Примерное время чтения: 4 минуты
358

Акцент на регионы. Как меняется политический ландшафт?

Прошедшие 13 сентября выборы стали первой большой избирательной кампанией при новой кремлевской команде руководителей по вопросам внутренней политики. Их усилия привели к росту политической конкуренции, как следствие — стало больше проявлений реальной демократии. К таким выводам приходит политолог Алексей Чадаев в статье, опубликованной в «Известиях».

По итогам последних выборов видно, что существенно расширился спектр политических игроков на региональном и местном уровне. «Многие годы нашу политсистему населяли преимущественно так называемые “головастики” — структуры, позиционируемые как общефедеральные, но фактически имеющие сколь-нибудь серьезный ресурс только в столице», — пишет Чадаев. Поэтому их интересовали исключительно выборы федерального уровня, а основным политическим требованием все эти годы был приоритетный допуск к федеральным телеканалам. Известность расторговывалась по франшизной модели в регионы», отмечает он. «Авторитетные предприниматели», желающие повысить свой статус приобретали право на использование того или иного партийного бренда, под которым участвовали в местных выборах.

Теперь же федеральная кампания становится вершиной избирательной пирамиды, а ее покорение начинается с выстраивания работы на низовом уровне, начиная с выборов муниципальных советников. Избиратели тоже ориентируются не на слова известных политиков, а на то, кто представляет партию непосредственно «на земле», в регионах, полагает эксперт.

Результатом изменений стала реальная конкуренция. У большинства действующих губернаторов соперниками были не столичные «варяги», а местные политики, которые способны собрать десятки и сотни тысяч голосов в свою поддержку. «Большинство губернаторских выборов завершились для их лидеров с результатом в 50–60% в отличие от “азиатских” цифр недавнего прошлого», — указал политолог. Те же, кто занял второе место, имеют хорошие шансы на успех в думской кампании, как по одномандатным округам, так и в рамках партийного списка. «Этот слой новых людей, представляющих на местах оппозиционные партии, превращает выборы из скучного столичного телешоу в неотъемлемую часть уже местной жизни и местной повестки», — считает Чадаев.

Новые обстоятельства заставили меняться и «Единую Россию». Внутрипартийный праймериз стал полноценным механизмом отбора кандидатов. В этой связи показателен пример Самары, где губернатор попытался вопреки итогам праймериз «продвинуть» свой список и вынужден был снимать его с выборов уже в ходе кампании.

Изменение акцентов на региональную повестку «пропустили» в РПР-Парнас, что стало одной из причин их сокрушительного поражения. Для того, чтобы рассчитывать на серьезные результаты на местных выборах, нужны не «федеральные медиазвезды и политтехнологи с краткой гастролью на период кампании, а крепкая местная ячейка, состоящая из людей, которые живут на территории, известны на ней, имеют свои группы поддержки и свою историю участия в общественной жизни города или региона», уверен Чадаев.«Паровозы» дают теперь обратный эффект и не вытягивают избирательную кампанию, а лишь усложняют ее. «Хочешь претендовать на голоса — договаривайся с местными оппозиционерами и делай кампанию под них, а не под себя», — советует политолог.

По мнению эксперта, самым впечатляющим эффектом изменений стал рост реальной демократии в России, причем произошло это, когда отношения с Западом оказались на самой низшей точке с начала 1990-х. Но это закономерно, считает Чадаев, поскольку демократия стала восприниматься не как нечто навязанное извне, а как механизм внутреннего самоуправления.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах