16004

«Закусывать надо». Как Путину попытались «подсунуть» Украину вместо Арктики

Президент РФ Владимир Путин и президент Финляндской Республики Саули Ниинистё на пленарном заседании V Международного арктического форума «Арктика — территория диалога» в Санкт-Петербурге.
Президент РФ Владимир Путин и президент Финляндской Республики Саули Ниинистё на пленарном заседании V Международного арктического форума «Арктика — территория диалога» в Санкт-Петербурге. / Фото: Михаил Климентьев / РИА Новости

9 апреля в Санкт-Петербурге открылся V Международный арктический форум. В этом году мероприятие стало чуть ли не самым представительным за всю историю. В северную столицу России приехали представители 300 российских и 46 иностранных компаний из 11 стран мира. Почетными гостями стали президенты Финляндии и Исландии Саули Ниинистё и Гудни Йоханнессон, премьер-министры Норвегии и Швеции Эрна Сульберг и Стефан Лёвен.

Со столь представительными гостями светлое будущее Арктики должен был обсудить российский лидер Владимир Путин, который специально для этого прилетел на историческую родину. Он и четыре его гостя на пленарном заседании форума с многообещающим названием «Арктика. Океан возможностей» готовились разговаривать о развитии арктических территорий, экологической безопасности, защите коренных народов севера.

Но им не дали. На пути приятной беседы глав северных стран об Арктике каменной стеной встал модератор пленарного заседания редактор Bloomberg Джон Фрайэр.

О туристах и медведях

В начале дискуссии, Путин, казалось, задал ей нужное направление. Он привычно четко выделил основные причины, по которым Арктика для России — это действительно важный регион. На нее, по словам отечественного лидера, приходится 10% всех иностранных инвестиций в Россию. Иностранному и отечественному бизнесу президент пообещал инвестиционные преференции. Соответствующий закон должны разработать к сентябрю этого года.

В Арктике находятся колоссальные ресурсы — 13 млрд тонн нефти и 895 трлн куб. м газа. Главный стратегический проект России в северных широтах — Северный морской путь — будет вдвое быстрее, чем путь через Суэцкий канал, и позволит перевозить 80 млн тонн грузов уже к 2025 году.

Каждый из иностранных коллег Путина сконцентрировался на своей теме. Ниинистё рассказывал об угрозе глобального потепления и одной из главных его причин — черной саже, которая оседая на поверхности льда, ускоряет его таяние. До этого на личной встрече он обсуждал с российским президентом финских туристов. «Хорошо себя ведут наши?», — спрашивал он у Путина. «Нормально, — отвечал тот, — Закусывают». «Так и надо», — радовался в ответ финский президент.

Исландец Йоханнессон когда-то, как оказалось, изучал русский язык. «Если бы я знал, что это будет так трудно, ни за что бы не начал», — жаловался он Путину, после чего по-русски заявил: «Нет ничего дороже на земле, чем настоящая дружба». Его прежде всего волновали вопросы совместного улова рыбы. Для Исландии это главное богатство, ради которого она даже вела тресковые пограничные войны с Великобританией.

Норвежка Сульберг беспокоилась за судьбу белых медведей. «Жалко мишек», — полностью поддержал её наш президент. А швед Лёвен вспоминал события трехсотлетней давности. «Отсель грозить мы будем шведу», — зачитал он слова Петра I о Петербурге, добавив, что никакой угрозы сейчас он не чувствует. «Ура, мы ломим, гнутся шведы», — отвечал ему Путин, но тут же добавил, что сейчас это, к сожалению, не всегда верно, особенно на хоккейных площадках. Так замысловато он зазывал в КХЛ шведские клубы.

И все были довольны друг другом, но тут в диалог вступил Фрайэр. «Всё это хорошо, — сказал он, — но как на развитие Арктики влияют санкции?». На этом вопросе участники дискуссии забыли об Арктике надолго.

Фрайэр против Путина

Путина, впрочем, вопрос нисколько не смутил. Кто-кто, а он-то за пять лет санкционного противостояния привык отвечать на такие вопросы. «Первая отгрузка с Ямал-СПГ пошла в США. Против этого проекта они санкции не вводили, потому что им он нужен», — сразу перешел в наступление президент. Потом он заявил, что Россия потеряла от санкций 25-26 млрд евро, а Европа — около 50 млрд. «Недополученная выгода ФРГ 56 млрд, у нас в три раза меньше. Ну и кому они больше вредят?», — заметил он. После чего добавил: санкции развитию России мешают, но остановить его не могут.

Фрайэр попробовал зайти с другого конца. Как санкции влияют на отношения стран внутри Арктического совета, поинтересовался он у финского премьера. «Санкции были введены за Крым и из-за него же будут сняты», — услышал он мрачный ответ финского премьера, который явно хотел поскорее вернуться к теме чёрной сажи на арктических льдах.

На это у Путина был ответ: «Насколько я помню, Крым не относится к Арктической зоне». И добавил: «Ведь мы собрались для того, чтобы обсудить проблемы Арктики. Нам бы очень не хотелось, чтобы в результате нашего преступного бездействия Арктика превратилась в какое-то подобие Крыма, а Крым превратился бы в пустыню», — сказал он, вспомнив, что изменения климата превратили тропическую Антарктиду в ледяную пустыню.

«Постоянно приходят новости из Норвегии об инцидентах в воздухе с российскими самолетами. Это не мешает развитию отношений с Россией в Арктике?», — спросил модератор уже норвежского премьера. Сульберг пришлось рассказывать, что ничего страшного не происходит, и на такие случаи всегда есть протоколы безопасности, которым пилоты обеих стран и следуют. Путин добавил, что российские пилоты в воздушное пространство Норвегии никогда не вторгались. «Господин Ниинистё предложил нам и НАТО, чтобы избежать инцидентов в воздухе, ставить на самолеты транспондеры, которые показывают их движение. Мы согласились, а в НАТО это предложение отвергли. Вот и спросите у них, почему», — добавил он.

Тут финский премьер, наблюдавший за тем, как дискуссия медленно, но верно дрейфовала от холодных арктических просторов к теплому Черному морю, сказал свое веское слово: «Я согласен с российским президентом. Не очень понятно, какое отношение Крым и Украина имеют к Арктике». Чтобы поставить точку в этом вопросе, он решительно добавил: «Все что нужно знать об украинском кризисе — есть минские договоренности, которые просто нужно исполнять. Каждый пункт». «Уверяю вас, — обратился он к Фрайэру, — если бы Арктический совет принял Минские соглашения, они бы давно были исполнены. Мы сейчас можем вспомнить и Брекзит, и Крым, но это лишь отдалит нас от главной темы».

«Я понимаю, что мы уходим от темы, но я беру всю ответственность на себя, — храбро заявил редактор Bloomberg, — Не могу не спросить вас про отношения с США. После окончания расследования в Москве, наверное, ждут развития сотрудничества с Вашингтоном?».

«Есть такая книга, «Двенадцать стульев». В ней есть следующая фраза: «Приезжайте к нам, вам будет рада старушка-мама». Но адреса он не оставил», — ответил ему российский президент. По его словам, Вашингтон оказался в плену внутриполитической борьбы: «Американские элиты не хотят принять выбор американского народа. Как следствие, американская политическая система в кризисе»

«Вы по-человечески рады за Трампа? Что расследование Мюллера, «охота на ведьм», как он говорил, закончилось?», — чтобы отечественный лидер не ждал перевода и быстрее ответил, Фрайэр даже перешел на русский, на котором он, кстати, говорил почти без акцента. «Охота на ведьм — это очень плохо. Мы это знаем из уроков американской истории», — отвечал ему Путин.

«Обещаю вам, последний вопрос на эту тему. Вы будете рады, если Трамп победит на выборах?», — кажется, редактор Bloomberg уже видел заголовки американских газет с цитатой российского президента: «Я мечтаю о победе Трампа». Но ответ был для него разочаровывающим: «Мы с уважением относимся к любому выбору американского народа».

«Я обещал, что мы вернемся к арктическому форуму», возвестил ведущий. Он задал какой-то вопрос одному из скандинавских лидеров, чтобы через пару минут произнести: «У нас осталось совсем мало времени»... О проблемах Арктики на пленарном заседании Арктического форума поговорить толком так и не смогли.

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество