52151

«Индекс коллаборационизма». Где было больше всего пособников нацистов?

Сюжет Великая Отечественная война
Объявление «Призывной пункт для добровольцев Эстонского легиона», 1942 год.
Объявление «Призывной пункт для добровольцев Эстонского легиона», 1942 год. © / Commons.wikimedia.org

Историки посчитали «индекс коллаборационизма» в годы ВОВ в оккупированных странах Европы, в том числе и по республикам СССР. Они рассчитали процент военных пособников нацистов относительно численности населения на территории. Оказалось, что первое место принадлежит Эстонской СССР: 884,9 на 10 тысяч жителей. Военным коллаборационистом оказался примерно каждый одиннадцатый житель. На втором месте — Латвийская СССР (738,2). Третье место у герцогства Люксембург (526).

«Посылом к нашему проекту была простая мысль: в СССР имел место массовый коллаборационизм, массовое сотрудничество с нацистами, прежде всего военное, — рассказывает историк Александр Дюков. — Никто не отрицает, что количество коллаборационистов было велико. Однако мы задались таким вопросом: существует простейший социологический подход, который может показать интенсивность коллаборационизма на территории. Расчёт на 10 тысяч населения. Второй частью нашего проекта должно стать такое же исследование интенсивности сопротивления нацистам. Мы думаем, что и там сможем увидеть любопытные цифры».

Дела против карателей

Преступления военных коллаборационистов в годы ВОВ могут снова начать расследовать. Долгое время эта тема замалчивалась как в России, так и в бывших советских республиках, но новые открытия поисковиков становятся толчком для очередного обсуждения «преступлений без наказания». Именно так назвали круглый стол, который прошел в Москве. Историки, журналисты и общественные деятели обсудили, нужно ли требовать наказания спустя столько лет и почему этого не произошло раньше.

В 2019 году Следственный комитет РФ начал возбуждать уголовные дела и расследовать зверства прибалтийских и украинских коллаборационистов в годы Великой Отечественной войны.

«Возбуждение дел — процесс сложный, — говорит историк Александр Дюков. — Но в этом году ситуация изменилась. Последние 30-40 лет в России не было заведено ни одного дела о преступлениях, совершенных в годы ВОВ в нашей стране. Это печальная ситуация, поскольку в Германии и других странах такие расследования проходили. У нас — нет. Российские поисковики инициировали проект „Без срока давности“, в ходе которого обнаружили несколько крупных захоронений жертв нацистских преступлений. Только после этого были заведены уголовные дела. Прежде всего это дело, связанное с расстрелами мирного населения под деревней Жестяная горка в Новгородской области».

В Жестяной горке несколько лет действовал лагерь ликвидации: в 1942-1943 годах там уничтожили около 2600 человек. «Тайлькоманда» СД, проводившая операции по массовому уничтожению, в основном состояла из рижских коллаборационистов. Многие из них впоследствии даже не были наказаны. «Один из преступников, бежавший на Запад, позже возглавлял организацию, которая сейчас поддерживается Министерством иностранных дел Латвии», — подчеркнул Дюков.

Также возбуждено уголовное дело по массовому убийству детей в Ейске. В 1941 году туда из Симферополя эвакуировали детский дом. 9 и 10 октября 1942 года нацисты проводили спецоперацию по уничтожению всех больных воспитанников детдома. За 2 дня в газенвагенах погибло 214 детей.

Возбуждают дела и по относительно новой статье о реабилитации нацизма. Ее ввели только в 2014 году, но долгое время она не применялась. В сентябре этого года Следственный комитет России завел дело против 95-летнего ветерана Латышского легиона СС Висвалдиса Лациса. По этой же статье обвиняют главу Института национальной памяти Украины Владимира Вятровича.

В годы СССР о преступлениях украинских и прибалтийских коллаборационистов молчали, чтобы не разжигать, ведь это братские республики. Но и после развала СССР тема осталась в тени. Многие документы до сих пор засекречены или выдаются из архивов с большой неохотой, особенно в регионах, в то время как люди, причастные к преступлениям, на Западе иногда почитаются как герои. Возможно, 2019 год станет в этом отношении переломным, считают эксперты.

«Русская душа, которая прощает всем, все и всегда, в этом тоже повинна, — считает Ольга Зиновьева, президент Общества «Россия — Германия». — С этой точки зрения прошедшие десятилетия ничего не изменили. Это преступление против совести, против истории и тех людей, которые погибли, и против истории тех мерзавцев, которые еще живы. Возмездие должно состояться. Нюрнбергский процесс, который состоялся в Германии, еще не завершен».

Как в Германии?

Обсудили в Москве и опыт Германии в расследовании нацистских преступлений. О нем в интервью Александру Дюкову рассказал прокурор и заместитель директора Центрального бюро управлений юстиции земель ФРГ Томас Вилль.

«В октябре 1943 года в Москве было достигнуто соглашение об освобождении немцев от нацизма. Этот процесс затронул более 2 миллионов человек, в отношении которых была проведена проверка о возможной причастности к преступлениям. Для этого люди должны были сами предоставить информацию о своем прошлом властям. В этой системе было множество ошибок: кто будет рассказывать о себе самом страшные вещи? — считает Вилль. —  Это привело к тому, что наказанию подверглись немногие. В середине 1950-х годов в Германии полагали, что с прошлым покончено. А значит, покончено и с ведением уголовных преследований против нацистов. Людям хотелось смотреть в будущее. Приговоренные к смерти были выпущены на свободу союзниками».

Но в 1958 году один бывший чиновник захотел вернуться на свой пост в госучреждении и обратился в суд за помощью, так как в процессе денацификации его ни в чем не обвинили. Об этом написали в газетах. Один из читателей опознал карателя, участвовавшего в геноциде тысяч евреев. Процесс денацификации запустили снова.

«С тех пор возбуждено много больших уголовных дел. Вместе с тем многие уголовные дела завершились неудовлетворительно, — рассказывает Томас Вилль. — Считалось, что рядовые стрелки исполняли приказы, отданные сверху, поэтому их не привлекали к ответственности. Все изменилось только в 2011 году, когда благодаря деятельности центрального ведомства было возбуждено уголовное дело и вынесен приговор против Ивана Демьянюка. Он был надзирателем лагеря Собибор, его дело послужило поводом для проверки других концентрационных лагерей, тех, кто там служил. Верховный суд ФРГ вынес по ним очень важные решения: суд посчитал, что служба в концлагере считается преступлением сама по себе, если надзиратель знает, что там совершаются убийства людей, и продолжает там трудиться. Это важное решение! В настоящее время мы передали 20 уголовных дел о бывших надзирателях концлагерей. И мы считаем, что расследование преступлений нацистов должно быть продолжено».

Оставить комментарий (9)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы