aif.ru counter
14.07.2015 00:07
4792

Кандидаты на обрушение. Как пермяки выживают в полуразрушенных бараках

Дмитрий Овчинников / АиФ

Дворик с тремя бараками неподалёку от центра Перми — словно российская глубинка в миниатюре. Два дома уже непригодны для жилья, их давно признали аварийными. В опустевшие квартиры тут же заселились мигранты. Во дворе висят ковры, на замусоренной площадке гуляют семьи с детьми из стран ближней Азии.

А последнее строение — самое левое — до сих пор не расселено. В ветхом обваливающемся доме живут коренные пермяки, в основном бабушки. Лавки покошены, в подъезде нет входных дверей, а песочница рядом завалена окурками и бутылками. 

На скамейке сидит пьяный мужчина. К нему подбегают две пожилых дамы и спешно отводят качающегося из стороны в сторону господина в коридорные потёмки. 

«На улице-то жара, не дай Бог солнечный удар схватит. А грязно здесь не из-за нас», — слышится женский голос из подъезда.

Старый-старый дом

Бараки были построены из шлакоблока в 1940-е годы пленными немцами, которых согнали на Урал. Почти 70 лет здания стояли без какого-либо ремонта. В 2000-х два ветхих дома были признаны аварийными. 

Несколько лет городские власти не могут расселить аварийным дом, построенный в послевоенное время пленными немцами
Несколько лет городские власти не могут расселить аварийным дом, построенный в послевоенное время пленными немцами. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

Жильцов отправили в другие квартиры, но сносить здания не стали. А третий дом, где, собственно, живут люди, так и остался стоять, полусгнивший и разваливающийся.

Бараки были построены из шлакоблока в 1940-е годы пленными немцами, которых согнали на Урал
Бараки были построены из шлакоблока в 1940-е годы пленными немцами, которых согнали на Урал. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Соседей то наших выселили, некоторое время строения стояли пустыми. Но потом приехали мигранты. Просто живут в заброшенных квартирах человек по 20, видать, чтобы не платить никому. У нас постоянно вылетают пробки, потому что кто-то незаконно подцепляется к нам из соседних домов. У них-то электричество давно обрубили», — подмечают пермяки.

По заверениям жильцов, в соседние пустые дома заселились мигранты
По заверениям жильцов, в соседние пустые дома заселились мигранты. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

А недавно и вовсе жилищно-коммунальное хозяйство отказалось от обслуживания этих бараков. 

Бабушки рассказывают, зимой их дом завесили зелёной строительной сеткой. Думали, ремонт, но нет — чтобы пробегающие мимо факелоносцы Олимпийского огня думали, что дом находится на реставрации. Так и до сих пор висит эта сетка, сдерживая падение штукатурки со стен.

Жители рассказывают, что зимой их дом завесили зелёной строительной сеткой. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

Житие мое!

Сейчас в доме жилыми остаются 45 квартир, в которых живут порядка 120 человек. Больше 10 лет инициативная группа, состоящая из пожилых людей, борется за снос дома и скорейшее расселение всех обитателей злополучного барака. 

Сейчас в доме жилыми остаются 45 квартир, в которых живут порядка 120 человек
Сейчас в доме жилыми остаются 45 квартир, в которых живут порядка 120 человек. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«В 2000-м дом всё-таки признали непригодным для проживания. Но спустя несколько лет снова вернули статус "нормального", несмотря на пробоины в крыше и трещины в стенах», — рассказывает одна из жительниц Галина Уткина.

Одна из жительниц дома Галина Уткина
Одна из жительниц дома Галина Уткина. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

По её словам, в два года назад здание опять признали аварийным, но каких-либо действий по выселению жильцов пока не предпринимается. Говорят, мол, поставили на снос. Ориентировочная дата — 2017 год. 

«Крыши текут. Моя бабушка спит под клеёнкой, а то как будто дома дождь идёт», — рассказывает другая девушка.

 Крыши текут. Моя бабушка спит под клеёнкой, а то как будто дома дождь идёт, сетует девушка
«Крыши текут. Моя бабушка спит под клеёнкой, а то как будто дома дождь идёт», — сетует девушка. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

Квартирный кошмар

Инвалид Валерия Молотова любезно согласилась показать свои «нечеловеческие» условия жизни. На подъезде нет двери, внутри — сыро и пахнет отходами. Поднявшись на второй этаж, она медленно открывает входную дверь.

Другая пенсионерка, инвалид Валерия Молотова, любезно согласилась показать свои нечеловеческие условия жизни
Другая пенсионерка, инвалид Валерия Молотова, любезно согласилась показать свои «нечеловеческие» условия жизни. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

В двухкомнатной квартире прохладно. Убранство в полном порядке — чистота и порядок: книжные полки, кресло, старенький телевизор, ковёр, пожелтевшие тарелки на кухне — всё на своих местах.

Однако только стоит поднять взгляд наверх, как становятся видны разводы на потолке. Пенсионерку не раз топило, а на ремонт у неё денег нет. 

Пенсионерку не раз топило, а на ремонт у неё денег нет
Пенсионерку не раз топило, а на ремонт у неё денег нет. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Я плачу за электричество, отопление и газ сумасшедшие деньги, словно живу в благоустроенной квартире. Выходит около 3500 рублей в месяц. За что?! Зимой отопление не работает — в шубе приходится ходить по комнатам», — возмущается Валерия.

Коммунальные платежи довольно высокие около 3500 рублей в месяц
Коммунальные платежи довольно высокие — около 3500 рублей в месяц. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

В туалете у пенсионерки — полный кошмар. Она показывает рукой на ржавые трубы, готовые в любой момент лопнуть, затем включает кран — бежит только холодная вода. Вздохнув, Валерия Молотова возвращается в холл и закуривает сигарету у окна.

В туалете у пенсионерки полный кошмар
В туалете у пенсионерки — полный кошмар. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Боюсь, ничего у нас не изменится. Умрём мы здесь. В один прекрасный день обрушится на нас строение», — в глазах пенсионерки стоят слёзы.

Всё покрыто ржавчиной
Всё покрыто ржавчиной. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

На улице жильцы дома хотели показать затопленный подвал «с крысами и тоннами мусора». Но, когда мы обошли здание, оказалось, что вход туда завален пустыми бутылками от пива и полными пакетами с гнилыми продуктами. Дверь не открывалась.

На улице жильцы дома хотели показать затопленный подвал с крысами и тоннами мусора
На улице жильцы дома хотели показать затопленный подвал «с крысами и тоннами мусора». Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Ждите после 2017 года»

Между тем, узнать, почему управляющая компания отказалась от дома, не удалось. Фирма под названием «Экспейп» по адресу, указанному в справочнике, отсутствует, а по телефону никто не отвечает. Возможно, она просто перестала существовать. Да и в базе данных сайта «Реформа ЖКХ» её нет.

А недавно и вовсе жилищно-коммунальное хозяйство отказалось от обслуживания этих бараков
А недавно и вовсе жилищно-коммунальное хозяйство отказалось от обслуживания этих бараков. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

В администрации Мотовилихинского района подтвердили информацию, что в марте 2014 года барак признали аварийным. Расселять жильцов точно не будут до 2017 года.

В администрации Мотовилихинского района подтвердили информацию, что в марте 2014 года барак признали аварийным
В администрации Мотовилихинского района подтвердили информацию, что в марте 2014 года барак признали аварийным. Фото: АиФ/ Дмитрий Овчинников

«Списки на расселение составлены до следующего года. Поэтому людям придётся ждать. И точную дату сказать довольно сложно», — рассказали в ведомстве.

Буквально на днях состоялось заседание жильцов дома, на котором они начали выбирать новую управляющую компанию. 

«Жить невозможно. Никто нам не помогает, приходится делать всё самим», — подытоживают жильцы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество