aif.ru counter
13293

«Всё изношено». Корреспондент «АиФ» - о критическом состоянии города Днепра

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Реформа медицины 13/11/2019
Жовто-блакитный недострой, так и не ставший «лучшей в городе гостиницей «Парус», на обшарпанной набережной выглядит как символ несбывшихся надежд страны.
Жовто-блакитный недострой, так и не ставший «лучшей в городе гостиницей «Парус», на обшарпанной набережной выглядит как символ несбывшихся надежд страны. © / Яна Смирнова / АиФ

«Ну как там Москва, столица нашей Родины?» – то и дело спрашивали меня в Днепре.

Бургер против сала

Контрасты этого города, ещё 3 года назад носившего имя Днепропетровск, и бедного Хмельницкого поражают. Как будто две разные планеты, как чёрно-белое немое кино и современный блокбастер. Как, в конце концов, сало и бургеры, которые здесь, кстати, на каждом шагу (в среднем по 150 грн. – 375 руб.), а вот кухню с национальным колоритом, напротив, ещё придётся поискать. И бургер в этом сравнении – довольный жизнью и имеющий деньги Днепр.

Главные «градообразующие» сооружения в городе – торговые центры.
Главные «градообразующие» сооружения в городе – торговые центры. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Главные «градообразующие» сооружения в городе – торговые центры «Мост-Сити», «Колизей», Grand Plaza и др. Большие, современные, построенные с размахом – и с точно таким же набором магазинов, что московские «Меги», «Атриум» и т. д. Внутри обязательно кинотеатр, каток, детская игровая зона, фуд-корт – досуг на выходной день обеспечен. Есть молодёжный квартал «Кубометр» – словно брат московского «Винзавода», где модные магазины и кафе устроились в выкрашенных в яркие цвета грузовых контейнерах.

– Мы на жизнь не жалуемся – в городе есть работа, это главное, – рассказывает менеджер по закупкам детского магазина Сергей Шевченко. – Ситуация в стране, конечно, не из лучших – мы чувствуем это по растущим платёжкам за квартиру, ощущаем, как гривна обесценивается. Но не унываем, а стараемся во всём видеть хорошее. 

Большинство надписей и объявлений в Днепре сделаны на русском языке.
Большинство надписей и объявлений в Днепре сделаны на русском языке. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Разговаривая, мы идём по улице и последовательно проходим мимо двух десятков ювелирных магазинов, рекламных стоек с призывами купить 11-й айфон («Сорви яблоки первым», – гласит слоган), студии йоги, череды кафе с суши и смузи. Вишенка на торте – массаж для собак. Много дорогих машин – то «ягуар», то тюнингованный «лексус», то «порше».

«Где у вас зарабатывают большие деньги?» – уточняю у Сергея. Он разводит руками:

– Как правило, в России. Работают у вас – присылают сюда. Других вариантов я не знаю. Либо в других странах, но явно не на Украине. Правда, сейчас украинцам заработать за пределами страны удаётся всё меньше и меньше.

На днях президент Франции Макрон заявил в интервью, что мигранты с Украины менее предпочтительны для Пятой республики, чем негры из Гвинеи и Кот-д'Ивуара. 

«Сорви яблоки первым», – гласит слоган. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Мы идём по городу дальше, и я понимаю, что внешний лоск обманчив. Стоит отойти от центра подальше – и видишь разбитые тротуары, крошащиеся, угрожающие вот-вот рухнуть вниз балконы, обшарпанные фасады.

«Уже 4 года каждый божий день я кричу хоть Пете, хоть Вове, что жилой фонд изношен на 80%. Что инфраструктура изношена критически. Что обвал подъезда в Дрогобыче (в августе в этом городе Львовской области обвалился подъезд четырёхэтажки, 8 человек погибли. – Ред.) – это только начало, – пишет (на русском языке!) в своём аккаунте в Фейсбуке мэр города Борис Филатов. – 4 года я кричу в пустоту…»

Износ застройки и инфраструктуры города, по заявлению мэра, уже критический – 80%.
Износ застройки и инфраструктуры города, по заявлению мэра, уже критический – 80%. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Отдельная боль города – набережная Днепра, имеющая совершенно запущенный вид: разбитый асфальт, исписанные граффити стены, горы мусора в зарослях у воды. И в центре набережной – видимый со всех точек брошенный недострой гостиницы «Парус», выкрашенный в жовто-блакитные цвета. Выглядит символично. Гостиницу строили 14 лет, но в ­1989-м прекратили, так и не достроив.

– Не стой тут, плохое место, недоброе. С ним много несчастий связано, – останавливается возле меня прохожая, видя, что я снимаю здание на телефон. – То и дело в здании гибнут люди, чаще – подростки. Обычно списывают на суицид либо несчастные случаи, да в городе ходят разные нехорошие слухи, что далеко не все люди поднимались наверх по доброй воле. Уходи скорее…

В советское время деньги на «Парус» выделял лично Брежнев. В 1995-м здание продали структурам Коломойского – под обещание достроить наконец «символ города». Этого не случилось – и в 2015 г. здание у олигарха отсудила мэрия. С тех пор собирается взорвать, да нет денег…

Упомянутый выше мэр Днепра – тот самый бизнесмен Филатов, который 5 лет назад, во время крымских событий, заявил, имея в виду крымчан: «Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на уступки. А вешать… Вешать их надо потом». Впрочем, если почитать страничку в соцсети эпатажного градоначальника, становится понятно, что «мрази» – одно из любимых им слов.

В сети легко найти и видео, как тогда, в 2014-м, по Днепропетровску ходили скандирующие «Москалей на ножи!» шеренги. Сегодня мне не встретилось ни одного человека, не скуча­ющего по России. И ни одного говорящего на украинском языке. Все общались со мной по-русски. У «Днипро-Головный» (центральный вокзал Днепра) сажусь в такси. Водитель, узнав, что я из Москвы, радуется:

– Ну как там у вас, рассказывай! Как изменилась-то, похорошела Москва – я был у вас на Новый год, – город потрясающей красоты стал, подсветка везде, чисто, нарядно! Сходил в два театра и в Сандуны, веником попариться, лучшие каникулы за долгое время!

Набережная Днепра.
Набережная Днепра. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Разговорились – выяснилось, что у мужчины живут в Москве друзья-однополчане: вместе служили в Севастополе. Каждый год летом все встречаются там же: из 55 человек в живых осталось только 27. «И после 2014-го ездите в Крым?» – уточняю я. Многие киевляне до этого заверяли меня, что в российский Крым – ни ногой. 

– Езжу и ездить буду! – безапелляционно отвечает мужчина. – Мне всё равно, кто там пытается нас рассорить, я на такие провокации не ведусь. Мы как были народы-братья, так ими и остаёмся: русский народ – старший брат и украинский – младший.

«Про Крым и Донбасс дома не говорим»

«Чувствуется ли, что совсем недалеко военные действия?» – спрашиваю я местного жителя, бывшего журналиста Романа П., занимающегося сегодня ресторанным бизнесом. От Днепра (Днипро, на украинский манер) до зоны АТО меньше 200 км. 

– Нет, – отвечает мой собеседник. – Если честно, мы внутри семьи и с друзьями договорились темы Донбасса и Крыма вообще не касаться. Принципиально не обсуждаем, потому что у каждого своя точка зрения: у кого-то брат на Донбассе – за сепарацию, у другого там же – и против. У кого-то мать осталась в Крыму и довольна. А у кого-то переехала во Львов и клянёт всё на чём свет стоит. Вы представляете? Только разговор заведём – и всё, вечер испорчен. Я избегаю всей подобной информации сознательно – поверьте, даже не знаю, где стоят блокпосты, честно!

С 2015 г. Украина закрыла свободный въезд на территории ДНР и ЛНР и выезд из них. По периметру стоят блокпосты, которые пропускают внутрь только при наличии оформленного в СБУ разрешения. 

– Для оформления надо зарегистрироваться на сайте и заполнить анкету, также указать цель приезда, – говорит Игнат П., родом из Макеевки (15 км от Донецка). Сейчас он работает инструктором по вождению в Днепре, но в родном городе у него осталась пожилая мама. 

– «Виза» бесплатная, её надо распечатать и предъявить на КПП. Машину обыщут. Можно сделать разрешение на один въезд, можно – на несколько лет. Сейчас военные на блокпостах стали вежливыми и говорят по-русски – раньше стояли отмороженные западенцы и постоянно случались конфликты с местными. У нас же тут никто по-украински даже не говорил никогда, только в глухих деревнях!

Крупный торговый центр «Мост-Сити».
Крупный торговый центр «Мост-Сити». Фото: АиФ/ Яна Смирнова

Пари с президентом…

Вечером Днепр встаёт в проб­ках. Самое рисковое место, где застрять можно на час, – мосты (их два, Старый и Новый). Чтобы достроили последний, президент Зеленский даже заключал с мэром пари: не успеет до 14 сентября – уйдёт в отставку. Успели – мост работает, мэр Филатов сидит в своём кресле. Плюс к этому, чтобы снизить транспортную напряжённость, вокруг города строят кольцевую дорогу – Южный обход.

Строят (в центре города всё перекопано и закрыто щитами) и 3 новые станции метро: в Днепре находится третий по величине метрополитен на Украине. Работы, впрочем, ведут с 2008 г. без особого результата – деньги на них обещали то Юлия Тимошенко, то Виктор Янукович, то китайские инвесторы.

Фото: АиФ/ Яна Смирнова

– Совершенно бесполезное сооружение, состоящее из 1 линии и 6 станций на ней, – говорит охранник в парфюмерном супермаркете Алексей. – Параллельно этой линии идёт трамвай, который ходит каждые 5–7 минут, – на нём добираться и приятнее, и удобнее. Одно время метро хотели затопить и закрыть, да на это тоже надо много денег. 

Проезд в подземке стоит 4 грн. (10 руб.). Парковка в Днепре тоже платная: 15 грн. (37,5 руб.) в час или за 1500 грн. (3750 руб.) – абонемент на месяц. Штраф за неоплаченную парковку – 300 грн. (750 руб.).

– Резидентских разрешений нет – тем, кто живёт возле платных парковок (их почти 150, и все пока в центре), нужно просто искать места, чтобы припарковаться во дворах, – уточняет Алексей. – Кстати, для многодетных и участников боевых действий на Донбассе парковка – бесплатно.

В Днепре есть свой аэропорт (изношенный, как и всё остальное, но на реконструкцию его из бюджета страны в 2020 г. выделен, по открытым данным, 1 млн грн., т. е. 2,5 млн руб., вопрос лишь в том, дадут ли), из которого самолёты летают кроме Киева в Шарм-эль-Шейх, Вену и Тель-Авив. Последнее не просто так. Днепр считается главным украинским еврей­ским центром: тут одна из самых больших еврейских школ в Европе, а в 2012 г. Боголюбовым и Коломойским построен крупнейший в мире еврейский центр «Менора» – огромное здание, состоящее из 7 корпусов (по образу еврейского подсвечника на 7 свечей).

Самое роскошное место в городе – еврейский центр «Менора» (самый крупный вне Израиля), построенный здесь в 2012 г. Игорем Коломойским. Раньше они были партнёрами с Борисом Филатовым. Теперь – заклятые враги.
Самое роскошное место в городе – еврейский центр «Менора» (самый крупный вне Израиля), построенный здесь в 2012 г. Игорем Коломойским. Раньше они были партнёрами с Борисом Филатовым. Теперь – заклятые враги. Фото: АиФ/ Яна Смирнова

По чистой случайности я останавливаюсь в отеле при этом центре. Лифт не приезжает, я жму на кнопку снова. «Шаббат», – разводит руками портье. В лобби собирается группа девушек для изучения Торы. В ближайшие 2 года – согласно данным местных СМИ – в Днепре будет построен ещё один такой еврейский центр. А количество рейсов в Израиль увеличится вдвое. Сегодня билет в Тель-Авив и обратно на рейс авиакомпании МАУ («Международные авиалинии Украины») стоит 7400 грн. (18,5 тыс. руб.). А в Египет летают в основном чартеры. Как рассказали мне в местном турагентстве, Египет сегодня – главное направление зарубежного отдыха для украинцев, после запрета в России отдыхать там египтяне снизили цены для украинцев. 

Фото: АиФ/ Яна Смирнова

– Тур из Днепра в Шарм-эль-Шейх на двоих взрослых в 4-звёздочный отель с питанием «всё включено» на неделю будет стоить 18 тыс. грн. (45 тыс. руб.), – рассказывает менеджер турагент­ства Анастасия. – Для сравнения: такой же по наполнению тур в Таиланд стоит 32 тыс. грн. (80 тыс. руб.), а на Бали – 42,5 тыс. грн. (106,2 тыс. руб.). Конечно, чаще берут Турцию или Египет. Популярна и европей­ская экскурсионная программа, она хороша тем, что украинцев теперь везде пускают без виз. Поездить с неделю на автобусе по Европе стоит от 8000 грн. на человека (20 тыс. руб.), это уже с питанием и отелями.

Ну а из Днепра в Киев можно доехать на экспрессе – аналоге нашего «Сапсана». Билет в вагон класса стандарт обойдётся в 1000 грн. (2,5 тыс. руб.).

Украинский аналог «Сапсана».
Украинский аналог «Сапсана». Фото: АиФ/ Яна Смирнова

«В этом вся Украина»

Сидя в днепровском «Сапсане» по дороге в Киев, я читаю новости местных телеграм-каналов. Одна из них вызывает невольную улыбку – от курьёзности описанного. Вот о чём речь: «В Днепропетров­ской области пациент вывалился из задних дверей скорой помощи на проезжую часть. Одни пользователи сети отметили, что в произошедшем виноват водитель, который не зафиксировал дверь. Другие же утверждают, что виновен сам пациент, поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения».

Замечаю, что, перегнувшись через моё плечо, новость читает и сосед по поезду. 

– Вот вы смеётесь, а в этом вся Украина: одни – странные, другие – ещё страннее, происходит какой-то полный абсурд, а мы с серьёзным лицом констатируем: «Жизнь!» Слышали историю депутата от «Слуги народа» Богдана Яременко? Он постоянно переписывался с проститутками, находясь на заседаниях в Раде. Журналисты это сняли и выложили в сеть. Так мнения разделились – половина украинцев критикует не Яременко, а фотографа! А сам «слуга народа» заклеил экран плёнкой, затеняющей его от фотокамер, и за старое».

Сосед оказался украинцем из Киева, преподавателем вуза. И рассказал мне, что его коллег неоднократно наказывали за использование русского языка на занятиях – вплоть до штрафов и увольнений. 

Но это уже совсем другая история.

Оставить комментарий (4)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество