335

Юрий Белановский: Церковь и империя, или Об улучшателях и защитниках Церкви

Не менее известные депутаты всерьёз восприняли этот призыв и призвали прокуратуру проверить тезисы, изложенные в статье политолога, на экстремизм. Следственный комитет вызвал автора призыва на допрос. Многие православные общественные деятели и даже священники сказали своё веское слово, придав дискуссии вес и определённый градус накала.

Вся эта история дала мне повод вспомнить о первых христианах в Римской Империи. Триста лет церковь была гонима, христиан изыскивали, судили, пытали, многих убивали. Конечно, то время было очень непростым, неравномерным, отнюдь не чёрно-белым, но всё же общая нить гонений на христиан, обусловленная безуспешным стремлением встроить христианство в религию и культ Империи, была достаточно чёткой и цельной.

Насколько мне известно, христиане во всём признавали законы Древнего Рима и часто были весьма достойными гражданами, кроме двух пунктов. Во-первых, они не могли признать свою веру одной из религий и культов в ряду с иными общепринятыми в Империи верованиями. Ученики Христа отказывались показать лояльность и толерантность иным богам через принесение им жертвы, пусть и формальной и ничтожной в виде щепотки ладана, брошенной для воскурения божеству. Во-вторых, христиане отказывались признать Императора – понтификом и Господом, то есть своим господином, соединяющим мир божественный с человеческим и полностью и безраздельно владеющим любым и каждым подданным Империи. Жизнь христиан с момента крещения принадлежит только одному Господину – Христу. С древности (и до сего дня) перед самым крещением новообращённого спрашивают: «Веришь ли во Христа?» Если ответ утвердительный, то его просят во свидетельство веры поклониться Христу, как своему Господину, Царю и Богу. С момента крещения христиане – граждане Небесного Царства, и это не аллегория.

Христиан гнали не за что иное, как за оскорбление имперской религии, за отказ признать традиционные ценности и отказ от участия в государственном культе, что воспринималось, собственно, как неприятие строя Империи, как угроза госбезопасности. Римляне как бы говорили: ничего личного, христиане – люди, может, и хорошие, но они те, кто в главном не с нами, они, по сути, чужаки. Язычникам было неясно, отчего христиане столь принципиальны, культ можно чтить формально и несвободно. Но дело в том, что в отличие от многих и многих жителей Римской Империи, христиане всерьёз относились не только к своей вере, но и к язычеству. Для римлян культ мог быть просто обрядом, традицией, обычаем, но для христиан он был жизненной тканью язычества. Ученики Христа не могли променять свободу и жизнь с Богом на пусть и лицемерные и обманные, но отношения с богами, которые не более, чем демоны.

Какое это отношение имеет к призыву о ликвидации РПЦ МП? Я думаю, вернее, даже уверен, что и многие политологи и многие депутаты живут в отношении к православию, как к имперской религии, к которой вполне применимы категории несвободы и формализма. Вероятно, этому есть много причин, среди которых многовековая история Византии и России. Для этих сторонних людей понятна и важна не вера, как доверие, верность и личные отношения с Живым Богом, а религия, как правильный и значимый для государства культ. Греховными получаются не отвержение Бога, не отказ от отношений с Ним или недостойные отношения, а неучастие или неверное участие в культе или даже самое страшное – отвержение правильной религии и культа. Неверие в нашей стране допустимо и даже в определённой мере уже традиционно и ценностно, но вот отвержение государственной религии как формы управления и как культа воспринимаются, как преступление. Для политологов и депутатов дело не в самой вере, не в том образе жизни, который рождается или может родиться из Евангелия. Для них дело в империи и её религии как традиционной ценности и некоем гаранте целостности жизни государства, а может, и благословения Небес.

Получается, что известный политолог в жёсткой самопиарной манере предложил изменить формат религии и культа, мол, давайте ликвидируем организацию и бюрократию. Депутаты же в всерьёз отнеслись к призыву и увидели в нём не только публичное оскорбление, но и угрозу и опасность, может быть, даже для жизни страны. Только вот христианство и Церковь и сами христиане тут совершенно не при чём. Рядом с ними кто-то о них спорит, не понимая и не принимая главного. Для меня очевидно, что разного рода призывы о ликвидации церковных структур или даже ликвидации Церкви, так же как и попытки отстоять правильную религию империи не могут ни повредить, ни положительно сказаться на Церкви и церковной жизни. Мы же знаем, что вхождение в Церковь и христианская жизнь начинаются не с подчинения авторитету правильной религии и не с формального соблюдения предписаний, а со свободы и доверия Богу.

Многие не знают, а иные забыли об одной принципиальной истине, определяющей и выявляющей христианскую Церковь. Церковь – это не культ, не религиозный институт, не иерархическая административная структура, не контора и, конечно, не здания, но народ Божий, единство и собрание учеников христовых вокруг Причастия ради единения с Богом и друг с другом. Остальное – это подпорки и благоприятные «механизмы» на определённом историческом этапе ради христианской жизни членов Церкви – верующих во Христа. Из истории церкви мы знаем, что церковная жизнь зависит от внешних исторических условий, порой сильно зависит. Знаем, что церковь постоянно так или иначе приспосабливает своё устройство к формам и структурам общества и государства. Но опять же, история говорит, что церковь не разменивает и не теряет ту основу, которая составляет саму её сущность и к которой она так или иначе возвращается – это евангельское благовестие и жизнь по заповедям Христа.

Мне совсем не хочется, чтобы православное христианство благодаря государству снова и всё больше превращалось в имперскую религию, в отношении которой от народа силой могут требовать лояльности, а то и формальной принадлежности в виде крестин или хотя бы свечки и отстаивания необходимых богослужений два раза в году. Мне бы очень хотелось, чтобы православное христианство оставалось прежде всего личной свободной и живой верой в Господа и Учителя Иисуса Христа, спасителя от грехов и вечной смерти. Православной церкви равно не нужны ни доброжелатели-преобразователи, ни государственные защитники, ни великие покровители, ни имперскость, ибо у неё есть свой Господин и Он может дать Церкви всё, что необходимо для полноты её жизни.

 

 
Юрий Белановский, Руководитель

добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (69)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах