aif.ru counter
1980

«Вам нужен ремонт — вы и делайте». Как развивается медицина на селе

Фото: Надежда Кузьмина / АиФ

В ходе последней пресс-конференции Владимир Путин в очередной раз призвал обратить внимание на доступность медицинской помощи на селе: сосредоточить усилия на создании новых форм обслуживания в малых поселениях, а там, где жителей меньше 100 человек, использовать передвижные пункты оказания помощи. Президент также отметил, что дал поручение правительству увеличить финансирование на приобретение необходимого оборудования и лекарств. О том, как сегодня работают фельдшерско-акушерские пункты в глубинке, узнал корреспондент АиФ.ru, посетив село Стрельноширокое в Дубовском районе Волгоградской области.

Село Стрельноширокое находится в 100 км от центра Волгограда.
Село Стрельноширокое находится в 100 км от центра Волгограда. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

До района — 50 км, до области — 100 

Село Стрельноширокое расположилось в семи километрах от федеральной трассы «Сызрань-Саратов-Волгоград». Всего здесь проживают около 400 человек. Добираться до районного центра — Дубовки — 50 километров, а до Волгоградской областной больницы — все 100. Маршрутка до районного центра стоит 150 рублей, да и ходит только дважды в день. Поэтому у селян в случае недомогания дорога, как правило, одна — в местный ФАП, к фельдшеру Валентине Владимировне Подшибякиной.

Валентина Владимировна работает в Стрельношироком уже почти 30 лет. Приехала когда-то в село за мужем, да так и осталась. Раньше в Стрельношироком был колхоз, а теперь вместо правления — зияющее пустыми глазницами окон полуразрушенное здание. Все поля, на которых когда-то колосилась пшеница, выращивали овощи и пасли скот, стоят заросшие травой. На улицах пусто: ни людей, ни машин. Лишь редкие жители тянутся на приём к фельдшеру: кто за лекарствами, кто на уколы, кто на прививки.

Очередь на приём к фельдшеру.
Очередь на приём к фельдшеру. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Раньше было лучше намного: колхоз, садик, всё работало, — вспоминает Валентина Владимировна. — Утром машины ездили. Обеспечение лекарствами было лучше. Я работала вторым фельдшером, это намного легче. А сейчас мы вдвоём с санитаркой, да ещё и нас сократили! Вызывали в конце прошлого года в район и сказали: Оптимизация, необходимо поддержать бюджет. А мы-то обрадовались: думали, премию нам дадут перед Новым годом, поздравят».

Читайте также: Чем платить за здоровье? Лучший земский врач страны - о сельской медицине

Так Валентина Владимировна стала работать на 0,75 ставки, и теперь её «чистая» зарплата с учётом всех надбавок (сельских и за стаж) составляет порядка 14 тыс. руб. А санитарку Наталью «разжаловали» в уборщицы и приняли на работу на 0,25 ставки. Оплата за её труд составляет 1,5 тысячи рублей.

Санитарку Наталью «оптимизировали» в уборщицу.
Санитарку Наталью «оптимизировали» в уборщицу. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Ремонт за свой счёт

Наталья показывает процедурный кабинет. Здесь делают уколы, прививки, перевязки. «Вот, свет вчера у нас провели», — с придыханием рассказывает Наталья. Оказывается, несколько лет в процедурной не было света. Во время проведения следственных действий три года назад оперативники сломали крышу, оставив после себя в деревянном потолке огромную дыру. Её наспех залатали, но до сих пор сквозь доски во время дождя течёт вода. «Мы своими силами сделали тут ремонт, — Наталья показывает на свежевыкрашенные светло-жёлтой краской стены. — Весь отпуск угробили: красили, шпатлевали. Обещали возместить нам, но так до сих пор ничего...». Свет, правда, женщины починить не смогли. Помог местный житель. И то восстановили электричество в процедурной только на днях. Валентина Владимировна сама купила плафон. Но работы ещё хватает. Так, например, в процедурном кабинете в одной из двух раковин нет воды. 

Потолок в процедурном кабинете.
Потолок в процедурном кабинете. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Муж вместо водителя

Каждый день Валентина Владимировна ведёт приём больных. По большому счёту, она здесь главный человек, без неё никак. Кому укол поставить, кому прививку, послушать, давление измерить... А ещё фельдшер ходит на вызовы домой и ездит за лекарствами в Дубовку, чтобы хоть как-то обеспечить жителей посёлка медикаментами. Отдельной аптеки в Стрельношироком нет.

Читайте также: Ещё раз о «доступной» медицине. Один «лишний» врач – сотни спасённых жизней

Лекарства в Стрельношироком можно купить только в медпункте.
Лекарства в Стрельношироком можно купить только в медпункте. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Вот ко мне бабушка пришла, принесла список, что ей нужно купить, — Валентина Владимировна показывает небольшую бумажку с записями от руки. — Я поеду в город, всё там куплю, и привезу». 

Машину Валентине Владимировне для подобных поездок и для вызовов на дом не выделяют. Функцию водителя исполняет супруг. Мужчина, конечно, ворчит, признаётся доктор, так как затраты на бензин никак не компенсируют, но исправно возит её по служебным делам. «В посёлке лисы, вокруг волки бродят. Куда я пойду вечером или ночью? Страшно», — поясняет фельдшер.

Валентина Владимировна работает на селе фельдшером уже почти 30 лет.
Валентина Владимировна работает на селе фельдшером уже почти 30 лет. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Женщины ждут гинеколога»

Ещё в Стрельношироком есть школа, но только до 9 класса. Детского сада нет. Его здание выглядит как после бомбежки и расположено рядом с ФАПом.

Роддома нет во всем Дубовском районе, чтобы стать мамой, селянка будет вынуждена ехать либо в Волгоград, либо в соседний Волжский. Путь неблизкий, поэтому стараются лечь заранее. Но бывают и экстренные случаи. Так, недавно Валентине Владимировне довелось самой принимать роды на дому и перерезать пуповину. Новорождённого назвали Елисеем. «Царевич Елисей, — улыбаясь, добавляет Валентина Подшибякина. — Вызвали меня на дом. Роды стремительные. Ребёночек был обмотан пуповиной: размотала, перерезала. Сразу закричал. Взвесила — 3600. Точно царевич!»

Детский кабинет при ФАПе.
Детский кабинет при ФАПе. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Иногда в Стрельноширокое приезжают врачи из районной больницы. В этом году были аж целых три раза! Приезжали педиатр, невролог и эндокринолог. Отоларинголога не было. Его нет даже в поликлинике и больнице Дубовки. Раз в неделю ЛОР приезжает из областной больницы Волгограда, чтобы обследовать местных жителей. В эти дни пациентов набирается так много, что не всем желающим удаётся и пройти, признаются селяне. Не было в этом году в Стрельношироком и гинеколога, хотя женщины очень ждали этого специалиста.

Местные жители довольны работой своего медпункта и очень переживают, что его вдруг вздумают закрыть.
Местные жители довольны работой своего медпункта и очень переживают, что его вдруг вздумают закрыть. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Нас за людей не считают?»

Медики жалуются: в ФАПе разваливается коридор. Он и так холодный, а теперь ещё и пошёл трещинами. «Но денег нам на ремонт не дают. Вам надо — вы и делайте», — признаётся Наталья. Женщина добавляет, что подобные траты на рабочие нужды они несут регулярно. Так, на свою скромную зарплату фельдшеру Валентине Владимировне приходится покупать периодически бумагу и ручки, перчатки, моющие средства, недавно меняли замки, лампочки. Всё это приобретается на средства из своего кармана. Наталья по секрету говорит, что Валентина Владимировна за свой счёт покупает и лекарства, потому что в чемоданчике фельдшера нужных препаратов практически и нет.

Коридор тоже нуждается в ремонте.
Коридор тоже нуждается в ремонте. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Нас за людей не считают? — недоумевает Наталья. — Это унижение полное... Так и хочется крикнуть: Эй, вы там, наверху! Мы здесь! Мы ещё живы! Ведь на эти 1,5 тысячи я на пенсию не заработаю и даже прожить не смогу. Спасибо, что у меня муж есть, трудится в городе. Ведь работы в селе нет. Остались только магазин, почта, школа. И мы вот держимся». 

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество