aif.ru counter
9863

Защита издалека. Зачем России своя военная база в Сирии?

Госдума и Совет Федерации в ускоренном порядке рассмотрят внесённое президентом России в парламент «Соглашение между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы Вооружённых сил РФ на территории Сирийской Арабской Республики». Как отмечают парламентарии, документ носит бессрочный характер и легитимизирует пребывание российских военных в Сирии. Как считают эксперты, это означает, что Россия приходит на Ближний Восток всерьёз и надолго, а перспектив сотрудничества с США на этом фронте немного.

Документ, требующий ратификации российским парламентом, был внесён Владимиром Путиным в нижнюю палату во вторник, сразу после переговоров с президентами Ирана и Азербайджана и накануне встречи с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. В пояснительной записке к нему говорится, что соглашением регулируются условия нахождения в Сирии российской авиации, которая уже размещена на аэродроме Хмеймим по просьбе сирийской стороны. Соглашение заключается на безвозмездной основе и на бессрочный период до тех пор, пока одна из сторон не уведомит о своём желании его расторгнуть.

«Применение российской авиационной группы осуществляется в соответствии с решением её командира по планам, согласованным сторонами… Личному составу российской авиационной группы и их членам предоставляются иммунитеты и привилегии, аналогичные тем, которые предоставлены в отношении дипломатического персонала дипломатического представительства», — говорится в документе, уточняющем, что сирийская сторона не предъявляет никаких претензий к РФ, её военному контингенту и не возбуждает в связи с его деятельностью уголовные дела.

«Президентом РФ этот документ внесён в ГД. Темпы его рассмотрения, в соответствии с Конституцией РФ, будут определяться Государственной Думой. Мы будем наблюдать за этим процессом и, в соответствии с действующим регламентом Совета Федерации, исходим из того, что, как это предусмотрено Регламентом ГД, данный законопроект будет в предварительном плане направлен в Совет Федерации для подготовки отзыва», — распространила пресс-служба Совета Федерации комментарий главы Комитета по международным делам Константина Косачёва, подчеркнувшего, что документ будет оперативно рассмотрен после того, как пройдут выборы в Думу, а также после его ратификации нижней палатой.

Напомним, что первое соглашение о размещении авиационной группы Вооружённых сил Российской Федерации между Россией и Сирией было заключено 25 августа 2015 года. А с сентября того же года после предоставления Советом Федерации президенту права использовать войска в Сирии Воздушно-космические силы России начали первую военную операцию. Авиаудары наносила располагающаяся на аэродроме Хмеймим группировка, состоящая из бомбардировщиков и штурмовиков под прикрытием истребителей и вертолётов.

В марте этого года Владимир Путин распорядился начать вывод «основной части» российской военной группировки с территории Сирии, поскольку поставленная ей задача была выполнена. Хотя ВКС России продолжили нанесение авиаударов. К маю этого года российскими лётчиками было совершено свыше 10 тысяч боевых вылетов и поражено более 30 тысяч объектов противника.

Однако, несмотря на успешные боевые действия и активно ведущийся переговорный процесс с представителями оппозиции, требующими отставки действующего президента Сирии Башара Асада, перемирия достигнуто не было. Во многом, как считают эксперты, это объясняется столкновением интересов России и США. Как заявляют американцы, а также представители ЕС, НАТО, основная масса ударов российских лётчиков была «нанесена по сирийским повстанцам, выступающим против правительства Башара Асада». По данным же Минобороны России, удары наносятся по военным объектам террористических организаций, запрещённых в России, — ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра» и других.

«Наше позиционирование на средиземноморском побережье имеет очень большое значение. Хочу, чтобы вы понимали, что сегодня у США по всему миру размещено 400 военных баз действующих и ещё, может быть, чуть меньше 400 законсервированных. Россия сегодня имеет всего около 8, включая Таджикистан, Киргизию, Армению, Белоруссию. Это даже не военные базы, а места временной дислокации военного контингента. Поэтому решение о появлении военной базы в Сирии, на мой взгляд, очень важное», — пояснил АиФ.ru первый зампред Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Франц Клинцевич.

По его мнению, это решение России и властей Сирии не вызывает восторга у США и у НАТО, потому что показывает, что наши отношения с действующей властью Сирии имеют долгосрочный характер, поэтому конструкция, выстроенная сегодня там американцами, рушится.

«Не учитывая мнения России, провести какие-то изменения в Сирии, тем более, военным путём они уже не могут. Особенно после неудачной практики военного переворота в Турции. Я долго не верил, что США к нему причастны, но оказывается, что это действительно так. Они просто настолько обозрели, что не считают нужным серьезно готовиться», — полагает парламентарий. 

Первый зампред Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров считает, что базой в Сирии Россия устанавливается равновесие сил на Ближнем Востоке.

«США ведут свои действия там с турецкой авиабазы. Она нам нужна, потому что задачи там не на полгода или год, а может быть, на несколько лет. Раньше у нас таких баз было много: и на Кубе, и во Вьетнаме. Потом от всего отказались. Но сейчас мы вновь понимаем, что нельзя ограничиваться территорией России, потому что нужно защищаться от терроризма на дальних подступах, в частности в Сирии», — считает сенатор.

Владимир Джабаров отметил, что сравнивать нахождение войск в Сирии и Афганистане нельзя, так как в данном случае Россия не использует наземные силы, а сама база является хорошо охраняемым объектом.

Аналогичного мнения придерживается военный эксперт Игорь Коротченко.

«Российская авиабаза в Сирии — это элемент стабилизации как в этой стране, так и во всём ближневосточном регионе. Разумеется, мы не могли воевать там на птичьих правах, поэтому новый статус легитимизирует нахождение там российских военных и даёт нам международно признанный правовой статус. В прошлом году я был в Сирии в трёхдневной командировке, в том числе на авиабазе Хмеймим. Могу сказать, что база прекрасно оборудована, непрерывно улучшается инфраструктура, обеспечивается охрана внешнего контура безопасности базы», — говорит эксперт, считающий, что никаких рисков, издержек или расширения российского контингента в Сирии не будет.

Игорь Коротченко также не верит, что в перспективе Россия и США начнут сотрудничать по сирийскому вопросу.

«США проводят политику двойных стандартов, и вряд ли они от неё когда-нибудь откажутся. У нас есть в чём-то совпадающие интересы, но по большинству позиций они не совпадают вообще. Поэтому в такое сотрудничество я не верю. Конечно, с дипломатической точки зрения, надо делать всё, что возможно: выстраивать отношения, пытаться договориться об общих правилах игры. Но с практической точки зрения, это вряд ли допустимо. Поэтому Россия должна опираться только на свои возможности и возможности армии Сирии», — говорит эксперт.

По его словам, к сожалению, о скором разрешении сирийского конфликта речи не идёт.

«Сейчас мы видим ожесточённые бои в Алеппо. Силы международных террористов сохранили достаточный потенциал, хотя понесли значительные потери. В основном это происходит как раз за счёт того, что США гласно или негласно помогают так называемым повстанцам. На самом деле это такие же международные террористы, как «Аль-Каида», «Джебхат Ан-Нусра» и ИГИЛ (запрещённые в России террористические организации — прим. ред.). Мы видим, что в руки боевиков поступило новое американское оружие. Мы не можем сказать, как оно поставляется, но там стоит маркировка USA, и оно попадает в руки боевиков», — говорит эксперт.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы