Примерное время чтения: 9 минут
27544

Алексей Пушков: при угрозе ИГИЛ Европа не может заниматься Украиной

Алексей Пушков.
Алексей Пушков. / Владимир Федоренко / РИА Новости

В Грузии на этой неделе завершилась сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ, оказавшейся для российской делегации парламентариев одной из самых напряженных. Ассамблея приняла сразу несколько антироссийских резолюций, заставив усомниться в объективности диалога с европейскими парламентариями. О том, каким будет дальнейшее парламентское сотрудничество в условиях санкций, а также каковы перспективы российской делегации вернуться в ПАСЕ в эксклюзивном интервью АиФ.ru рассказал глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

Наталья Башлыкова: Алексей Константинович, как вы оцениваете итоги сессии ПА ОБСЕ? Российская делегация покинула одно из голосований из-за Украины. Не считаете ли вы, что ПА ОБСЕ стала более внимательно относиться к украинскому вопросу?

Алексей Пушков: Нет, я не считаю, что Ассамблея стала больше обращать внимания на Украину. На мой взгляд, пик пришелся на сессию, которая проходила в 2014 году в Баку, когда обсуждалась и была принята резолюция известного своими антироссийскими настроениями американского сенатора Бена Кардина. С тех пор появился синдром усталости от Украины, и, кстати, этот синдром чувствовался и на этой сессии.

Прежде всего, следует отметить поражение антироссийски настроенного претендента на пост председателя ПА ОБСЕ, представителя Грузии из партии Михаила Саакашвили — «Единое национальное движение» — Гиги Церетели. Несмотря на все усилия украинской делегации и ее союзников (США, Польша, Латвия, Литва, Эстония и пр.), им не удалось обеспечить его избрание, а большинство делегатов (86 против 73) поддержали представительницу Австрии Кристин Муттонен. Кроме того, антироссийскому блоку не удалось также сорвать принятие резолюции, призывающей к обеспечению «беспрепятственного доступа» всех парламентариев стран ОБСЕ, включая тех, кто находится в санкционных списках, ко всем мероприятиям ОБСЕ и другим международным встречам. Здесь преимущество противников санкций в отношении парламентариев было подавляющим — 94 против 44. 

Да, на этой сессии ПА ОБСЕ, как и на предыдущих, принимались дежурные антироссийские и проукраинские резолюции. Однако украинская тема уже не доминирует над ОБСЕ в такой степени, как это было еще год тому назад. И далеко не всегда определяет характер принимаемых решений.

Усталость от украинской проблематики также чувствуется в ПАСЕ. Не случайно на июньской сессии все вопросы, связанные с Россией, были перенесены на более поздний срок. И руководство ПАСЕ, и депутаты пришли к выводу, что обсуждать в отсутствии России доклады, которые касаются ее, нельзя. Выступление Савченко, длившееся на сессии две минуты, не привлекло к себе пристального внимания. Не произошло ее провозглашения официальной святой ПАСЕ, не было концентрации внимания вокруг ее фигуры, а то, что она сказала, было тривиально. Таким образом, «фактор Савченко», вопреки надеждам украинской, польской и ряда других делегаций, не сыграл той роли на июньской сессии ПАСЕ, на которую они рассчитывали.

И еще важный момент. Возникает новая, очень серьезная проблема. За последнюю неделю было совершено три крупных теракта, ответственность за которые взяло на себя Исламское государство: в Стамбуле, в Дакке (Бангладеш) и в Багдаде. Жертвы исчисляются сотнями человек. В Германии существует серьезная опасность террористического акта в одном из городов этой страны. Среди столиц, где ИГИЛ* планирует провести террористические акты, называют Лондон и Рим. В этих условиях бесконечно заниматься Украиной Европа просто не может себе позволить. Да, украинский вопрос будет на повестке дня. Но его постепенно будут отодвигать в сторону другие вопросы, имеющие непосредственное отношение к европейской безопасности. Изображение украинского кризиса как общеевропейского — это абсолютно искусственный ход. То, что происходит на Украине, никак не угрожает ни государствам Евросоюза, ни странам, входящим в НАТО. И попытка подать это как колоссальный вызов для европейской и евроатлантической безопасности — это придуманная доктрина, которая нужна для наращивания военного присутствия НАТО на границе с Россией. Никакого отношения к реальности это не имеет.

— Но готовы ли европейские парламентарии отказаться от крымской повестки? На недавней встрече спикера СФ Валентины Матвиенко с главой ПАСЕ так не показалось?

— Я бы сказал, что в ПАСЕ существует формальная повестка дня и реальная. Формальная опирается на резолюции, которые были приняты ПАСЕ, и в них присутствуют требование о возвращении Крыма, обвинения в военных действиях на юго-востоке Украины и т.д. И естественно, когда председатель ПАСЕ проводит официальные встречи, он обязан упомянуть эти позиции, поскольку они представлены в официальных документах Парламентской Ассамблеи. Но реальная повестка дня, которую мы видим в переговорах с руководством этой организации, фактически уже другая. ПАСЕ сегодня надо идти вперед. Ассамблея не может ставить всю свою деятельность в зависимость от крымского вопроса, поскольку это блокирует участие российской делегации в работе ПАСЕ. Поэтому реальная повестка дня состоит в том, чтобы, не отказываясь от этих резолюций, найти пути к тому, чтобы вернуться к взаимодействию с Россией.

— О чем возможны переговоры Сергея Нарышкина с руководством ПАСЕ в июле или в сентябре?

— Сейчас идут консультации относительно окончательной даты встречи. Пока можно с уверенностью сказать лишь, что она состоится в ближайшие два-три месяца. Думаю, что обсуждаться будет, прежде всего, вопрос о возвращении России в ПАСЕ в январе 2017 года. Не исключаю, что руководители политических групп ПАСЕ вновь поднимут вопрос об участии представителей ПАСЕ в наблюдении за парламентскими выборами в России. Однако на последних переговорах с господином Аграмунтом Сергей Нарышкин подтвердил, что наблюдатели от ПАСЕ на выборы приглашены не будут. Поэтому главным предметом обсуждений станет гораздо более серьезный вопрос: насколько ПАСЕ готова к тому, чтобы предоставить России полномочия для участия в ее деятельности без всяких санкций и ограничений. Вот это гораздо более серьезная тема.

— Как вы оцениваете смену председателя в ПА ОБСЕ? Насколько он будет объективен в отношении России?

— Мы считаем позитивным тот факт, что новый председатель Парламентской Ассамблеи представляет нейтральную страну — Австрию. Надеемся, что это позитивно повлияет на политическую обстановку в ПА ОБСЕ. Нам также известно, что противники Росси в Ассамблее и, прежде всего, украинская делегация, весьма болезненно восприняли поражение Церетели и избрание Муттонен. Но придется привыкать — времена медленно, но меняются.

— Неадекватность со стороны Украины в отношении России всем понятна и действительно надоела, а как объяснить появление в ПА ОБСЕ антироссийской резолюции со стороны Грузии, которая обвинила Россию в оккупации своих территорий?

Грузинский вопрос — это давняя тема, и сказать, что принятие резолюции по Грузии обновит к ней интерес, думаю, было бы преувеличением. То есть это будет подтверждением неких подходов, в которых заинтересована Грузия, но насколько они перспективны? Говорят, что независимость Абхазии и Южной Осетии признали всего несколько государств. Но главное — что они признаны Российской Федерацией. И все это прекрасно понимают. Значит, тема их возвращения силовым путем, военным путем снята с повестки дня. Если Грузия хочет как-то решить этот вопрос, она должна общаться с представителями этих народов. Это единственный путь. А давить на мировое общественное мнение, чтобы оно вынудило Россию отказаться от признания этих республик — бесперспективно.

Мне понятны причины, по которым на этом настаивает грузинская сторона, но Грузия сама антагонизировала народы этих двух национальных республик. Если она хочет преодолеть крайне негативные наслоения прошлого, то должна искать пути к тому, чтобы наладить отношения с отделившимися от нее территориями.

В каждой повестке дня есть старые и новые пункты. И новые всегда имеют преимущество перед старыми. Все более актуальной становится тема борьбы с терроризмом. Стамбул, в аэропорту которого недавно произошел теракт — это европейский город. Это произошло в Европе. Вот это серьезная новая тема для ОБСЕ.

— В Греции с участием спикера Госдумы Сергея Нарышкина прошло заседание генеральной межпарламентской ассамблеи православия. Может ли религия помирить Россию и Запад?

— Межпарламентская ассамблея Православия подтвердила, что не только между православными народами, но и между христианскими народами существует одна общая система ценностей. Есть некоторые различия по поводу однополых браков и по поводу усыновления детей однополыми парами, но это достаточно частные вопросы. Общие ценности и установки, ценности человеческой личности, ее независимость, свобода выбора, свобода религиозных убеждений, свобода слова и так далее для современной цивилизации, объединяющей христианские народы, — это общие ценности. Их гораздо больше, чем того, что нас разделяет.

Подчеркну еще раз: базовые ценности у всех стран христианской цивилизации общие. Не хочу преуменьшать те ценностные различия, которые у нас есть, но не буду называть их непреодолимыми. Полагаю, что мы можем вполне найти общую ценностную платформу, если только тема ценностей не будет искусственно использоваться как оружие в политической и идеологической борьбе.

*Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

Оцените материал
Оставить комментарий (10)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах