aif.ru counter
30.11.2010 13:43
Герман Пятов
505

Герман Пятов: Сироты, которые не сироты

Уверен, что читателям, как и мне, часто приходится слышать о детях сиротах, об их бедственном положении, и о массе проблем, связанных с этим явлением. Однако и тут не обошлось без ложных стереотипов.

Главное, бытующее в обществе и СМИ заблуждение — что нынешние сироты — дети, брошенные своими родителями.

Вот что пишут читатели в комментариях к предыдущей статье о сиротах: «это дети обиженные, оставленные родителями, которые не в состоянии воспитать и содержать своих детей».

Интернет пестрит призывами «помочь брошенным детям». О «брошенных детях, отказниках» пишут и говорят СМИ.

В голове обычного человека, не вхожего в детские дома, так же, как и в голове большинства журналистов, не укладывается: ребенок в детском доме, а родители у него живы, но от него не отказывались!

Мало того, родители нынешних детей-сирот не только не отказывались от своих детей, они поддерживают с ними связь и после того, как их лишают родительских прав, а ребенка забирают в детдом. И сами дети тоже не отказываются от родителей — мама есть мама, даже если она алкоголичка.

При этом государство этому не препятствует, и воспитанников сиротских учреждений в ряде случаев отпускают к таким родителям на каникулы. Это настолько распространенная практика, что одна из читательниц в комментариях к предыдущей статье написала: «Наивная / 25.11 13:24 вопрос к автору: Знаете ли Вы, что, когда родителей лишили родительских прав они или их родственники, могут брать детей на выходные и каникулы? Идея вроде бы благая...но! Дети возвращаются оттуда, насмотревшись на асоциальное поведение родителей...и еще , когда детей берут на каникулы, то интернат обязан перечислить деньги на питание ребенка. Нормально, да? Родная мать берет ребенка дней на 10, а ей за это деньги дают...угадайте зачем тогда детей на каникулы берут? Правильно, чтобы деньги получить и пропить, а ребенок и голодный побегает...». Собственно, о том и речь.

Так вот, дорогие читатели, брошенных детей, т.е. действительно тех, от которых родители отказались, в детских домах почти нет. Конечно, «отказники» были и в СССР, есть и сейчас. Но таких детей разбирают, как горячие пирожки. Мало того, спрос на них настолько велик, что те, кто поставлен от имени государства распоряжаться их судьбой, умудряются зарабатывать на этом. Схема бизнеса простая. Наши граждане еще не дозрели до того, чтобы давать взятки чиновникам за возможность усыновления, а вот за рубежом дети — это ценность, которую давно выражают в долларах. Агентства по усыновлению берут от 20 000 до 60 000 долларов за ребенка. Часть этих денег идет на взятки чиновникам, чтобы получить «качественного сироту» (вдумайтесь, какой цинизм!) А какие сироты «качественней»? Отказники, т.е. те, младенцы, от которых отказались мамаши еще в родильном доме. Как правило, это молодые женщины, не состоящие в браке, иногда вообще несовершеннолетние. В большинстве случаев и матери и детишки вполне здоровы, поэтому желающие усыновить таких детей стоят в очереди. Но таких детей очень мало. Едва ли одна сотая часть — от общего числа сирот. А остальные 99%?

От остальных сирот никто не отказывался, просто государство отняло их у родителей-алкоголиков.

Как вообще это происходит? Рассмотрим это на примере детского дома № 72 города Рыбинска, с которого двенадцать лет назад началась история проекта помощи сиротам Мурзик.Ру.

Город Рыбинск в советское время был закрытым городом, так как был нашпигован предприятиями военно-промышленного комплекса. Население жило безбедно — большинство были высококвалифицированными рабочими и инженерами, и получали весьма достойную заработную плату на предприятиях «оборонки». Самое крупное предприятие, на котором работало несколько десятков тысяч человек — «Рыбинские моторы» (ныне «НПО «Сатурн») — являлось по сути градообразующим, и обеспечивало не только хорошую зарплату, но и отличную инфраструктуру. Для своих работников предприятие построило, можно сказать, «город в городе» — один из районов Рыбинска, поселок Волжский. Даже спустя 20 лет он поражает своей продуманностью и полноценностью. Отличные дома из кирпича, с хорошей планировкой, детские сады, школы, Дом культуры, Дворец спорта, стадион, Дом торговли, «Дом связи», техникум — все это очень хорошо расположено между Волгой и основными производственными территориями завода. Даже сейчас все выглядит прилично, а в советское время это точно был «город будущего», коммунистический рай. Судите сами: на работу — 5 минут пешком, аллеи, дорожки, никакой грязи. Всё в шаговой доступности: магазины, детские сады, школы и т.д. Набережная и пляжи Волги — тоже рядом, хочешь — купайся, хочешь — рыбачь. Чуть дальше — Рыбинское водохранилище, которое местные называют морем.

Вот в этих прекрасных условиях жили и не тужили десятки тысяч людей. У многих не только машины были — даже катера. В учебниках политэкономии того времени эту часть рабочего класса называли «рабочей аристократией». Понятно, что в таких условиях грех было не рожать детей, и многие семьи имели по трое детей, а то и больше.

И вот наступил крах 1991 года. ВПК рухнул, госзаказов почти не стало, и десятки тысяч жителей Рыбинска остались без работы, и, следовательно, без зарплаты. В те времена всей стране пришлось несладко, но если жители малых городов и поселков (как, к примеру, преимущественно одноэтажный Углич) имели «спасательный круг» в виде подсобного хозяйства, то жители Рыбинска были лишены такой возможности. Рыбинск — слишком большой по площади и населению город: в Рыбинске 250 тыс. жителей, а в Угличе всего 50 тыс.

Лишившись работы, и не имея возможности заниматься подсобным хозяйством, население стало массово спиваться. Массовый алкоголизм родителей породил безнадзорность и беспризорность детей. Дети попрошайничали, приворовывали и даже побирались по помойкам (реальные факты). До 1991 года в Рыбинске был 1 (один) детский дом, к 2000-му году их стало 6 (шесть!), да еще сиротские группы в коррекционных интернатах.

Дети, родители которых, по причине алкоголизма не выполняют должным образом своих родительских обязанностей, становятся безнадзорными. Когда (как правило спустя годы) такие дети попадают в поле зрения государственных структур: инспекции по делам несовершеннолетних, органов опеки, начинает работать государственная машина. Детей изымают из семьи, помещают — до принятия судебного решения о лишении родителей родительских прав — в приют, а потом — после лишения родительских прав — в детский дом. Вот такие воспитанники детских домов и называются социальными сиротами.

И такие социальные сироты составляют 95% от общего числа сирот в детдомах. Остальные 5% — это полные сироты, т.е. те, у которых родители умерли (4%), и «отказники» — т.е. дети, от которых добровольно отказались родители (1%).

Так вот, в Рыбинске, о котором идет речь, люди, которые не спились, перестали рожать детей. По все России происходило то же самое — отсюда «демографический провал» 1992-1997 годов. И в Рыбинске, так же, как по всей России, стали закрываться детские сады!

Зато появилось много социальных сирот, которых нужно было куда-то девать. Поэтому детские сады в срочном порядке стали перепрофилировать в детские дома.

Директор детского дома № 72 г. Рыбинска, Нина Михайловна Корнюшкина, рассказывает: «Меня назначили директором, дали помещение детского сада и срок — месяц, подготовиться к приёму сирот. А сироты то — 12-13-14 лет, которые по подвалам жили. А у меня кроватки детсадовские, для малышей! Хорошо, муж у меня офицер, рукастый, он помог — мы из трех малышковых кроваток две делали — на подростков»

Когда, в феврале 1999 года, я первый раз приехал в 72-й детдом Рыбинска, там еще пользовались детсадовскими шкафчиками — другой мебели не было. Но шкафчики — это мелочь. Представьте себе, каково было персоналу! Добрые, чуткие и ранимые воспитательницы, которые всю жизнь работали с малышами в возрасте от 3 до 7 лет, в мгновенье ока оказались «няньками» беспризорников и малолетних преступников. Новые «детишки» никак не могли привыкнуть к режиму, запрету на курение, к необходимости мыться и спать на кровати, часто убегали в «прежнюю жизнь», в привычные подвалы, и воспитательницы вынуждены были их отлавливать, совместно с милицией.

И таких детских домов, переоборудованных из детских садов, в Рыбинске открылось целых пять! Всего по городу, в детдомах, приемных семьях, у опекунов и попечителей, к 2001 году числилось под ТЫСЯЧУ социальных сирот. Для такого города цифра огромная.

Ситуация в Рыбинске отражает ситуацию во всей стране, большая часть из моих 150-ти подопечных детских домов — это бывшие детские сады.

Итак, что мы видим? Типичные воспитанники детского дома — социальные сироты, в реальности не совсем сироты, так как родители у них есть, и родители от них не отказываются. В 90% это подростки в возрасте 12-17 лет. Одна треть — девочки, две трети — мальчики. И в материальном плане эти дети — не обездоленные, так как сиротские учреждения финансируются с каждым годом всё лучше и лучше. Но всё это вовсе не означает, что этим детям не нужна помощь. Помощь нужна, но это помощь не конфетами и игрушками, не теликами или великами, а помощь в профориентации и профобразовании, помощь в возможности найти себя, построить карьеру, стать полноправным и успешным гражданином, чтобы не повторить судьбу своих родителей.

Отцы церкви учат нас: «пусть запотеет милостыня твоя в руках твоих, прежде чем узнаешь, кому даешь». Это означает, что каждый, дающий помощь страждущему, ответственен за эту помощь. Подаяние не должно развращать нуждающегося. Помните об этом.

Смотрите также:

Оставить комментарий (17)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество