7174

На разрыв артерии. Почему БАМ стал нашим последним великим проектом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. Богатство — путь в депутатство? 17/07/2019
«Пятый год бегает по железной дороге локомотив «Вячеслав Аксёнов», хорошо работает, опять же гордость».
«Пятый год бегает по железной дороге локомотив «Вячеслав Аксёнов», хорошо работает, опять же гордость». Из личного архива

«АиФ» подождал, пока отгремят торжества по случаю 45-летнего юбилея последнего великого проекта советской эпохи и поговорил с первопроходцем БАМа. 

Вячеслав Аксёнов приехал на стройку в 1974 г. простым лесорубом, а через 10 лет стал Героем Социалистического Труда. Этим летом он поехал в места, где прошла молодость, и увидел то, что одновременно заставило почувствовать гордость и боль. 

– Мне 24. За плечами детство в семье сельских учителей, армия, техникум. Звонок из комитета комсомола: «Слава, поедешь на БАМ?» – «А что это такое?» – «Комсомольская стройка!» – «Конечно, поеду, когда?» – «Завтра!» И наутро я уже отправился во Владимир, где формировался отряд нашей области. Приезжаю, а отряд уехал. Я так расстроился, вышел на улицу, погоревал в скверике, а потом вернулся в горком комсомола и говорю: «Дайте мне комсомольскую путёвку, я сам поеду». В столице решил идти прямо в ЦК комсомола. Там выяснилось, что я ещё раз опоздал. Отряд уже выехал на встречу с Брежневым в Кремлёвский дворец. И тогда мне предложили ехать на третьей полке поезда! Так я стал бамовцем. 

Поезд. В каждом городе по пути следования – митинг на вокзале, поздравления и везде сотни желающих ехать с нами. Кстати, при отправлении из Москвы нам раздали листочки с текстом песни о БАМе композитора Шаинского. Он сам наигрывал нам на рояле из Дома железнодорожников на площади трёх вокзалов, а мы её пели.

Комсомолец Аксёнов – строитель БАМа, 1975 г.
Комсомолец Аксёнов – строитель БАМа, 1975 г. Фото: Из личного архива

Кто сильный – останется 

 – «Дорога железная, как ниточка, тянется... Кто слабый – не выдержит, кто сильный – останется». Многие не выдержали?

– Вертолётом нас забросили в тайгу с продуктами и всеми предметами первой необходимости. Кто-то сдался уже через пару месяцев. Потом, помню, в газете писали: «Беглецы с БАМа своими рассказами о трудностях, которые выпали на долю молодых строителей, выжимали у женщин слёзы, а у мужчин кое-что покрепче!» Бежали, кстати, в основном южане. Ну а как? Тайга. Гнус, мошка, комары. Мазались от насекомых мазью «ДЭТА». Мы ж тогда не знали, что это страшная отрава и наносить её надо на одежду. Мазали на кожу, и, когда под солнышком начинали потеть, многим досталось. Натуральные отравления.

Вставали летом на работу в 4 утра, чтобы к 12 сделать перерыв, так как в накомарнике работать в жару невыносимо. Еда – тушёнка и слипшиеся макароны. Сами ж себе готовили. Хорошо, тушёнки было много, ведь сила нужна, чтобы лес валить. 

Летом в палатке жили, а к зиме срубили себе баню, жильё, в нём нары сколотили, матрасы положили. Чтобы помягче было, травы под матрасы напихали... В общем, закончилось это тем, что к нам в гости пришли два холодных неразлучника – радикулит и простатит. Когда меня в 1984-м в Москву вызвали вручать звезду, то так скрутило, что только в виде вопросительного знака мог стоять. Выпрямился лишь благодаря баралгину. 

– Когда стояли в виде вопросительного знака, себе вопрос не задавали: «А оно того стоило?»  

– Когда ехал на БАМ, я не думал о государственных задачах, решениях партии... В голове была молодость! Просто хотелось сделать в жизни что-то большое, важное. Мне ведь перед отъездом некоторые говорили: «Да через год вернёшься». Я никого не переубеждал. «Денег заработать хочешь?» Я тоже не пытался объяснить, что деньги для меня – не главное. Хотя были и такие, как в переделанной песне: «А я еду, а я еду за деньгами, за туманом едут только дураки». Всякие были. 

– 2 миллиона человек – на БАМ ехали люди со всего Союза. Они делали одно дело и не грызлись между собой. Куда всё это делось сейчас?

– Конфликты у нас случались, но не национальные, а из-за девушек. Сами понимаете, в тайге они были в дефиците (улыбается). Но даже если накануне поспорили из-за девчонок, то на следующий день уже мирились – работать-то надо рядом. И я вам скажу, что и сейчас народы не враждуют. У меня в бригаде было много белорусов, мы дружим до сих пор. Встречаю через много лет таджиков, которыми руководил на стройке, они мне: «Здравствуй, дядя Слава!» Это политики не могут договориться, а простые люди всегда общий язык найдут. 

Дорога жизни или дорога в никуда?

– Приехав на БАМ сегодня, какое чувство испытали?

– Прежде всего гордость! Я смотрел на населённые пункты – тут я забил первый гвоздь, там прокладывал первую улицу. А ещё пятый год бегает по железной дороге локомотив «Вячеслав Аксёнов», хорошо работает, опять же гордость.

Понимаете, мы прокладывали там железную дорогу, а на самом деле проложили дорогу для новой жизни. И какой болью резануло мне сердце, когда я заметил выбитые окна, брошенные дома. Такая боль! Ведь мы жертвовали там здоровьем. До сих пор помню один случай. У тоннельщиков была японская техника. Как-то приехали японские специалисты, обвешанные персональными дозиметрами, и пошли в один из тоннелей. И как дозиметры все дружно запищат! Японцы развернулись и назад. А наши пошли дальше работать. 7 лет этот тоннель строили. И те, кому нужно, молчали.

– Был период, когда сменилась власть в нашем государстве и возникла мысль, что БАМ – дорога, построенная в никуда. 

– Дороги – это артерии государства. Не понимать это – значит, совершать преступление. Мы дали государству запасной путь к Тихому океану. События на Даманском (советско-китайский пограничный конфликт. – Ред.) подтвердили необходимость альтернативы Транссибу. Да и сам Транссиб работает с полной загрузкой, поезда идут каждые пять минут, и нагрузка только растёт. Как же без БАМа? В 90-е годы мы выстояли под хулой Гайдара и его друзей.

Помню, как к нам на БАМ приезжал академик Аганбегян, рассказывал, насколько важным делом мы занимаемся. А потом он же в Москве нас предал, сказал, что мы просто растратили силы и ресурсы на ненужный путь. Не люблю предательства. И помню, как 30 лет назад бросили там людей... 

А я повторю: дорога – это жизнь! Мы её проложили, чтобы дальше можно было продолжать освоение Сибири и Дальнего Востока. На 40-летие БАМа Владимир Путин вроде бы поддержал продолжение строительства, но прошло 5 лет, уложено всего 250 км, и то кусками. Разве это строительство?

– Может ли Россия сегодня потянуть проект, равный БАМу по масштабу?

– Нет. Ни за какие деньги не смогут повторить. Клич кинуть некому, да и откликнуться тоже – молодёжных организаций нет. Посмотрите на проекты – дальневосточный гектар, космодром Восточный и прочие. Огромные деньги, скромные результаты и везде обман. Знаете, какая у меня мечта есть? Чтобы про БАМ сняли кино, хорошее, честное. И чтобы мы – ветераны – успели его увидеть. И чтобы вы поняли, зачем мы это делали.

– Не обидно вам, что некоторые бамовцы до сих пор живут в бараках во временных посёлках?

– Обидно! Но всё-таки человек сам должен управлять своей жизнью. Нельзя жить по указке всю жизнь. Нам ведь по 40 лет было, взрослые люди. А тут страна поменялась. Кого приучили, что кто-то будет думать за них, те и остались в бараках. Когда закончилась стройка, я сам нашёл объявление в газете и поехал на новую родину, в Красноярск, где сам всё начал с нуля.

– Кстати, про Красноярский край. И там, и в Иркутской области сейчас наводнение. Но создаётся впечатление, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Кажется, что людей, готовых сорваться, чтобы помочь в беде, всё меньше...

– Будь помоложе, поехал бы сам. Но и сейчас там работают волонтёры! Нельзя сказать, что народ очерствел. Ближние откликаются, со всех сторон люди помощь посылают. Но этого мало. Может быть, потому что бед у нас многовато? То Иркутск, то Канск, то пожар, то самолёт упал… Как всем помочь? Где найти силы и средства?

– «Я сейчас испытываю гордость за то, что сделал», – говорите вы. Будет ли чем гордиться нынешней молодёжи через 45 лет?

– Мы-то БАМ построили, не зря жизнь прожили. А оставит ли нынешнее поколение что-то стране после себя? Сложный вопрос. Но, думаю, всё-таки оставит. И достижения есть сегодня, и герои. Просто мы пока не обо всех знаем. Знаете, это как сейчас, после «Чернобыля», многие впервые осознали, в чём подвиг ликвидаторов аварии. А я строил БАМ...

Оставить комментарий (6)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество