Реальный рынок нефти, на котором цены отражают спрос и предложение, будет существовать в интересах как производителей, так и потребителей. И поэтому они должны работать над его созданием.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество