Примерное время чтения: 7 минут
516

10 долларов для Фиделя. На что Кастро просил деньги у Рузвельта?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Как нам выиграть в гонке технологий? 26/02/2020
Павел Веденяпин в окружении героев своей программы «Код доступа».
Павел Веденяпин в окружении героев своей программы «Код доступа». tvzvezda.ru

«Самая рейтинговая программа у нас была тогда, когда мы сняли комнату, где жил Путин», – уверен ведущий программы «Код доступа» и вице-президент медиа­холдинга «Красная Звезда» Павел Веденяпин.

Особый склад

Валентина Оберемко, «АиФ»: Павел Михайлович, в советское время мальчишки хотели быть космонавтами, лётчиками, разведчиками… Многие грезят профессией разведчика и сейчас. Почему она так манила и манит?

Павел Веденяпин: Это закрытая сфера, поэтому её романтизируют. Но, судя по тем программам, которые я делал, романтики там немного. Это ежедневный труд. То, что показывают в фильмах, далеко от реальной жизни. Однажды совершенно случайно я познакомился с бывшими нелегалами, Андреем Безруковым и Еленой Вавиловой, которые были высланы из США. Я предложил им рассказать о своей жизни в разведке. Удивительно, но они согласились. Тогда-то я и понял, что работа разведчика достаточно кропотлива, а порой даже скучна.

– Но ведь Андрей, Елена, их сыновья (которые были уверены, что они коренные американцы) потеряли всё. Что движет людьми, которые, можно сказать, подставляют свою семью под удар?

– Это люди особого склада. Ими движет исключительная любовь к Родине. Да, поначалу кажется, что служба в положении нелегала – это романтика, но потом романтизм уступает место реализму. Нелегальные разведчики кладут свою судьбу, говоря высокопарным языком, на алтарь Отечества, при этом не получая ничего особенного взамен. Семья Безруковых десятилетиями жила под чужими именами в чужой стране, они не рассказывали ничего о себе своим самым близким людям – детям. Вы так смогли бы? Я – нет. Да, у них были большие проблемы с деть­ми после провала. Родителей же арестовали в день рождения старшего сына. Одному парню было уже 20 лет, второму – 16. Представляете, взрослые ребята внезапно узнали, что они не американцы, не канадцы, а русские! Елена сама мне рассказывала, что в американской тюрьме у неё все мысли были о детях, а уже потом – почему же случился провал.

Им повезло – удалось вернуться на Родину. Сейчас они не занимаются уже ничем, что связано с разведкой, работают в гражданских организациях. 

– Жанр расследования, в котором работает ваша программа «Код доступа», один из самых сложных – ведь код доступа получить удаётся единицам. К какой истории было сложнее всего получить такой доступ?

– Как ни странно, сложнее всего было найти информацию о Фиделе Кастро. Хотя, казалось бы, личность извест­ная. Мы всё-таки добыли информацию о том, что в 13-летнем возрасте Фидель Кастро написал президенту США Рузвельту письмо с просьбой прислать ему 10 долларов. Помимо этого, в архиве Госдепартамента есть материалы о том, что первый же визит Кастро после революции совершил в Штаты. Но американский президент его не принял – предпочёл встрече с Фиделем игру в гольф, по­скольку полагал, что это очередной латиноамериканский диктатор, который и так будет ручным.  Такое отношение очень обидело Кастро. Мне кажется, это была одна из причин, почему лидер кубинцев бросился в объятия Советского Союза. Кстати, после выхода программы о Кастро многие возмущённые ветераны писали письма во все инстанции с требованием пригвоздить к позорному столбу тех, кто очерняет светлую память команданте.

Также мы делали передачу про Академию внешней разведки. И нас впервые в истории телевидения пустили внутрь этой кузницы кадров спецслужб. Мы по­смотрели, как будущие офицеры разведки живут, учатся. Правда, когда выпуск показали в телеэфире, все зацепились только за один факт – эпизод с комнатой, в которой жил Владимир Путин. Можно было вообще программу не делать, а снять 10-минутный репортаж из этой комнаты. Рейтинг у него был бы бешеный!

А когда мы делали программу про Гознак, мне впервые удалось увидеть, как делают деньги. Это довольно впечатляющее зрелище. Я себя поймал на мысли, что после этих трёх дней съёмок у меня изменилось отношение к деньгам. Я стал на них смотреть как на какой-то продукт промпроизводства, а не как на что-то суперценное – будто обычные бумажки перед тобой. (Смеётся.)

Устали от политики

– Вы как-то в интервью упоминали, что приняли участие в проекте Министерства обороны «Дорога памяти». Почему вам стало это интересно?

– Это виртуальная галерея участников Великой Отечественной войны. Я в неё добавил фотографию своего деда, теперь она будет храниться в этом храме воинской славы. Мой дед – Полушин Павел Фёдорович – был капитаном, лётчиком-­истребителем, командиром эскадрильи, награждён орденом Ленина, орденом Боевого Красного Знамени и орденом Красной Звезды. В 1942-м он не вернулся с боевого задания. Было ему 23 года…

Это колоссальный проект, он очень важен для всех потомков тех, кто был на войне. Ведь у многих в память о дедушках, бабушках остались лишь фотографии. Я целенаправленно полтора года искал информацию о деде. Мне помогли ребята-поисковики из Тверской области. Вместе мы нашли упавший там самолёт, в котором погиб дед. На этом месте мы поставили небольшой памятник.

Хочу сказать всем, кто хотел бы хоть что-то узнать о своих родных – участниках Великой Отечественной войны: не бойтесь искать! Для начала обратитесь в архив Министерства обороны. В документах, хранящихся там, зафиксирован весь боевой путь человека.

– Вы много лет связаны с телевидением. Часто говорят, что уровень современного телевидения упал. Согласны?

– Я начинал свою работу на ТВ в середине 1990-х, когда политическая активность населения была очень высока. «Пресс-клуб», который я вёл, имел большой успех. Но постепенно люди от политики устали. Хорошо это или плохо – не знаю. Но мне бы не хотелось, чтобы возвращались времена 1990-х – ни в обычной жизни, ни в политике. Как не хотелось бы возвращаться и в Советский Союз.

– Чего не хватает нашему ТВ сегодня?

– Профессионализма и ответственности за сказанное. А ещё у нас появилось слишком много конспирологии. Вот идёт коронавирус. Показывают на эту тему ток-шоу: бац – возникают вездесущая Америка, какие-то секретные китайские части химической обороны и т. п. Такие надуманные факты, которыми сегодня пестрят наши СМИ, сильно раздражают. Журналистам надо быть ответственными за свои высказывания. СМИ должны быть не только массовиком-затейником, но и воспитателем. Они должны воспитывать в народе вкус и интерес к отечественной истории, к аналитическому восприятию. Тем не менее наше ТВ по сравнению с Европой и Америкой гораздо более качественное. Поэтому у нас есть надежда возродиться и вернуться к преж­нему уровню.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах