2807

Недетские игры. В США осуждена семейная пара, насиловавшая приемных детей

Седьмой Канал / Youtube.com

В Массачусетсе завершился судебный процесс, который, несомненно, вызовет новую волну споров о международном усыновлении в странах СНГ.

Постельное воспитание

Перед судом предстали 50-летний Джозеф Мэйотт, служащий управления общественных работ, и его супруга, 49-летняя Линда Мэйотт, занимавшаяся распространением косметики.

Чета Мэйоттов обвинялась в сексуальном насилии над своими приемными детьми – братом и сестрой, родившимися и первые годы своей жизни прожившими в Казахстане.

Усыновление состоялось в 2004 году на основании решения суда казахстанского города Петропавловска. На тот момент мальчику было 13 лет, а его сестре 8.

Семейная пара из США, по всей видимости, не вызвала никаких подозрений у работников казахстанских социальных служб. Казалось, брат с сестрой, наконец, обретут счастье на новой родине.

О том, какого рода это «счастье», дети узнали довольно быстро. Линда Мэйотт стала приставать ко вновь обретенному сыну с отнюдь не материнскими намерениями. Сопротивляться воле родительницы подросток не смог, а, скорее, просто не знал, у кого искать помощи в незнакомой стране.

В итоге сексуальная связь между Линдой Мэйотт и ее приемным сыном длилась в течение трех лет, пока в 2007 году «мамаша» не забеременела, и не родила сына от своего сына.

Джозеф Мэйотт против подобных отношений супруги и пасынка не возражал. Он в это время развращал приемную дочь. Сначала он спал с девочкой в одной постели, пугая ребенка «привидениями», которые якобы живут в доме. Затем стал трогать приемную дочь в интимных местах, а после этого перешел и к сексуальным контактам. Когда девочка пыталась сопротивляться, Джозеф Мэйотт попросту насиловал ее.

Впервые о грязных играх четы Мэйоттов стало известно в 2007 году, когда девочка рассказала о том, что с ней делает отец, своим друзьям. Те поделились этим со своими родителями, и в дом Мэйоттов нагрянули полицейские и соцработники.

Однако Джозеф Мэйотт категорически отверг все обвинения, а затем от своих слов отреклась и девочка. Только спустя годы, во время суда над Мэйоттами, стало известно о причине такого поведения ребенка. Дочь обратилась за помощью к приемной матери, но вместо поддержки получила угрозы. О том, что «мама» в это время развращает ее брата, девочка не знала.

Мамашу изобличил тест ДНК

В итоге насилие в доме Мэйоттов продлилось еще два года, пока в 2009 году Линда Мэйотт не обвинила приемного сына в краже драгоценностей. Парень, которому к тому времени было уже 17 лет, огорошил полицейских информацией, что фактически является наложником приемной матери. Линда пыталась это отрицать, однако тест ДНК, установивший, что отцом рожденного «мамашей Мэйотт» ребенка является ее приемный сын, стал неопровержимым доказательством того, что супруги превратили сирот из Казахстана в секс-игрушки.

Дети были изъяты из семьи и переданы на попечение государства. Официальное обвинение в изнасиловании Линде и Джозефу Мэйотту было предъявлено весной 2010 года, однако они были выпущены под залог.

Расследование данной истории растянулось на несколько лет, и до судебного процесса дело дошло лишь в июле 2013 года.

Показания брата и сестры, подробно описавших то, что с ними творили приемные родители, вызывали оторопь даже у привычных ко всему журналистов криминальной хроники.

Представитель прокуратуры Шерил Риддл, выступая перед присяжными, заметила, что дети «попали в кошмар».

При этом трудность ситуации была в том, что большинство обвинений основывались исключительно на показаниях детей – других свидетелей многолетнего «секс-марафона» попросту не было.

На этом базировалась и позиция защиты, которая пыталась поставить слова приемных детей под сомнение. Так, Джозеф Мэйотт объяснял, что его неправильно поняли – он спал в одной постели с ребенком исключительно чтобы избавить девочку от ночных кошмаров.

У Линды Мэйотт ситуация была сложнее – в качестве «доказательства» выступал рожденный ею сын. Тогда женщина и ее адвокаты заявили, что все было наоборот – это приемный сын насиловал Линду в течение нескольких лет, а запуганная женщина боялась что-либо рассказать мужу.

Джозеф и Линда Мэйотт так и не признали своей вины, но их доводы присяжных не убедили. В августе 2013 года коллегия присяжных признала Джозефа Мэйотта виновным по 11 пунктам обвинения, а его супругу – по 18 пунктам.

Накануне на основании вердикта присяжных судья приговорил Джозефа Мэйотта к лишению свободы на срок от 16 до 20 лет, а Линду Мэйотт – на срок от 18 до 22 лет.

Читайте также: Граждане США в 2012 году усыновили 748 российских сирот >>

Казахстан усомнился в пользе международного усыновления

Дело супругов Мэйотт грозит осложнить и без того непростые отношения между США и Казахстаном в области международного усыновления. В июне 2013 года после информации о ряде случаев жестокого обращения с казахстанскими детьми, усыновленными в США, Казахстан объявил мораторий на усыновление своих детей-сирот гражданами Соединенных Штатов.

Вслед за этим стало известно о существовании в США интернет-сети приемных родителей, которые обмениваются и даже торгуют усыновленными детьми. Среди тех, кто стал жертвами подобного «товарооборота», оказались сироты из России, Украины и Казахстана.

В результате среди казахстанских политиков преобладают настроения, схожие с теми, которые в России привели к принятию «акта Димы Яковлева» - институт международного усыновления начинает рассматриваться как зло, позорящее страну.

Сторонники международного усыновления полагают, что нагнетание страстей в Казахстане происходит не без участия российского детского омбудсмена Павла Астахова. Возможно и так, однако «дело Мэйотт» - не выдумка и не инсинуация, а реальный факт.

Сторонники международного усыновления призывают не обращать внимания на единичные случаи, подобные этому, и указывают, что внутри России и Казахстана случаев жестокого обращения и с приемными, и с родными детьми гораздо больше.

Но ведь институт международного усыновления, что признают его адепты – это крайняя мера, когда ради будущего ребенка его отрывают от корней, от Родины. Образно говоря, это сравнимо с пересадкой сердца. А можно ли поручать эту пересадку не профессионалам, а шарлатанам с улицы, можно ли ее делать не тончайшими медицинскими инструментами, а кухонным ножом, можно ли пересаживать не тщательно подобный донорский орган, а сердце свиньи, больной африканской чумой?

Как получается, что, несмотря на все якобы существующие проверки и тщательный контроль, приемные дети в США попадают в руки моральных уродов и маньяков, подобных семейке Мэйотт?

И последнее. Намедни американский сенатор и горячий сторонник международного усыновления Мэри Лэндрю назвала российского детского омбудсмена Павла Астахова «засранцем». Учитывая, что госпожа Лэндрю как представитель официальной власти США, несет определенную долю вины за то, что творили с казахстанскими сиротами супруги Мэйотт, готова ли она публична признать таковой и себя?

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество