2657

Татьяна Рессина: Платная скорая помощь, или Сколько стоит жизнь?

Предвижу, по народной традиции первая реакция будет однозначно негативная, причем агрессивно отрицательная. И вот уже перед глазами замаячит обман пациента, нарушение гражданских прав и много еще чего можно вообразить при слове «платный».

Но давайте хотя бы на этот раз не будем спешить выносить наказательный вердикт. Есть такое расхожее выражение – «осталось за кадром». Я абсолютно уверена, что очень многое в работе скорой остается за кадром в силу обывательского НЕзнания и  НЕпонимания. В результате сформировалось не совсем верное представление о работе скоропомощных медиков.

Перескажу только одну историю, которую мне поведал врач скорой. Сразу хочу оговориться: поскольку история эта не вымышленная, а очень даже натуральная, к тому же вывод из нее однозначный сделать нельзя, то никаких имен я, естественно, называть не буду.

Итак, «энная» подстанция скорой помощи славного города Москвы на протяжении нескольких лет рыдала в полный голос. На ее территории проживала некая бабушка, которая помимо гипертонии страдала еще и бессонницей. Каждую ее бессонную ночь медики скорой хорошо знали, потому что каждая ее бессонная ночь превращалась в бессовестную. Она вызывала скорую на «гипертонический криз» от 2-3 до 5-7 раз за ночь, в зависимости  от того, как скоро или совсем нескоро ей удавалось заснуть. А все потому, что старушка была абсолютно одинокой…

Старушку уговаривали не делать этого, ей объясняли, что скорую ждут другие больные, предлагали завести подружку или кошку, наконец, ее пытались стращать. На все был один ответ: «Вы обязаны приезжать, вот и приезжайте».

Долго ли, коротко ли длилась эта история, но однажды медики не выдержали. На втором или третьем вызове только что начавшейся очередной бессонницы, пока врач расспросами отвлекал внимание старушки, фельдшер незаметно выдернул штепсель телефона из розетки и спрятал аппарат «в очень надежном месте – на антресолях!». Ребята очень надеялись, что уж на антресоли-то старушка с гипертонией не полезет.

Действительно, звонки поначалу прекратились. Их не было целых 2 часа! Но рано радовалась подстанция, потому что очередной вызов от старушки они в эту ночь опять-таки получили. Игнорировать его, естественно, не могли, потому что неоказание помощи – уголовно наказуемое деяние. А вдруг, действительно что-то с бабулькой случилось? Пока ехали, всю дорогу кипели чайниками. По приезде фельдшер, совсем молодой еще парень, увидев на лице бабульки саркастическую улыбку, просто озверел – улучшив момент, вытащил телефон в туалет, закрыл дверь поплотнее и разбил этот «долбаный аппарат» вдребезги.

Звонки опять прекратились. И опять ненадолго. Уже часа через полтора опять вызов. Ехали уже с интересом, всю дорогу гадали, у кого из соседей она одолжила телефон. Приехали – и онемели. В прихожей на привычном месте на тумбочке стоял все тот же аппарат, аккуратно склеенный клейкой лентой. Причем каждый осколочек, даже самый малюсенький, был идеально подогнан…

Да, история эта крайняя, экстремальная. И поведение медиков в ней я не оправдываю. Но давайте представим только на минутку, сколько таких старушек вызывает скорую по поводу «а поговорить?», сколько алкоголиков вызывает скорую на опохмелку, сколько наркоманов с ломкой звонят в надежде «уговорить» дать им «облегчение». А знаете ли вы, сколько людей вызывает скорую, чтобы не идти в аптеку за анальгином, когда голова заболит? И еще представьте себе, что все эти и им подобные люди, знают, КАК СКАЗАТЬ, ЧТОБЫ СКОРАЯ К НИМ ПРИЕХАЛА. Женщина с внематочной не сообразит, какими словами убедить скорую, что умирает, а эти – умеют! Поэтому к ним поедут в первую очередь. А больная, у которой «что-то в боку закололо», будет ждать и 40 минут, и час, а то и больше…

Да, многое, очень многое в работе скорой остается за кадром нашего знания и понимания. Вот почему теперь, когда появится платная скорая, я, если не дай Бог понадобится ей воспользоваться, буду задавать по телефону самый главный вопрос – «через какое время приблизительно можно ожидать машину?» И если услышу, что все машины на линии, свободных пока нет, то сразу же скажу: «Дежур, присылай платную». Потому что 5 тысяч рублей, в которые оценивают выезд платной скорой, это не те деньги, в которые стоит оценивать жизнь.

Кроме того, за деньги врачи скорой будут оказывать услуги, не включенные в перечень обязательных, например, делать УЗИ или рентген на дому. И в этом платная скорая может стать для кого-то палочкой-выручалочкой. Например, едет человек лечиться за границу, а пакет документов неполный – ЭКГ не хватает. Очень часто «по закону подлости» это выясняется в последний момент. Тогда можно вызвать платную скорую и скоренько сделать исследование.

Кроме того, предполагается, что машины платной скорой помощи будут более комфортными. И это тоже правильно – за комфорт нужно и должно платить. А также хозрасчетные бригады будут приезжать быстрее бесплатных.

Подобный опыт уже есть – в Санкт-Петербурге. Здесь хозрасчетные скорые оказывают кардиореанимационную, нейрореанимационную, реанимационно-хирургическую, токсикологическую медпомощь, делают на дому рентген, ультразвуковое и другие исследования, при необходимости работают как медицинское такси.

Платные услуги не могут (потому что не имеют право!) заменить собой бесплатную помощь, прописанную в программе государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи. Поэтому в предположение «что все теперь будет за деньги», я не верю.

Уже сейчас можно с большой долей вероятности предположить, кто станет заказчиком платных скорых – это москвичи, имеющие полис добровольного медицинского страхования, потому что за них эту скорую будет оплачивать страховая компания, а также те, у кого остро стоит вопрос жизни и смерти.

Одно плохо – на всю Москву пока будут работать всего 4 хозрасчетные бригады, которые смогут оказывать платные услуги. Я уверена, что это очень мало.

 

 
Татьяна Рессина

Медицинский обозреватель

 

 

 

Оставить комментарий (23)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы