6618

«Надёжный, но жёсткий партнёр». Эксперт о сближении России с Китаем

Сюжет Цикл лекций «Прогнозы про угрозы»
Василий Кашин.
Василий Кашин. / Фото: Алексей Богданов / АиФ

После заключения газового договора с Китаем  переориентирование политики страны с Запада на Восток стало очевидным.

Какие выгоды повлечёт за собой смена курса? Почему Поднебесная так стремится сотрудничать с Россией? Об этом и многом другом в лекции цикла «Прогнозы про угрозы» рассказал старший научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин.

Давние партнёры

Политика приоритетного развития отношений с Китаем началась не в последние месяцы и даже не несколько лет назад. Она проводится Россией очень последовательно начиная с 1992 года, и её непосредственным автором и очень активным сторонником был первый президент России Борис Николаевич Ельцин. С 1996 года между нашими странами существуют отношения стратегического партнёрства. Уже тогда российское руководство придавало отношениям с Китаем первостепенное значение, хотя реальный торговый оборот на тот момент был очень низким. Владимир Путин просто продолжил эту линию.

КНР и США

Что заставляет Китай фактически поддерживать нас и двигаться к сближению с нами? Китай рассматривается Соединёнными Штатами в качестве основного глобального потенциального соперника. Постепенно нарастает напряжённость в отношениях США и Поднебесной, связанная с тем, что Штаты постепенно окружают КНР системой военных союзов и баз в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китай, что очень важно, превращается в глобальную силу, то есть его экономические интересы распространены по всему миру, он не может поддерживать развитие своей экономики только за счёт отношений с Россией. Ему необходимо присутствовать в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке, это тоже создаёт ситуацию соперничества с Западом. Но в то же время ему необходима Россия и нужны устойчивые, фактически союзнические отношения с нашей страной. Потому что это гарантирует ему спасение от изоляции. Сами китайцы сравнивают возможную модель отношений между нашими странами с отношениями между Канадой и США — то есть такой устойчивый тыл, гарантированный источник ресурсов, позволяющий при необходимости выдержать любой военно-политический кризис. Поэтому отношениям с Россией придаётся первостепенное значение.

Крымский вопрос

В ходе украинского кризиса Китай не имел возможности формально признать присоединение к России Крыма по одной простой причине: КНР имеет собственную проблему с сепаратизмом — с фактически не контролируемой им территорией острова Тайвань, которая с международно-правовой точки зрения является частью Китая. На острове Тайвань некоторые политические силы, а именно Демократическая прогрессивная партия Тайваня, пытались в начале 2000-х годов сначала создать правовую базу для проведения на острове референдумов по различным вопросам, а затем в удобный момент организовать референдум о статусе Тайваня. КНР в своё время приложил большие усилия, чтобы это сорвать — фактически давалось понять, что проведение подобного референдума повлечёт за собой войну. С точки зрения Поднебесной, любая попытка Тайваня объявить независимость, провозгласить, что она не является частью Китая, — это повод к войне, причём принят специальный закон о борьбе с сепаратизмом, сделана серия заявлений, которые уже не оставляют китайскому руководству никакого выбора. Поэтому в этой ситуации они, конечно, не могут признавать какие бы то ни было референдумы по самоопределению. Но во всём остальном они сделали, что могли.

Эксперт Совета по внешней и оборонной политике Василий Кашин. Фото: АиФ / Алексей Богданов

Китайская экспансия

Долгое время существовало мнение о демографической экспансии, но её нет, то есть количество россиян, находящихся в Китае на более-менее постоянных условиях, гораздо больше, чем количество китайцев, находящихся в России. Китай на данный момент является стареющим обществом с сокращающейся численностью рабочей силы, скоро они будут иметь дело — и сейчас уже начинают иметь — с дефицитом рабочих рук, а не с необходимостью отправлять людей в какие-то далёкие северные земли, чтобы они выжили. Если у нас произойдёт рост военной напряжённости с Китаем (конечно, этого нельзя исключать в случае каких-либо радикальных внутриполитических изменений в КНР или в России), в долгосрочной перспективе это может случиться. Практически военное столкновение с Китаем на Дальнем Востоке просто в силу географических причин бесперспективно для нас. Мы должны полагаться в первую очередь на поддержание отношений доверия с КНР, а во вторую — на развитие нашего стратегического и тактического ядерного арсенала.

Экологические проблемы Поднебесной

Россию ждёт большая прибыль оттого, что Китай будет решать свои экологические проблемы. Первопричина их проблем с экологией — это гигантская доля угля в генерации электроэнергии. Более 70 % процентов энергии в Китае вырабатывается угольными электростанциями. Эту энергию надо замещать и, в частности, природным газом. Именно исходя из этого в долгосрочной перспективе потребности Китая в газе практически безграничны. Они могут быть гораздо больше, чем потребности Европы. Да, они строят атомные станции, но атомная энергетика — это очень долго развивающаяся сфера. Даже к концу десятилетия у них, дай бог, будет несколько процентов генерации за счёт атомной энергии. Возможности использования гидроресурсов они во многом исчерпали, им остаётся наращивать импорт газа, потому что они задыхаются. От нас никто не требует по китайскому примеру размещать в России какие-то «грязные» производства, поэтому никакой опасности для экологии страны в данном вопросе я не вижу.

Риски российско-китайских отношений

Китай в сфере торгово-экономических отношений — довольно жёсткая страна. В целом, они следуют принятым на себя обязательствам, это надёжный партнёр, во многих случаях более рациональный и предсказуемый, чем тот же Евросоюз. Тем не менее, если они окажутся в монопольном положении, то могут начать продвигать какие-то условия, которые нам не вполне выгодны или совсем не выгодны. Отчасти этот риск можно снять за счёт развития отношений с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего, с Японией и Южной Кореей. На данный момент видно, что Япония, конечно, была вынуждена присоединиться к позиции стран «Семёрки» и ввести некие ограниченные санкции в отношении России и осудить её. Но в целом, принятые этой страной меры являются минимальными и вынужденными, японцам это не доставляет никакого удовольствия, и они нацелены на развитие экономических отношений с Россией. Южная Корея просто не намерена принимать участие ни в каких санкциях и в целом заявляет, что её эта ситуация не касается. Надо отметить, что, в отличие от Европы, в Азиатско-Тихоокеанском регионе у нас нет ни с кем серьёзных противоречий. Даже США, в общем-то, в своей политике в этом регионе намного более позитивно настроены по отношению к России, чем в ситуации, когда речь идёт о постсоветском пространстве или Европе. Будущее — это Азия, а не Европа. Европа постепенно превращается в стратегическую периферию, а все вопросы будущего мира будут решаться в Южной и Восточной Азии. Поэтому нам надо присутствовать в этих регионах. И я бы даже сказал, что хорошо, что этот кризис решит вопрос, может быть, недостатка политической воли и заставит нашу страну сконцентрировать все усилия на этом направлении.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество