24725

Золотое поселение: репортаж из деревни «нелегальных старателей»

Кто не мечтал найти золото и разбогатеть? Вот только вопрос: куда потом с ним прятаться? Добыча золота частными лицами в России строжайше запрещена. Не секрет, что в таких золотоносных регионах, как Красноярск, Хабаровск, Амурская область, люди всё равно ищут драгоценный металл.

Сегодня за незаконную добычу золота установлена уголовная ответственность по статье 191 УК РФ «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга». Санкции этой статьи предусматривают наказание в виде штрафа в размере 100–500 тыс. рублей, исправительные работы или ограничение свободы на срок до трёх лет. Частная добыча драгметаллов, организованная группой лиц, наказывается штрафом до миллиона рублей или сроком лишения свободы  до семи лет.

Бабе Рае, старейшей жительнице села Архангельское, на днях исполняется  90 лет, а золота она так и не видела. В 1954 году муж Мубарак Култубаев привёз её с Сахалина, обещая показать самородки.

«Он ходил на прииск, – рассказывает баба Рая, – но ему не продали. Отказали».

Столетние традиции так называемого «вольноприносительства» – свободной добычи золота для населения – были запрещены как раз в год свадьбы Култубаевых.

Этой осенью в Госдуме РФ должно пройти второе слушание законопроекта «О добыче россыпного золота  индивидуальными предпринимателями».

С такой законодательной инициативой магаданские власти выступили более трёх лет назад. По словам председателя Магаданской областной думы Александра Александрова, легализация индивидуальной золотодобычи снизит социальную напряжённость в регионе и решит вопрос  трудовой занятости: ведь даже магаданские пенсионеры не прочь попытать удачи.

Стоит отметить, что речь идёт о лицензировании на участках, где нет балансовых запасов золота, а также  об отработанных полигонах. Всего-то и надо – внести поправки в Закон «О недрах» (закон о том, кому принадлежат богатства России и кто этим имеет право пользоваться). Но у золотой законодательной инициативы тысячи поклонников и сотни противников. Последние побаиваются, что либерализация золотодобычи оживит в стране страницы Джека Лондона с пальбой, погонями и салунами. 

Южный Урал в рейтинге золотоносных регионов России занимает 13 строчку. В селе Архангельском Миасского района, где, по слухам, водится золотишко, с тазиками по горам никто не бегает. И тем не менее деревенским жителям есть о чём молчать.



Самый крупный  в России  самородок – «Большой треугольник» весом 36,022 кг – был найден в Челябинской области, недалеко от села Архангельского на Царёво-Александровском прииске, известного в советские времена как  Ленинский. В 1842 семнадцатилетний сирота Никифор Сюткин получил за счастливую находку 4 390 рублей ассигнациями. Сегодня официально принято считать, что золото на Ленинском прииске исчерпано. Однако, судя по свежеперекопанному лесу по всей округе, что-то там всё же осталось. Взять хотя бы тот факт, что в километре от деревни, в соседнем посёлке Октябрьский, снова заработали экскаваторы.



Раннее утро. На «золотом» карьере собираются местные рыбаки. Каждый второй матом жалуется на шум, а заодно и на жизнь. По деревне ходят «страшные» слухи, что если геологи найдут жилу чуть левее, под домами (сама деревня в 10 метрах от карьера), то придётся местным жителям перебираться в другое место, и что золото роют «варяги – иностранцы».

Заместитель генерального директора предприятия «ООО МиассДрагМет» Александр Корнев – потомственный старатель, его прадед и прабабка мыли золото в начале XX века на Ташкутарганке. За сутки, по его словам, его предки намывали не менее 10, а то и 40 грамм золота.

«Этот участок чётко определён специалистами, деревенские зря боятся, – рассказывает он. – Забросили ещё в 60-х. Трест «Миасс Золото» перешёл туда, где металл крупнее».

Золотодобытчики «в законе» к вольным старателям относятся с большим уважением. Сам Корнев борется за их права  не первый год – пишет в Москву, в Государственную Думу. Настоятельно просит депутатов взяться и принять закон о частной добыче. Корнев уверен,  если деревенские начнут искать золото, разрешатся сразу две социальные  проблемы: местным некогда будет пить и вопрос безработицы отпадёт сразу. Труд золотодобытчика тяжёл, но это реальная возможность заработать на хлеб.



Семья  пенсионеров Малыгиных купила дачу в Архангельском лет тридцать назад. Статью уголовного кодекса  о частной  добыче драгметаллов организованной группой лиц,  где обещано до семи лет лишения свободы, Малыгины не читали и ради интереса пару раз ходили в горы с лопатой, копали. Но, как рассказывают – не повезло.

«Наши бабушки и дедушки добывали здесь много золота, – рассказывает Надежда Малыгина. – Вы только посмотрите, ведь все дома в Архангельском стоят на плитняке, а это не что иное, как отбитые при золотодобыче скалы».



Мнение эксперта

Иван Зазуляк, геолог: «Золото возле села Архангельского есть. Конечно же, что-то выбрали деды до 50-х годов, потом ещё копали в 70-х. Думаю, 20–30 % в горах ещё осталось. Промышленного значения участки у Архангельского не имеют».



Иван Иванов, предприниматель из Челябинска,  купил в Архангельском дом с надеждой поиграть в «золотую лихорадку». Пока он ходит по старым архангельским шахтам без лопаты – с фотоаппаратом.

«Вот хотели же устроить в горнозаводской зоне уральскую Швейцарию, – вдохновенно рассказывает  Иван. – Золотые шахты и прииски – самое место для этого. Как в Канаде, можно сделать и у нас, и в Магадане, и в Якутии. Приехал на прииск, купил тут же ведро золотоносных песков и шуруй лотком. Мало одного ведра – покупай ещё одно. Поверьте,  будут покупать и мыть будут с большим удовольствием».



Противники индивидуального предпринимательства в золотодобыче говорят о том, что если физическим лицам будет позволено свободно добывать золото, начнётся полный беспредел: воровство друг у друга и с приисков, нелегальные «золотоскупки». Специалисты золотой отрасли уйдут на вольные хлеба, а российские золотоносные регионы превратятся в районы,  где хозяйничают вооружённые легализованные «хищники».

Мнение эксперта

Иван Зазуляк, геолог: «Уверен, никакого золотого бандитизма не будет. Во всяком случае, в нашей области всем подряд браться за добычу золота не придётся. Запасы остались небольшие, вложения в новый поиск и разведку экономически невыгодны. Только 10 процентов из вложенного дадут отдачу. Главная банда – это государство. А то, что обычный человек пойдёт и перекопает несколько тонн грунта – в этом нет ничего страшного. Ну, найдёт он грамм золота, прокормит себя, что в этом плохого? Я на золоте работаю более 30 лет. В своё время сотрудники ФСБ предлагали мне сесть в вертолёт и помочь в ловле старателей. Я отказался, потому что считаю, что разрешение на частную добычу золота спасёт многие регионы от безработицы. Магадан, например. Обворовать государство и недра подчистую они не смогут – это тяжелейший труд, а вот на хлеб заработают».



Сын бабы Раи из Архангельского – Николай Култубаев,  безработный – старатель только спьяну.

«Давай, тащи металлоискатель, – говорит он, – я тебе прямо сейчас покажу,  где архангельское золото осталось». 

Возможно, покажет, но официально работать тут пока нельзя. Формально сейчас любой турист с кусочком золота может быть приравнен к преступнику. Потому в деревне ни самородками не хвалятся, ни о том, что нашли, не рассказывают. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (6)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество