aif.ru counter
3921

Как меняется образование? Директор лучшей школы Москвы о новых стандартах

Лицей №1535 уже не первый год становится лучшей столичной школой. Основанный в 1991 году при Институте стран Азии и Африки МГУ, сейчас он вырос в школу нового типа.

Директор лицея Татьяна Воробьева.
Директор лицея Татьяна Воробьева. © / Алексей Богданов / АиФ

Здесь все классы имеют специализацию: гуманитарную, экономическую, медицинскую, психологическую, физико-математическую, а в скором времени откроют и инженерные классы. Здесь работают в тесной связке с вузами, участвуют в образовательных экспериментах и первыми осваивают новые стандарты, которые потом станут обязательными для всех российских школ. 

Директор лицея Татьяна Воробьева рассказала АиФ.ru, как меняется московское школьное образование и какой будет школа будущего.

Людмила Алексеева, АиФ.ru: Школьное образование в последнее время очень быстро меняется, почти каждый год перемены. Какие важные тенденции в модернизации школьного образования вы бы выделили? Куда мы движемся?

Татьяна Воробьева: Это, прежде всего, перемены в содержании образования, его модернизация. Уже вслед за этим — модернизация педагогических технологий. Приняты новые образовательные стандарты, и в Москве начальное образование уже работает по ним. Сейчас они внедряются в основной школе, идет серьезная подготовка к переходу на новые стандарты старшей школы.

- То есть, старшая школа сейчас в процессе, а младшая уже полностью перешла на новые стандарты?

- Начальная школа — полностью. У нас нет начальной школы — мы начинаем обучение детей с седьмого класса. Но в силу того, что в Москве уже третий год идет проект «Эффективный учебный план», те школы, которые вошли в этот проект (и мы, в том числе), мы уже перешли на новые стандарты на всех ступенях: и в основной школе, и в старшей.

- В чем качественные отличия между новыми стандартами и старыми?

- Они по-новому ставят цели и задачи образования, определяют результаты образовательной деятельности. Мы говорили всегда о том, что задача образования — это не только дать сумму знаний, но и, прежде всего, развить умения, навыки…

- Думать?

- И думать, и делать. Мы говорим сегодня о компетенциях, которые должны быть сформированы в процессе образования ученика. Нас интересуют не только образовательные результаты, но и личностные результаты, интересует, насколько наш выпускник готов к реальной жизни. Конечно, это требует пересмотра и педагогических технологий. Это не значит, что мы отмели все старое и делаем сейчас абсолютно все по-новому. Нет, конечно. Мы используем то, что имели, но с учетом новых требований.

- Я правильно понимаю, что сейчас задача развить человека, а не просто дать ему набор знаний?

- Естественно. В принципе, так и раньше было: любые цели достигаются не только на уроке. Это и внеурочная деятельность, и дополнительное образование. Жизнь ребенка не заканчивается со звонком с последнего урока, она не прерывается на каникулы. Урок должен подкрепляться разнообразной внеурочной деятельностью.

В лицее существует целая программа музейно-экскурсионной работы: это и участие в олимпиаде «Музеи. Парки. Усадьбы», и поездки по стране, и краеведческие экспедиции, походы, экскурсии.

У нас ежегодно летом 3-4 экспедиции выезжают: две естественнонаучные едут на Белое море в Кандалакшский природный заповедник, где работают под руководством научных сотрудников, и на биостанцию Иркутского государственного университета на озере Байкал. Экспедиции наших, в большей степени, гуманитариев, проходят в музее-заповеднике — это, прежде всего, пушкинское Михайловское, лермонтовские Тарханы, подмосковное «Поленово»

Очень важно создать условия для включения ребят в полезную, реальную деятельность.  Меньше нравоучений, меньше словесных форм — больше живого, интересного, нужного окружающим людям, и дела.

И уже вослед доброхотству возникает наше сотрудничество с фондами «Подари жизнь», «Старость в радость»…

- Опираясь на ваш опыт, насколько важно включить детей в занятия благотворительностью?

- Это как раз пример, как можно делать добро уже сейчас, учась в школе, а не в далеком будущем. Мы сотрудничаем с фондом «Старость в радость»: наши дети переписываются с пожилыми, одинокими людьми, поздравляют их с праздниками, днями рождения, этой осенью заработали деньги на то, чтобы нанять в дом престарелых дополнительную нянечку.

Каждую весну мы проводим благотворительную ярмарку. Кто-то выращивает рассаду, кто-то делает поделки, кто-то печет пироги. Дети все это продают. Собранные деньги мы тратим на помощь тем, кто в ней крайне нуждается. Когда выяснилось, что нам удалось заработать больше миллиона рублей — это была такая радость! Ни мы, ни фонд «Подари жизнь», куда мы направили деньги, не ожидали такого. Несколько жизней маленьких пациентов онкологической клиники нам удалось спасти…

В благотворительные проекты мы включаем не только детей.

У учителей и родителей тоже есть свои проекты: мы кормим детей, которые находятся в процессе реабилитации — выписаны из больницы, но пока должны находиться в Москве. А жизнь здесь ведь очень дорогая для семей из регионов.

Так мы выходим на иной уровень взаимоотношений всех участников образовательного процесса. Благотворительная деятельность объединяет всех: и родителей, и учителей, и детей.

- Родители подключаются?

- Находятся родители, которые выходят через нас и уже напрямую продолжают сотрудничать с фондами. Одна наша мама сделала ремонт в нескольких палатах в доме престарелых. Причем ее дети уже окончили лицей, но она продолжает участвовать в наших проектах.

Мы считаем, что это очень важно. Нельзя, чтобы родители приходили только на родительские собрания — их тоже надо включать в жизнь школы. Общие реальные дела должны быть. Мы всегда рады, когда родители ездят с нами в поездки, экспедиции. И дети несколько иначе воспринимают своих родителей, становятся ближе к ним.

- Не так давно вы перешли с шестидневной рабочей недели на пятидневную. Почему?

- Это произошло в рамках уже упомянутого проекта «Эффективный учебный план». Конечно, для нас было непривычно, мы очень боялись, что это может сказаться на результатах, ведь у нас немного уменьшилось количество уроков. Но опыт показал, что зря боялись. В этом году ребята сдавали и ЕГЭ, и ОГЭ, и это никак не отразилось на результатах. Зато это дало нам свободную субботу. Сюда переехали многие внеклассные мероприятия, экскурсии, часть кружков дополнительного образования.

Мы увидели в этом как раз расширение возможностей для внеурочной деятельности, в том числе, наших научно-практических конференций. Ведь при переходе на новые ФГОСы большое внимание уделяется развитию проектно-исследовательской деятельности учащихся. Второй год у нас в учебном плане 10-х классов стоит новый предмет — индивидуальный проект.

- За свой индивидуальный проект они получают итоговую оценку в аттестат?

- Да, в аттестат. За собственный проект. Параллель 10-х классов в лицее — это 300 с лишним человек. Получается 300 проектов. У нас уже есть рабочая программа по этому предмету, хотя пока каких-либо рекомендаций мало, не у кого брать готовый опыт. Но мы опираемся на свой, тем более, у нас эта традиция была еще до введения данного учебного предмета. А в будущем этот предмет будет во всех школах.

- Ваша школа всегда заглядывает вперед, в будущее, пытается предугадать, что будет завтра. Как думаете, какие тенденции в образовании уже наметились, но еще не отразились в госстандартах?

- Мы сейчас много говорим о профильном образовании... И есть много школ, где профильное образование организовано на высоком уровне. Но мы всегда говорили о профильном образовании в связке с высшим учебным заведением.

Мы абсолютно убеждены, что, не имея ВУЗа-партнера, серьезное профильное образование организовать нельзя.

Опираюсь на наш опыт: в лицее существует 7 профилей, и все ВУЗы-партнеры у нас замечательные: это различные факультеты Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, это Национальный исследовательский университет Высшая Школа экономики, это Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова.

Но может, нужно заглянуть и дальше? А что после вуза? И сейчас мы начинаем постепенный переход от связки «школа-вуз», к связке «школа-вуз-после вуза». Куда ребята придут, насколько специальность, которую они получат, будет востребована?

Да, конечно, профориентационная работа ведется, но эту работу предлагается организовать совершенно по-другому. Ведь это и социальная гарантия для ребенка, его защищенность в будущем. Сделает правильный выбор — будет востребован. Это и к разговору о том, что, может, нам не надо столько юристов и столько экономистов?

Недаром возникают в лицеях профили, такие как физико-математический; на следующий год мы открываем информационно-технологический профиль, еще через год — инженерный профиль. Остаются и историко-филологический, и социально-гуманитарный, и экономико-математический, и психологический профили. О медицинском профиле я просто не говорю, это самый большой профиль у нас. Но и здесь тоже стоит вопрос о том, а какие специалисты нужны медицине сегодня и будут нужны завтра? 

Мы в этом году открыли — и это тоже модернизация образования — медицинские десятые классы с углубленным изучением математики. Чем это вызвано? Да тем, что медицина развивается. Появляются новые технологии, современное оборудование… Много профессий «на стыке».

Ежегодно вузы открывают новые специальности, и это важно учитывать. Я думаю, что в этом направлении мы обязательно будем двигаться дальше. И все больше в старшей школе будет развиваться внутрипрофильная дифференциация. И наоборот, будут возникать новые профили на стыке традиционных, потому что сегодня наука развивается так, что новое рождается как раз на стыке нескольких наук. Мы должны отвечать этим требованиям.

- А как же базовые знания? Не пострадают ли они от специализации?

- Для нас остается важным сохранить фундамент, лицейскую универсальную составляющую. Есть предметы, которые не будут большинством выпускников дальше изучаться в вузе. И если человек не выучил русский язык в школе, то потом вряд ли его выучит в дальнейшем. Если выпускник не будет знать своей литературы, если он не будет знать своей истории, то вряд ли станет грамотным специалистом, нужным нашей стране, готовым работать на ее благо.

Если он не овладеет иностранным языком, то как специалист в будущем будет проигрывать другим, будет менее конкурентоспособен.

В точности так же построена наша программа музейно-экскурсионной работы.

 Если ты не знаешь своего города, живя в Москве, если ты не побывал в Санкт-Петербурге, если ты не побывал в Пушкинских горах, ну о чем можно говорить? Общий культурный уровень выпускника московской школы должен быть высоким.

Нас спрашивают: «А за границу ваши ребята ездят?» Ездят. Они бывают в Китае, в Японии, в Великобритании, во Франции, других странах. Но туда они, скорее всего, если будут успешны в жизни, сами доберутся. А вот то, что они побывают в Болдино, в Тарханах, то, что они выберутся на Байкал или на Белое море, будут знать, что это такое… Ведь нельзя любить то, чего ты не знаешь — вот наш принцип. И говоря о патриотическом воспитании, надо показать богатства нашей страны, ее разнообразие, ее красоту…

- А если родители не могут себе позволить такие поездки?

- Мы вместе с Управляющим советом, родительским комитетом решаем подобные проблемы. У нас дети не самых состоятельных родителей. Но, во-первых, русская интеллигенция никогда не жалела денег на образование своих детей. И поскольку образование основное мы даем бесплатно, то у родителей появляется возможность отложить деньги на что-то дополнительное. Если у семьи совсем нет денег, помогаем.  

- Не могу не спросить про одну из горячо обсуждаемых в последнее время тем объединение московских школ. Ваша школа такое объединение пережила… К вам присоединили школу №35.

- Да, мы получили за счет этого наш медицинский профиль. Единственное, наверное, что было в 35-й школе к моменту присоединения, это медицинский профиль. Школе некого было учить! У 35-й школы вокруг — территория 1-го медицинского университета.

Там мало жителей, мало детей. 5 лет школа не могла набрать первый класс и существовала она только за счет медико-биологических старших классов. Вообще, именно в 35-й школе были  открыты первые в Москве медицинские классы, проект совершенно уникальный. И объединение спасло этот профиль.

- Ну, а как вы считаете, в принципе, эта тенденция оправдана, или это не ко всем школам может быть применимо? То есть, нужно ли поголовно вот так все объединять? Был в Москве такой период, когда родители активно протестовали, особенно, когда слабую школу к сильной присоединяли.

- Наверное, это определенная плата, которую должна осуществить сильная школа — помочь слабой школе. Скажем, уровень развития материально-технической базы у нас и у 35-й школы был… Небо и земля. Мы к тому времени вышли из реконструкции, были оснащены очень хорошо. Все денежные ресурсы пришлось направлять на ремонт 35-й. В результате на сегодняшний день у нас более современное оборудование стоит именно там. Теперь приступаем — у нас как раз 10 лет прошло к приведению в порядок нашего здания на ул. Усачева.

- Вы не пожалели об этом объединении?

- Нет, мы не пожалели. Ну а сейчас нам предстоит оснащать еще одно здание под инженерный профиль… Надо же создать и саму обстановку, которая бы отличала этот профиль, и оборудовать учебные кабинеты и лаборатории.

Если делать, так делать хорошо. И здесь нас поддерживают и Департамент образования Москвы, и вузы-партнеры.

Результат объединения школ, конечно, виден не сразу. Для этого должно пройти пять-семь лет, не меньше. По нашему опыту объединения с 35-й школой мы ощутимые результаты получаем только сейчас. Когда у нас 100-балльник по литературе, как думаете, из какого профиля?

- Из математического?

- Из психологического. Понимаете? А победитель всероссийской олимпиады по английскому языку  медик. Вот это уже результат нашей деятельности. Какие-то проблемы остаются, это, действительно, очень непросто, поэтому надо набраться терпения. Давайте работать. Не митинговать, а работать.

- Кстати, о стобалльниках. Была тенденция, которую очень критиковали, что учителя, надеясь повысить результаты ЕГЭ в своих школах, начали натаскивать детей на ЕГЭ. А это вообще некачественное образование. Но как это остановить?

- Вы знаете, стобалльника не натаскаешь. Посмотрите на контрольно-измерительные материалы. С новыми стандартами они изменились. Фактически первой части, где были тесты, уже нет. Везде ты сам ищешь ответ. Ребенок должен анализировать, сопоставлять. В математике, например, вполне серьезные задачи. Можно даже поспорить с разработчиками КИМов, что это уже олимпиадные задачи! То же самое физика, то же самое химия, то же самое биология.

То, что ЕГЭ это независимая оценка, которую ставит не школа, это очень хорошо. Это то, от чего ни в коем случае нельзя отказываться. Она убирает личностную составляющую экзаменаторов и прибавляет объективности.

- Хотела спросить, как себя сейчас чувствуют молодые учителя? Потому что учителя вроде приходят в школу после вуза, поработают и через полгода уходят. Говорят, что их не принял коллектив, их идеи не поняли…  

- Конечно, многое зависит от педагогического коллектива. Но и от той подготовки, которая дается в вузе, потому что определенный отрыв между педагогическим образованием и реалиями педагогический практики существует, и он очень значительный. Сейчас многое делается для того, чтобы переломить ситуацию, чтобы большинство выпускников педагогических вузов шли в школу. Потому что иначе это просто невозможная растрата государственных денег.

Но движение должно быть двустороннее. Школа должна научиться работать с молодыми кадрами, а педагогическое образование должно претерпеть значительные изменения. У нас регулярно проходит педагогическая практика студентов в лицее, и мы видим, конечно же, что не всегда студентов учат тому, что нужно современному учителю.

- Есть отставание? Методологическое или технологическое?

- И методологическое, и технологическое. Возьмем простой пример: та же интерактивная доска. Выпускник педагогического вуза должен в совершенстве этим овладеть в институте. А в институте эта доска одна на весь факультет, и хорошо, если она есть.

- То есть, он приходит и не умеет, и ученики знают больше, чем он, получается.

- Да. Мое личное мнение, что, прежде чем проводить какие-либо реформы в средней школе, надо провести их в педагогическом вузе.

Подготовить кадры, которые будут осуществлять эти реформы в школе. Но у нас, к сожалению, так не получается. Мне кажется, причина того, что хорошие идеи не всегда дают положительный результат, заключается в том, что в ходе их реализации мы сталкиваемся с людьми, которые не готовы к новациям, тормозят, а порой и извращают саму идею реформы. Понимаете?

А в целом, самыми успешными новыми учителями в лицее становятся наши же выпускники. И многие школы идут по этому пути, когда на работу в школу возвращаются свои же ученики. Они знают и традиции, и дух, которым живет учреждение, им легче всего адаптироваться, именно они заинтересованы в дальнейшем развитии своей школы.



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Актёр
    |
    18:44
    26.11.2015
    1
    +
    -
    Валерию: делать надо жизнь с этой директрисы. Если верить опубликованным, не помню где, данным зарплата у неё порядка 10млн или больше. Был поражён зарплатами московских директоров.
  2. Валерий Волков[mailru]
    |
    16:33
    26.11.2015
    1
    +
    -
    Надо зарплату учителю подымать до такого уровня,чтобы конкурсы в пединституты были одни из самых высоких. И учитель должен быть такого уровня,чтобы слово учитель писалось с Большой буквы. Невозможно научить тому,чем сам не владеешь.Директор так и не определил,делать жизнь с кого
Комментарии (6)
  1. Валерий Волков[mailru]
    |
    16:33
    26.11.2015
    1
    +
    -
    Надо зарплату учителю подымать до такого уровня,чтобы конкурсы в пединституты были одни из самых высоких. И учитель должен быть такого уровня,чтобы слово учитель писалось с Большой буквы. Невозможно научить тому,чем сам не владеешь.Директор так и не определил,делать жизнь с кого
  2. Актёр
    |
    18:44
    26.11.2015
    1
    +
    -
    Валерию: делать надо жизнь с этой директрисы. Если верить опубликованным, не помню где, данным зарплата у неё порядка 10млн или больше. Был поражён зарплатами московских директоров.
  3. vnbiryukov
    |
    18:20
    27.11.2015
    0
    +
    -
    Актёр: В прошлом году средняя зарплата директора московской школы составляла около 300 000 рублей. Повышение зарплат директоров было побочным продуктом объединения школ.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что нельзя повторно использовать пластиковые бутылки?
  2. Что такое листериоз и чем он опасен?
  3. Что изменится в ЕГЭ в 2020 году?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ