aif.ru counter
4362

Зачем Петру I чужие зубы? Своеобразные коллекции российского императора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Суперномер: наши ответы на ваши вопросы 27/11/2019
Петр I производит удаление зуба. Гравюра Д.Н. Ходовецкого. XVIII век.
Петр I производит удаление зуба. Гравюра Д.Н. Ходовецкого. XVIII век. © / репродукция

В К­ремле о­ткрывается выставка «Пётр I – коллекционер». То, что он собирал всяких уродов для Кунсткамеры, всем известно. А что ещё мог к­оллекционировать царь?

А вы вспомните хрестоматийные строки Пушкина про Петра Великого: «То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник…» Легче, наверное, сказать, за чем Пётр I не охотился. За почтовыми марками. Да и то лишь потому, что их тогда ещё не придумали. Всё остальное – от трубок курительных до трубок клистирных – интересовало его необычайно и тут же становилось предметом коллекционирования. Другое дело, что коллекционером Пётр был оригинальным – каждое своё собрание он подчинял к­акой-либо идее.

Куда столько оружия?

Государь Пётр Алексеевич собрал одну из самых представительных и крупных коллекций холодного и огнестрельного оружия своего времени – она насчитывает 526 образцов. К­азалось бы, эка невидаль! Любой монарх и даже мало-мальски состоятельный вельможа тогда занимался тем же самым – р­азве что в меньших м­асштабах.

Однако тут есть нюанс. Другие венценосные коллекционеры, как правило, собирали диковинки и заморские редкости либо богато и вычурно украшенное парадное и охотничье оружие. А ядро коллекции Петра – самые обыкновенные стволы-клинки, которые в то время широко применялись в соседних странах.

Старинные пищали. Внизу детская пищаль Петра I. Оружейная палата Московского Кремля.
Старинные пищали. Внизу детская пищаль Петра I. Оружейная палата Московского Кремля. Фото: РИА Новости

И это делает петровское со­брание по-своему уникальным. Коллекционерам знаком такой парадокс: многие вещи, когда-то выпускавшиеся огромными тиражами, по прошествии времени оказывается чрезвычайно трудно найти – они давно выброшены или пущены в переработку. А всё потому, что ими не дорожили – ну какую ценность может иметь серийная б­анальщина?

Впрочем, вряд ли Пётр руко­водствовался именно этим мотивом. У него были совсем другие резоны, о которых лучше прочих скажет Алексашка Меншиков из романа Алексея Толстого «Пётр I»: «Вооружение у турка способнее нашего: ятаганы – бритва, его шпагой али бердышом, – он три раза голову снесёт…»

Эпизод относится к первому, неудачному, штурму Азова. Как раз тогда, в 1695 г., Пётр всерьёз задумался об оружейной реформе и принялся собирать свою коллекцию. Которая, строго говоря, была чем-то вроде базы данных и учебно-тренировочного арсенала одновременно. Основная цель примерно такая: «А давайте посмотрим, что есть в других странах. Может, и нашей армии что пригодится?» И пригождалось. Известен случай, когда Пётр, ознакомившись с немецкими охотничьими кортиками и лично опробовав их, постановил вооружить русских офицеров аналогичными образцами.

Государственный исторический музей. Выставка «Русское оружие». Экспозиция первой четверти XVIII века, времен Петра I.
Государственный исторический музей. Выставка «Русское оружие». Экспозиция первой четверти XVIII века, времен Петра I. Фото: РИА Новости/ Игорь Бойко

Что хорошего в Китае?

Это сейчас товар с китайской барахолки вызывает кривую у­хмылку: дескать, дешёвка. А во времена Петра Китай был реальным мировым лидером в том, что можно назвать hi-tech лёгкой промышленности. Прежде всего это, конечно же, фарфор и шёлк. Стоили китайские товары невероятно дорого и в Европе числились по разряду предметов роскоши. Именно там, в Голландии, на верфи Ост-Индской компании Пётр в 1697 г. покупает фарфоровые чашки – зачаток будущей «Китайской коллекции» Кунсткамеры. Это модно, стильно и статусно – все европейские королевские дворы имеют особые «фарфоровые комнаты». Русский царь хочет завести такую же.

Но покупать фарфор и шёлк в Европе, когда у тебя под боком сам Китай, довольно глупо. И желание царственного коллекционера обзавестись «фарфоровой комнатой» не хуже, чем у других, превращается в целый ряд мер по стимуляции дипломатии и торговли с Китаем. В Петербург потоком пошла фарфоровая, серебряная и лаковая посуда, а также драгоценные камни, шёлковые ткани, обои и шпалеры, чай… Пример показывал сам Пётр – из каждого каравана специальными посыльными отбирались лучшие вещи «про его великого государя обиход, деньги ж за них выдавать без всякой волокиты». Но и этого было мало. В 1716 г. Пётр заказывает в Китае не какие-то там чашки, а фарфоровые печи – пусть Европа знает наших!

Сосуд из царской аптеки, изготовленный в Китае по заказу Петра I. Государственный Эрмитаж.
Сосуд из царской аптеки, изготовленный в Китае по заказу Петра I. Государственный Эрмитаж. Фото: РИА Новости/ Б.Манушин

Кто главный рвач?

О том, что царь умел и любил рвать своим подданным зубы, известно многим – не зря же в Кунсткамере в плоской коробочке под стеклом выставлено целых 32 удалённых Петром зуба. Всего же, по сообщениям одного из биографов царя, учёного Андрея Нартова: «Вырванных государем зубов находился целый мешок».

«Реэстр зубамъ, дёрганнымъ Императоромъ Петром I у разных людей и присланнымъ в Ермитаж для хранения» насчитывает ровно 64 штуки. Где же «целый мешок»? Видимо, подрастерялся. Эти же 64 зуба вырваны в период с 1721 по 1724 г. – всего лишь за 3 года.

Такую своеобразную коллекцию иногда проводят по разряду причуд русского царя. Дескать, тараканов боялся, рыбы не ел, а ко всему прочему ещё и зубы драл почём зря. На самом деле «целый мешок» зубов – не столько причуда, сколько предмет профессиональной гордости Петра Великого, зримое свидетельство его квалификации как врача.

А квалификация была на уровне. Профессор Московского государственного медико-стоматологического университета Алексей Перегудов исследовал все 64 зуба. Обнаружилось, что значительная их часть относится к молярам, то есть к группе трудноудаляемых. Корни их сильно искривлены, однако отломано всего несколько – безусловное доказательство высокой квалификации дантиста. У 54 зубов присутствуют признаки сообщения кариозной полости с полостью зуба – это либо пульпит, либо периодонтит. Так что и с диагностикой у русского царя было всё в порядке.

Что же с остальными, которые как будто здоровы? Возможно, это свидетельства тяжеловатого воспитательного юмора царя. Известен случай, когда его камердинер Полубояров пожаловался Петру: дескать, жена отказывает ему в супружеской близости, отговариваясь зубной болью. Царь усмехнулся: «Добро, я её по­учу». И, удалив женщине совершенно здоровый зуб, напутствовал: «Впредь будь послушна и мужу не отказывай».

Зубы, вырванные Петром I.
Зубы, вырванные Петром I. Фото: Public Domain

 

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество