aif.ru counter
30.05.2019 00:12
8688

«Вся оргпреступность сидит в Приштине». В Косове разразится большая война?

Приштина.
Приштина. © / Bindi Çapriqi / Commons.wikimedia.org

В этот день косовская полиция провела рейды и аресты сербов на севере региона, в общинах этнических сербов. Жители одной из общин пытались помешать спецназу войти в город и возвели баррикады, которые были снесены в ходе штурма.

В числе 19 задержанных кроме сербов и боснийцев оказались два представителя миссии ООН в Косово и Метохии, в том числе и обладающий дипломатическим иммунитетом гражданин России Михаил Краснощеков. Он получил тяжелые травмы головы и был доставлен в отделение интенсивной терапии больницы города Митровица, а позднее отпущен. 

В ответ президент Сербии Александр Вучич привел войска в полную боевую готовность и заявил, что сербские вооруженные силы готовы «защитить людей в самые короткие сроки» в случае возникновения угрозы их безопасности. Но в тот же день, выступая в национальном парламенте, призвал депутатов признать «горькую правду» — потерю контроля над Косовом — и предложил выбрать между двумя сценариями: замороженным конфликтом и налаживанием отношений с Приштиной.

По словам премьер-министра Республики Косово Рамуша Харадиная, целью спецоперации была борьба с контрабандой и организованной преступностью. А на самом деле?

Ситуацию для АиФ.ru разъяснил директор Фонда прогрессивной политики, руководитель проекта Balkanist.ru Олег Бондаренко.

Владимир Кожемякин, АиФ.ru: Олег Владимирович, в чем, на ваш взгляд, истинная причина нынешнего обострения на севере Косова?

Олег Бондаренко: В том, что Запад (в первую очередь — США) пытается посредством своих косовских марионеток заставить Вучича пойти на безусловное признание Косова. Этот вопрос ставился перед ним международными игроками до мая, но Вучич Косово не признавал и признавать не будет. Это его жесткая позиция. Поэтому сейчас на него оказывается подобное давление.

Албанской стороной был фактически сорван план по урегулированию ситуации, который заключался в размежевании и разграничении сторон, а также обмене территориями. Согласно этому плану, четыре сербонаселенные общины на севере Косова отходили бы под власть Белграда, а две албанонаселенные в южной Сербии, примыкающие к границе с Косовом, — под власть Приштины. Этот план вызывал вопросы и в Москве, и в Белграде, и в Берлине. Однако албанцы, по своей ли воле или потому, что им так подсказали их внешние кураторы, сорвали его и заявили, что ничего из Косова под власть Белграда возвращать не собираются. Но зато глава Республики Косово Хашим Тачи в открытую признал, что продолжает требовать от Сербии албанонаселенные общины, причем уже не две, а три. Естественно, в ситуации отсутствия разграничения ему их никто не отдаст, несмотря на то, что там живут албанцы. В Сербии, как известно, очень гуманное законодательство для национальных меньшинств, их права защищены лучше, чем где бы то ни было в Европе.

29 апреля в Берлине на встрече Меркель, Макрона и лидеров балканских стран прозвучал отказ со стороны косовских руководителей на любые варианты урегулирования, а так называемый премьер Косова, военный преступник Рамуш Харадинай призвал продолжить этот разговор уже с участием США. В ответ, если это произойдет, Белград позовет присоединиться Москву…

Теперь возникла некая пауза, и Тачи решил заполнить ее демонстративной наглой вылазкой на север Косова. По сути, это была проба сил, провокация, проверка на слабость Белграда.

— Не приведет ли всё это к большой войне?

— Теоретически новый военный конфликт на Балканах возможен. Вопрос в том, насколько он может быть глобальным: все-таки никому в Европе конфликт такого масштаба не нужен. Локальный конфликт вероятнее. Особо стоит обратить внимание: когда спецназ Приштины выдвигался на север Косова, его перемещения отслеживались миротворцами, которые под вывеской KFOR расположены в Косове. Венгерская часть KFOR даже попыталась заблокировать передвижения спецназа, но получила приказ из ставки миротворцев не противодействовать этому. Отсюда следует, что, по сути, Запад потакает подобным попыткам Приштины взять под свой полный контроль север Косова, провести чистку и заставить живущие там последние 100 тысяч сербов покинуть свою родину, стать беженцами.

— Должна ли Россия вмешаться?

— Россия может созвать экстренное заседание Совета безопасности ООН. Но в этой ситуации очень важно, чтобы Белград согласовывал свои действия с Москвой. Сегодня наша страна имеет очень ограниченный инструментарий на Балканах: там у нас расположена лишь база МЧС в ста километрах от границы Косова, которая при необходимости может изменить свое предназначение. Но для серьезного участия в конфликте этого, конечно, недостаточно.

Когда гражданина России, который работает дипломатом в миссии ООН, демонстративно избивают и арестовывают на целый день, это чрезвычайная ситуация, способная раскрутить дальнейшую эскалацию. В этом случае России придется защищать на Балканах свою безопасность. 

— Не лукавят ли власти Косова утверждая, что, мол, борются с преступностью в сербских общинах?

— Конечно, лукавят! Они сами и есть главные бандиты. На севере Косова нет никаких проблем с организованной преступностью, вся она находится в Приштине, сидит в тамошних властных кабинетах. Человек, который занимает сегодня пост премьер-министра Косова, преследовался Гаагским трибуналом по огромному количеству обвинений вплоть до участия в торговле человеческими органами и массового убийства сербов. Из таких людей состоит большая часть косовского правительства.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество