864

На Дальнем Востоке отток населения: заселить или потерять!

АиФ

В конференции участвуют: Штыров Вечяслав Анатольевич

В четверг, 19 июля в гостях у AIF.RU побывал заместитель председателя Совета Федерации ФС РФ  Вячеслав ШТЫРОВ.

Во время пресс-конференции обсуждались следующие темы:

- C чем связан отток населения?

- Как решается проблема заселения на Дальнем Востоке?

- Есть ли предпосылки для решения проблемы?

- Какие законопроекты коснутся Дальнего Востока и Республики Саха (Якутия)?

Ответы:
Штыров Вечяслав Анатольевич 09:56 23/07/2012
Ведущий конференции: Уважаемые зрители «Аргументов и фактов», здравствуйте! Меня зовут Михаил Вовк, а в гостях у нас сегодня заместитель Председателя Совета Федерации Вячеслав Анатольевич Штыров. Здравствуйте, Вячеслав Анатольевич! Штыров Вячеслав Анатольевич: Добрый день. Ведущий конференции: Большое спасибо, что согласились к нам сегодня прийти и, надеюсь, ответить на вопросы наших читателей, которые задавали их на нашем сайте. Тема нашей сегодняшней беседы: «На Дальнем Востоке отток населения: заселить или потерять!». Как известно, в Совете Федерации Вы курируете деятельность Комитета федеративного устройства, региональной политики, местного самоуправления по делам Севера и поэтому, я думаю, сможете ответить на те вопросы, которые интересуют наших читателей. В последнее время мировой интерес к Дальнему Востоку и к тихоокеанскому региону возрос. Как Вы считаете, с чем это связано? Штыров Вячеслав Анатольевич: Если говорить о мировом интересе, то это связано с тем, что центр экономической жизни перемещается на Восток вообще и на Северо-Восток в частности. Это связано и с быстрыми темпами развития Китая, с успехами и достижениями, которые известны всем в развитии Японии, Южной Кореи. Время идет и отрыв в развитии стран азиатско-тихоокеанского региона от других только растет. Многие футурологи и экономисты говорят о том, что если раньше мы говорили как о ведущем регионе – Атлантике ( Западная Европа, Соединенные Штаты), то теперь деловой центр перемещается в Тихий океан. Это такое глобальное изменение, которое приводит к изменению мировых коммуникаций, логистики, к изменению мировой политики. Недавно Соединенные Штаты приняли решение передислоцировать большую часть своего флота в Тихий океан. Значение азиатско-тихоокеанского региона в мире будет увеличиваться. Если взять нашу часть азиатско-тихоокеанского региона, то это, конечно, Дальний Восток, восточный фасад России, который находится в составе России с 17 века. Ее значение для мира и для Российской Федерации резко увеличивается. Это главная причина. Существуют еще наши внутренние причины. Интерес к развитию Дальнего Востока был всегда. Существовало несколько планов целенаправленных действий, начиная с царских времен и кончая последней федеральной программой развития Дальнего Востока и Забайкалья. Сейчас наступил такой период времени, когда на основании программных статей президента, работы нового состава Государственной Думы определяются пути дальнейшего развития Российской Федерации и, конечно, такой важнейший регион как Дальний Восток не может не оказаться в центре внимания, учитывая его исключительное значение для будущего России в связи с перемещением деловых мировых связей в азиатско-тихоокеанский регион. Ведущий конференции: В то же время на Дальнем Востоке живут несколько миллионов человек, а по соседству миллиардный Китай и другие страны Юго-Восточной Азии. Как Россия будет решать проблему населения на Дальнем Востоке, ведь населения там сейчас мало, а претендентов на наши земли, как известно, много? Штыров Вячеслав Анатольевич: Сегодня в субъектах Федерации, которые входят в состав Дальневосточного федерального округа, живет чуть больше 6,5 миллионов человек. Сама по себе цифра очень маленькая, учитывая огромную территорию, это 40% территории нашей страны. Но основная проблема в том, что Дальний Восток стремительно теряет численность своего населения. Если взять за точку отсчета последний год существования Советского Союза (1990-1991г.), то на Дальнем Востоке проживало более 10 миллионов человек. Потери первого этапа объяснимы, потому что на Дальнем Востоке, особенно в районах Крайнего Севера, много людей работали вахтовым методом, в результате распада Советского Союза многим пришлось вернуться на свою историческую родину, особенно это касается украинцев, белорусов. Эти причины характерны для этого периода. Но сейчас это уже превратилось в систему. Очевидно, что кризисными причинами в жизни всей страны, это объяснить мы уже не можем, то есть существуют специфические причины для жителей Дальнего Востока, которые заставляют их покидать регион. Хороший срез дает социологическое исследование, проведенное среди молодежи региона. Почему многие из них выражают желание уехать после окончания учебы? Оказывается, вопрос даже не в их сегодняшнем плохом материальном положении, а в том, что они не видят перспективы своего роста как специалиста, перспективы карьеры. Это первая причина, которую называют молодые люди. Вторая причина – это невозможность получить жилье. Эти причины – показатель того, что происходит на Дальнем Востоке. Почему у человека нет возможности карьерного роста? Потому что не развивается экономика, нет больших проектов, в которых они бы видели свое будущее. Рост валового регионального продукта идет, даже чуть больше, чем в среднем по России, но это мизерные цифры. И самое главное, он достигается не за счет каких-то качественных изменений, а просто за счет более стабильной работы двух-трех крупных предприятий или одной-двух крупных программ, например, подготовки к саммиту или строительство трубопровода, а больше ничего. И по жилью. Как это не покажется странным, но сколько сказано слов о необходимости предотвратить отток населения с Дальнего Востока, но предварительный отчет за 2011 год сообщает: на 300 тысяч человек населения Дальнего Востока введено жилья почти вдвое меньше, чем в среднем по Российской Федерации. Пока тенденции к улучшению ситуации нет. Это говорит о том, что необходимо срочно разрабатывать целый комплекс мер по решению этой задачи. Мы не должны относиться к восточным территориям страны как к какой-то кладовке: мы ее за собой сохраняем на всякий случай, когда потребуется, мы что-нибудь оттуда возьмем. Нет. Это наша земля, наша Родина, мы должны создавать условия для того, чтобы люди там нормально жили; чтобы развивалась экономическая деятельность; культура, социальная сфера; чтобы это была неотъемлемая, глубоко интегрированная часть нашей страны. Главный показатель того, добились мы этого или нет, - это прирост населения, будет ли иммиграционный поток из Центральной России на Дальний Восток. Ведущий конференции: А каким путем власти собираются решить проблему заселения Дальнего Востока? Штыров Вячеслав Анатольевич: Осознание необходимости принимать срочные меры на Дальнем Востоке в новейшее время родилось в середине 2000-ых годов. До того времени действовала целевая федеральная программа развития Дальнего Востока и Забайкалья. Кстати, могу сказать, что в том, что эта программа была принята, большая заслуга нынешнего полпреда президента на Дальнем Востоке Ишаева. Но это скорее программа, которая была принята постольку, поскольку главы субъектов ставили вопрос, что у нас там особое критическое состояние, особые условия, а системно, чтобы началось осознание всей проблематики и понимании роли Дальнего Востока в будущем России - это 2005-2006 год. Тогда по поручению президента была разработана стратегия развития Дальнего Востока, которая была утверждена в 2009 году. Хочу подчеркнуть, что сейчас такие стратегии существуют для всех федеральных округов, но исторически первая – это стратегия развития Дальнего Востока. Когда она разрабатывалась, предполагалось, что она будет единственной, потому что там были наиболее острые вопросы. Для других округов стратегии делались уже по аналогу. Над этой стратегией работали и политики, и ученые, и местные органы власти. В этом документе определены основные проблемы, которые есть в регионе; основные риски; основные цели, которые мы хотим достичь, но это документ стратегического планирования, а после принятия стратегии надо выработать практический план действий, который должен состоять из многих элементов. К сожалению, этот план до сих пор не выполнен и мероприятия по реализации стратегии тоже остались на бумаге. Конечно, для этого существовали определенные причины. 2009 год – разгар кризиса, необходимо было решать первоочередные вопросы по стабилизации социально-экономического положения, вроде не до этого. Затем череда различных политических изменений: выборы в Государственную Думу, выборы президента, переосмысливание новых подходов и новых стратегий. Все это затянуло выполнение планов, но теперь надо начать реализацию этой стратегии. Существуют разные точки зрения, как это реализовывать. Я думаю, что мы сейчас должны решительно действовать, потому что время уже не ждет. На мой взгляд, новый план развития Дальнего Востока должен состоять из нескольких составных частей, это должен быть комплекс взаимосвязанных мер. Начинать надо с завершения разработки государственной программы развития, которая, к сожалению, все еще не вышла на финишную прямую даже для обсуждения. Ведущий конференции: Вы говорите о программе, а какие-нибудь конкретные шаги можете привести? Что именно хотят сделать власти, чтобы люди туда ехали или оттуда не уезжали? Штыров Вячеслав Анатольевич: Программа – это очень важно. Мы часто недооцениваем это. Человек в своей жизни должен на что-то ориентироваться, тем более, когда мы говорим о будущих поколениях, о молодежи, которая пытается построить свою жизнь. Люди должны видеть перспективу. Поэтому, когда мы говорим о государственной программе, мы должны иметь в виду, что она имеет не только прикладной аспект как план действия для министерств, ведомств, предприятий, бизнеса, органов государственной власти, но психологически значимый ориентир. С одной стороны, молодые люди, которые живут на Дальнем Востоке, говорят о том, что готовы уехать оттуда, а с другой стороны, когда провели опрос на западной территории Российской Федерации, хотите ли поехать на Дальний Восток, 30% из числа опрошенной молодежи, которая сейчас учится в вузах, сказали, что поехали бы, если бы видели какие-то большие программы, большие проекты, как например, БАМ. Это очень важно, это еще раз подчеркивает, что значение госпрограммы должно иметь не только прикладной характер, но и идеологию. Программа должна в себе содержать, на основании стратегии развития Дальнего Востока, главные направления, которые описаны не только в словесных образах и идеях (соединим Дальний Восток более тесно с западной частью страны транспортными коммуникациями), но и конкретными большими проектами. Они уже есть на самом деле, некоторые из них реализуются, некоторые находятся в ведомственных документах. Надо объединить их, чтобы была целостная картина, а не мозаика из действий отдельных министерств, ведомств и предприятий. Например, восточная газовая программа: создание 4-х новых газовых центров на Дальнем Востоке, объединенных общими трубопроводами, и на этой базе объединенная газовая система страны. Ее дальневосточная часть – это гигантский проект, который многократно превосходит проект Байкало-Амурской магистрали. Завершение строительства энергетических мостов между востоком и западом страны. Завершение строительства транспортных магистралей: Байкало-Амурская, Амуро-Якутская. Начало строительства и завершение в обозримом будущем северных магистралей. Создание новых точек роста – центров, вроде Владивостока, нам предстоит создать новый восточный космодром. Создание комплексных проектов – то, что раньше в Советском Союзе называли территориальным производственным комплексом, а сейчас кластерами: южная Якутия, северное Приангарье, Хабаровский край. Это такие гигантские общенациональные проекты, под которые все мы должны построиться. К этим большим проектам должно быть привлечено внимание с точки зрения синхронности действий по созданию условий для реализации этих проектов: жилье, социальная сфера, местные коммуникации, система образования. Поэтому сама государственная программа чрезвычайно важна для этого как символ и образ будущего и практический план действий, чтобы создать для людей на Дальнем Востоке перспективы. Такая идеология должна быть заложена в программу. Пока этого нет, пока государственная программа формируется на основании других принципов. Ну, хорошо. Создали программу. Понимаем цели, задачи. А как найти инструментарий для реализации? Сразу же на ум приходит: должны быть мобилизованы средства федерального бюджета, по возможности региональных бюджетов, плюс к этому добавляем средства крупнейших корпораций типа РАО ЖД, РАО ЕЭС, плюс к этому привлекаем на основе выдачи лицензии на месторождения средства крупных инвесторов, которые сами за собой потянут развитие вторичного сектора: машиностроения и пр. Я думаю, этого мало. Необходимо как инструмент реализации программы создать особые условия экономического функционирования всей экономики Дальнего Востока: особые налоговые условия, особые условия с точки зрения разрешительной документации, особые условия выдачи лицензий и т.д. Это очень сложный вопрос. Это не только практический вопрос, но и идеологический. Хотим мы этого или не хотим, но не только в политической сфере, не только в сфере государственного строительства, но и в экономике, в развитии социальной сферы все действия осуществляются на основе принципов какой-то идеологии. О советском времени мы всегда говорим, что все было идеологизированно, какие-то догмы, на основании которых невозможна никакая новая экономическая политика. Одна из причин стагнации советской экономики. Но давайте перенесемся оттуда в наше время. Разве сейчас нет таких идеологических установок? Просто они выстроены на основании других теорий, в том числе догмы либерализма, которая мешает принимать разумные, конструктивные решения. И когда заходит разговор о том, что на Дальнем Востоке надо создать особые условия экономической деятельности для предприятий, ведущие теоретики правительства говорят, что это нельзя делать, у всех должны быть одинаковые условия, рынок сам нас приведет в нужном направлении. А если он нас не ведет на Дальний Восток, то нам он и не нужен. Обычно говорят, что это новое слово, но на самом деле это устаревшие теории, которые были известны еще лет 250 назад. Это неправильно. Мы должны понимать так - для того, чтобы создать движение капитала, движение людей, надо создать огромный потенциал привлекательности для инвесторов, для людей. Этого невозможно добиться, если мы будем иметь одинаковые условия хозяйствования. Если мы хотим их выровнять, нам надо найти такой рычаг, чтобы повернуть земную ось на 23°, чтобы тепла на Дальнем Востоке было столько же, сколько, допустим, в Сочи, либо мы должны создать особые условия хозяйствования. Я думаю, что точно так же мы должны заняться третьим вопросом – созданием особых социальных условий. Что я имею в виду? Говорят, что в прошлом году Московская область поставила рекорд в жилищном строительстве – введено в эксплуатацию 8 миллионов квадратных метров жилья. Область опередила и саму Москву, и все другие субъекты Российской Федерации. Меня это не радует, потому что это свидетельствует о том, что все концентрируется здесь. Необходимо создать и в социальной сфере на Дальнем Востоке такие условия, чтобы людям было выгодно жить там не только в экономическом плане, но и в социальном, не только для бизнеса, но и для человека. Что я имею в виду? Худо-бедно в стране реализуется программа строительства жилья, в том числе через субсидирование процентных ставок для определенной категории людей. Почему эта схема одинакова и для Московской области, и для Дальнего Востока? Они должны быть разные. Здесь помощь правительства должна равняться нулю, а там не 30%, а 90%. Совершенно другие подходы должны быть к выдаче земельных участков или материнскому капиталу. Если по всей стране материнский капитал на второго ребенка выдается, то на Дальнем Востоке на первого можно выдавать. Иногда говорят, что это большие затраты. Не очень и большие. Если вернуться к экономической сфере, то вклад дальневосточников в федеральный бюджет на сегодняшний момент оценивается как 2-4%. Если мы освободим их от всех налогов, то это в пределах расчета бюджета – 2%, этого никто не заметит, но это будет мощный стимул. Учитывая, что население на Дальнем Востоке относительно невелико, то льготы, которые мы там создадим, ничего не будут стоить, мы больше тратим на другие вещи. Хочу подчеркнуть, что тут важно не только восприятие этих идей как практический план действия, сейчас мы находимся в такой стадии, когда надо самих себя преодолеть с точки зрения идеологических догм, которые у нас сегодня есть и по которым мы строим свою жизнь и экономику. Есть еще интересный вопрос по корпорации развития Дальнего Востока. Могу сказать, что в том виде, как она была изложена в проекте закона о развитии Дальнего Востока, она не может существовать. Это возврат к прошлому. Там даже упоминалось, что мы создаем аналогию Ост-Индской компании. Я думаю, что на самом деле мы хотели там создать аналогию Дальстроя, который входил в систему ГУЛАГа. В таком виде не годится, но сама по себе корпорация нужна. И не смотря на создание министерства, что очень положительно, надо возвращаться к этому вопросу, надо только приземлить ее функции и поставить перед ней конкретные задачи. И четвертый элемент этого плана. Только если мы в комплексе все сделаем, то сможем чего-то добиться. В своей истории мы уже применяли такие рычаги. Иногда говорят, что Дальний Восток – это вновь приобретенная для нас территория. На самом деле прошло уже почти 300 лет, причем присоединение Дальнего Востока шло двумя мощными волнами – сначала был присоединен север: Эвенкия, Якутия, нынешняя Магаданская область, Чукотка. Это было связано с тем, что транспортные пути раньше шли по морю и по рекам: Обь, Енисей, Колыма, Лена почти соединяются между собой притоками. Именно поэтому север Дальнего Востока первым вошел в состав России. А на втором этапе, это уже завершение этого процесса – 19 век, когда к России было присоединено то, что мы сегодня называем Амурской областью, Приморским краем. На этом этапе в царское время цари и правительство задумывались о том, как действовать. Алексей Михайлович давал разные льготы коренным жителям, казакам. В 19 веке – это строительство Транссибирской магистрали, столыпинское переселение крестьян, то есть они активно пользовались методами, о которых я говорил. Первым переселенцам давали земли в 10 раз больше, чем в Центральной России, они получали субсидию на переезд, первоначальный инвентарь. Он создал не просто административные стимулы, но и экономические для того, чтобы люди двигались на Дальний Восток. В Сибири и на Дальнем Востоке не было бедняков. Ленин говорил, после того, как Красные войска разгромили армию Колчака, никогда большевики не думали, что могут победить в Сибири и на Дальнем Востоке: «У нас там нет социальной базы. Там нет бедняков и индустриальных рабочих, кроме Транссибирской магистрали», просто зверства Колчака привели к тому, что народ перешел с его стороны на сторону красных. То есть он признает, что те меры привели к тому, что народ там жил нормально, лучше, чем в Центральной России. Следовательно, такие инструменты применялись. А если возьмем программные инструменты в советское время? Первая программа по развитию Дальнего Востока была принята в 60-ые годы, вторая – в 80-ые, третья – в 90-ые, сейчас будет уже четвертая. Эти программы предусматривали, даже в самый разгар административно-командных методов управления, и стимулирующую часть: северные надбавки, дальневосточные надбавки, районные коэффициенты, тарифные пояса по ценовой политике, которые закрепляли людей. То есть этот инструментарий мы уже применяли и уже можем судить, что сработало, а что нет. Поэтому в таком комплексном подходе и надо двигаться дальше. Ведущий конференции: Вячеслав Анатольевич, для развития Дальнего Востока нужны гигантские средства, Вы сказали, откуда их можно взять, но в условиях мирового кризиса нет ли опасности того, что эта программа так и останется на бумаге и не будет реализована? Штыров Вячеслав Анатольевич: Конечно, есть. Сильно повысились риски. Одно дело, когда в 2007 году начали реализацию нефтяной программы, знаменитая стройка Восточная Сибирь – Тихий океан, а ведь это только финальный этап, этот нефтепровод пересек практически всю страну. Это и освоение новых месторождений в Иркутской области, серия месторождений в западной Якутии, новые месторождения, которые сейчас начинают осваиваться в Эвенкии и Красноярском крае. Это гигантское вложение компаний, которые, может быть, на заднем плане остались, но представьте, туда вложены десятки миллиардов долларов, не только в трубу, но и в обустройство нефтепроводов, ведь это повлекло за собой огромные изменения в социальной сфере, в транспортных сетях, но тогда исходили из одних представлений о спросе на нефть, нефтепродукты, теперь надо исходить из других. В результате оценка этих проектов стала более пессимистична. В таких случаях надо понимать, что у нас уже нет альтернативы. Если мы не хотим потерять Дальний Восток, мы должны сделать. Это означает, что мы должны принимать во внимание экономическую оценку того или иного проекта, но должны думать и о стратегических вещах. Например. Неверно оценивать вопросы строительства железной дороги или реконструкции БАМа только с точки зрения экономических критериев. Надо иметь в виду, что срок их окупаемости может быть не по бизнес-проекту (10-12 лет), а 100 лет, и все равно с точки зрения общенационального эффекта окупаем. Этот подход надо иметь в виду. Надо найти новые механизмы, которые помогли бы привлечь финансы, например, механизм отложенных налоговых платежей, когда предприятия, создавая какое-то крупное производство, не платит сначала налоги, а начинает платить только после запуска. Например, механизм создания инфраструктуры за счет таких отложенных платежей. Или государственно-частное партнерство, которое в полном объеме так и не реализовано. В таких масштабных проектах, как южная Якутия или развитие Приангарья одни элементы успешного опыта у нас есть, но надо их применить. Свободные экономические зоны. Когда было принято решение об их создании, то были объявлены открытые конкурсы в рамках нашей либеральной политики, на которые любой мог прийти и заявить о желании создать такую зону, но надо было победить. Никто из дальневосточников не победил, хотя все субъекты участвовали. Конечно, как они могут конкурировать с южными районами страны с точки зрения эффективности их проектов? Дорог нет, затраты на электроэнергию колоссальные и т.д. Но ведь этот механизм надо вернуть на Дальний Восток теперь уже на основе других подходов, не по конкурсу, а по разуму. Надо создать свободную зону, предположим, по переработке рыбы в Приморье, значит надо, волевым путем. Это позволит привлечь капитал, в том числе и иностранный. Не существует таких безвыходных положений. До тех пор, пока существуют деньги, как говорил Остап Бендер, существуют способы их добыть. Ведущий конференции: Вячеслав Анатольевич, какие проекты в ближайшее время коснутся Дальнего Востока? Штыров Вячеслав Анатольевич: Сейчас вновь воссоздана комиссия по развитию Дальнего Востока под руководством Первого заместителя председателя Правительства Шувалова. Она приступила к работе, и сейчас на основании анализа, который проведет эта комиссия, на основании реанимации работы по государственной программе развития Дальнего Востока и на основании инициативы сенаторов мы все-таки будем прорабатывать вопросы подготовки специального закона по развитию Дальнего Востока. Такой законопроект был, обсуждался в правительстве, но он скорее был посвящен корпорации. А мы хотим отразить в нем все вопросы, о которых я говорил: о новой системе планирования, о создании особых условий в экономической, социальной сфере и уж последним пунктом, может быть, о корпорации. Ведущий конференции: Вячеслав Анатольевич, большое спасибо. К сожалению, время нашей онлайн-конференции подходит к концу, но еще один вопрос. Сейчас много говорят о реформе Совета Федерации. Что Вы думаете о ней, какие в ней есть положительные и отрицательные стороны на Ваш взгляд? Штыров Вячеслав Анатольевич: Должен сказать, что по инициативе председателя Совета Федерации В.И.Матвиенко была создана специальная рабочая группа по подготовке нового закона, который бы описывал новую схему формирования Совета Федерации. Я хочу, чтобы вы поняли вот какой важный момент. Иногда говорят, что надо перейти к свободным выборам членов Совета Федерации и выбирать по 2 человека от каждого субъекта на основе всеобщего равного тайного избирательного права, как мы избираем депутатов в Государственную Думу. Дело в том, что по Конституции Российской Федерации это сделать невозможно. В Конституции говорится, что Совет Федерации не избирается, а формируется. С точки зрения словесной казуистики можно сказать, что избрание – это способ формирования, но в Конституции есть еще один важный момент, там написано, что Совет Федерации формируется представителями от исполнительной власти и законодательной власти и тут уже выборов никак невозможно устроить. Поэтому надо было найти такие элементы, чтобы с одной стороны он формировался, а с другой, чтобы в формировании принимали участие не только исполнительная и законодательная власть, но и широкие круги населения. Это сложная задача. Комиссия нашла, как мне кажется, на сегодняшний момент оптимальное решение: члены Совета Федерации от законодательной власти субъекта Федерации будут туда направляться. Это будет не человек с улицы, а один из депутатов Законодательного собрания того или иного субъекта Федерации. Следовательно он уже прошел горнило выборов, он уже был выбран депутатом. Это во-первых. А во-вторых, когда само Законодательное собрание его отправляет, оно второй раз его выбирает, то есть он по сути проходит двойные выборы и получает легитимность. Сложнее дело состоит с представителями исполнительной власти, но и тут найден выход. В проекте закона схема выглядит примерно так. Идут выборы губернатора. Когда губернатор пойдет на выборы, он в свой список включит троих человек. Если вы меня изберете губернатором, то один из этих троих будет членом Совета Федерации, то есть проще говоря, эти трое избираются вместе с губернатором. Когда я, избиратель, прихожу и вижу списки, я вполне допускаю такой момент, когда мне нравится этот человек в роли губернатора, но совершенно не нравятся те трое человек, которых он предложил в роли члена Совета Федерации. Лучше я проголосую за другого претендента на должность губернатора, чьи трое кандидатов мне нравятся больше. То есть тут тоже есть процедура одобрения гражданами. Если избрали губернатора, то они косвенно поддержали и кандидатуру члена Совета Федерации. Почему их три? Жизнь сейчас динамичная. Если по какой-то причине один из этих троих должен будет покинуть свой пост, для следующего не будешь ведь устраивать отдельные выборы, следующий по списку просто займет место выбывшего. Он же уже прошел выборы. В новый порядок формирования Совета Федерации внесены более демократичные элементы, которые в той или иной форме включают избирательные процедуры. Но заметьте, этому есть еще и противовес. В этом новом законе есть очень важная, на мой взгляд, вещь. В период действия губернатора или в период действия Законодательного собрания субъекта Федерации они не могут произвольно отозвать своих сенаторов. Сейчас это выглядит так. Я – губернатор. Я делегировал кого-то в Совет Федерации. Завтра по тем или иным причинам я решил его отозвать. Я, никого не спрашивая, отзываю одного и назначаю другого. Это, если не повод для коррупции, то повод для подозрения в коррупции и это дестабилизирует работу Совета Федерации. Вчера человек еще участвовал в законодательном процессе, а сегодня уже нет. Поэтому запрещено теперь будет отзывать сенатора без всякого повода. Пока губернатор действует, не имеешь права сенатора отозвать, пока Законодательное собрание действует, не имеешь права отозвать. Таким образом, наряду с элементом избрания вносится еще и элемент стабильности. Для самого Совета Федерации это очень важно, потому что жизнь динамичная, 83 субъекта, в каждом субъекте выборы проходят несинхронно, состав Совета Федерации все время меняется. Последние годы этот процесс принял такой калейдоскопический характер, что не уследишь. Тот факт, что сенаторы не будут теперь так часто отзываться, стабилизирует работу Совета Федерации, сделает ее более качественной. Это, пожалуй, два главных элемента, которые есть в новом законопроекте, который предложила наша рабочая группа. Президенту был представлен этот документ, в целом он его одобрил, внес некоторые изменения и от своего имени внес его в Государственную Думу на рассмотрение. Ведущий конференции: Большое спасибо, что Вы к нам пришли, за интересную и содержательную беседу. Будем надеяться, что меры по развитию Дальнего Востока будут реализованы в полной мере. Штыров Вячеслав Анатольевич: Все проблемы развития Дальнего Востока будут обсуждаться 13-14 сентября в Улан-Удэ на Международной экономической конференции, которая будет проходить под эгидой Совета Федерации и Правительства Российской Федерации. Всех приглашаю. Ведущий конференции: Спасибо большое! Всего доброго!
Вопрос:Морозов СИ 14:07 17/07/2012
Программа "повышения" рождаемости писалась для русских, распространили на всех,-рожают горянки и цыганки. Мы наступаем на те-же грабли что и СССР. Прогноз ваш на конец века, для русского народа по численности, каков? Берштам Н. - 23млн. А ситуацию по дальнему востоку обсуждали в 2004г. в корчме(старой). Резюме,-мы конечно Д.В. отдадим-вопрос когда?
Вопрос:igls 16:03 17/07/2012
Дальнему Востоку необходима повсеместная занятость населения, восстановление промышленного производства и льготная цена на авиационные и железнодорожные перевозки, а не пустая болтовня...сотрясающая воздух.. В правительстве этого никто не собирается понимать, все заняты самолюбованием своих должностей и возможностей решать свои личные проблемы, а не проблемы страны.
Вопрос:верещагин 16:48 17/07/2012
Дальний восток это жемчужина России и кладовница природных ресурсов .Необходимо решение проблемы заселения территорий дальнего востока Российскими гражданами ,создавая условия для комфортной жизни .Государство обязано создать неоходимые льготы для людей дающие условия для деторождения и развития по всем направлениям .Обучение ,работа,жилье и мобильность есть основы развития жизни людей на Д.В..Примером развития может послужить Япония.Решением индивидуального жилья может решить идея НООСФЕРНЫХ домов трансформеров,разработанные учеными оборонки.Мольность населения можно решить с помощьб автожира.Дома и автожиры выпускать тамже,что решит вопрос рабочих мест.Почему эти темы не отрабатывются государством ,ведь решение всех проблем лежит на земле только взять.
Вопрос:Charinaleksandrov 09:52 18/07/2012
Известно,что Ельцын за день до своего "отречения от власти"наложил вето на законопроект о придании статуса свободной экономической зоны БАМу и прилегающим территориям.Хотелось бы,чтобы кто-нибудь из компетентных товарищей "пролил свет"на эту историю.И есть ли подвижки в эту сторону в правительственных и околоправительственных кругах?
Вопрос:kyun 16:26 18/07/2012
Чем В. Сибирь "хуже" Д. Востока? Те же проблемы, только это не граница. Почему Москва рассматривает Сибирь как сырьевую колонию?
Вопрос:Дарья Б 09:17 19/07/2012
Что делается для закрепления молодежи на ДВ? Сколько абитуриентов уехало?
Вопрос:Роман Мандзяк 09:36 19/07/2012
Вячеслав Анатольевич, нужно ли на ваш взгляд установить дополнительные льготы, для граждан проживающих на Дальнем Востоке и Крайнем Севере дополнительные льготы: снизить или упразднить подоходный налог, оплачивать всем проезд к месту отдыха или лечения во время отпуска, установить сниженный, дотируемый государством процент по ипотеке и пр. Какие здесь возможны варианты, учитывая проблемы в федеральном бюджете. Второй вопрос - не рассматривается ли ваша кандидатура в числе претендентов в заместители Виктору Ишаеву в новое министерство по развитию ДВ? Согласились бы вы на такое предложение, если бы оно поступило? Третий вопрос - нет ли у вас обиды или огорчения из-за того, что многие мегапроекты "Схемы-2020" Республики Саха (Якутия) сегодня тормозятся и вообще находятся под вопросом? С н.п. Роман Мандзяк, г. Якутск.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество