3960

Будущее Ирана будет зависеть от сирийского вопроса

Семён Багдасаров.
Семён Багдасаров. / Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

15 июля 2015 года Иран и страны «шестёрки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций. Когда сняли санкции, у иранской стороны была сильная эйфория, что теперь в страну хлынут колоссальные инвестиции, в первую очередь, Западной Европы. Однако реальных инвестиций в иранской экономике до сих пор нет. То есть туда приезжают делегации, изучают ситуацию, потому что иранский рынок действительно очень интересный с точки зрения углеводородного сырья — нефти и газа — и с точки зрения других полезных ископаемых. Есть один крупный контракт на поставку большого количества самолётов — Airbus, заключённый во время визита во Францию президента Ирана Хасана Роухани, речь идёт о десятках миллиардов долларов. Но массового инвестирования в страну пока не началось.

На мой взгляд, проблема ещё и в том, что на иранский рынок не идут американские компании. Как мы знаем, был ряд прецедентов, когда компании США подавали иски в суд, чтобы Иран выплатил компенсации фирмам и частным лицам после того, как в отношении Ирана были введены санкции. То есть абсурд совершенный, но это приход инвесторов тормозит. Кроме того, в США активно работают произраильское, просаудоаравийское лобби, не заинтересованные в экономическом и политическом усилении Ирана. Это также объясняет, почему инвестиционного рывка, как ожидалось, не произошло.

Кроме того, за этот год Ирану должны были вернуть серьёзные финансовые активы. Фактически, на счетах США у Ирана заморожено свыше 100 млрд долларов. Однако американцы считают, что Иран может рассчитывать только максимум на 56 млрд долларов, остальные деньги дожны пойти в счёт уплаты долгов американским нефтяникам. Но и этой суммы Иран до сих пор не получил. Не исключено, что США опасаются отдавать эти деньги, так как Иран может потратить их на свои военные структуры в Сирии, Ливане, Йемене и так далее.

Ни для кого ни секрет, что во внешней политике для Ирана сейчас вопрос номер один — это сирийская проблематика, а Иран является основным финансовым спонсором Башара Асада. В 2014 году иранцы перечислили асадовскому правительству от 6 до 8 млрд долларов. Это очень серьёзная подпитка. Хотя, конечно, без России иранские силы помочь Асаду не в состоянии.

Для иранцев очень важно отстоять схему, которую они когда-то имели. Это так называемая шиитская дуга — Иран, Ирак, Сирия, Ливан. Но она уже дала трещину. На мой взгляд, говорить о территориальной целостности Сирии — безумие, я об этом сказал ещё два года назад, что северо-восток с момента создания федерации Северной Сирии — это, по сути, в ближайшее время будет квази-государство, а Сирия прекратит существовать как единая территория. Но Иран всё равно пытается сохранить эту схему. Плюс у него большие виды на Йемен. Поэтому Иран будет усиливать там своё влияние. То есть для них на Ближнем Востоке это главенствующая задача. Поэтому, как им в этом направлении противостояли США, так и противостоят, как противостояли саудиты, так и противостоят.

Они понимают, что если американцы вернут Ирану даже 56 млрд долларов, то деньги пойдут не только на военные нужды, но и на покупку технологий, прежде всего в нефтегазовой промышленности. Иран хотел бы выйти на уровень нефтедобычи, который был до объявления санкций. Если не ошибаюсь, это 2–3 млрд баррелей в сутки. Конечно, это явно невыгодно Саудовской Аравии, которая уже заполнила иранские квоты.

Конечно, США в любом случае должны отдать эти деньги, но думаю, что этот вопрос будет заморожен до выборов нового президента. Пока сложно сказать, как именно выборы повлияют на иранский вопрос, но сейчас очевидно, что кандидат от демократов Хиллари Клинтон настроена более антиирански, чем республиканец Дональд Трамп.

В целом, отношение Запада к Ирану будет зависеть от того, как Иран будет вести себя по сирийскому конфликту. Сейчас иранцы спрятались за спину России, но за ними в этом вопросе тоже пристально наблюдают. В любой момент Иран вновь могут обвинить в том, что он нарушает договорённости по ядерной программе, и снова запустить этот процесс санкций. Хотя компании Европы рвутся на иранский рынок и хотят участвовать в дележе энергоресурсов, у них есть для этого деньги и технологии. Поэтому иранцам остаётся только лавировать между финансовыми и политическими интересами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество