aif.ru counter
26807

«Главное – не победа, а участие». Как родился девиз, ставший пословицей?

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком

Выражение «Главное – не победа, а участие» сегодня ушло далеко за рамки спорта. Его употребляют как в утешение неудачникам, так и в ироническом тоне, в качестве оценки шансов аутсайдеров в том или ином виде деятельности.

Иногда эту фразу называют олимпийским девизом. Это не совсем верно – у олимпийского движения есть один официальный девиз «Citius, Altius, Fortius!» - «Быстрее, Выше, Сильнее!». Кстати, автором данной фразы является соратник барона Пьера де Кубертена по олимпийскому движению французский священник Анри Дидон. Он произнес ее, открывая спортивные соревнования в одном из колледжей. Барону фраза понравилась, и он закрепил ее как официальный девиз Олимпиад.

Длинная Олимпиада

История появления неофициального девиза оказалась куда драматичнее. Произошло это в 1908 году, во время проведения IV Олимпийских игр в Лондоне.

К этому времени Олимпиады постепенно стали набирать популярность, однако в  плане организации им было, конечно, весьма далеко до современных.

Достаточно сказать, что они были растянуты во времени на несколько месяцев – первые соревнования начались 27 апреля, а последний комплект медалей был разыгран только 31 октября.

При этом торжественная церемония открытия Игр состоялась 13 июля, а вместо церемонии закрытия 31 октября состоялся праздничный банкет.

Игры 1908 года в Лондоне для России примечательны тем, что именно на них у нашей страны появился первый олимпийский чемпион. Им стал Николай Панин-Коломенкин, выигравший золото в соревнованиях по… фигурному катанию. Зимних Олимпиад еще не существовало, и фигуристы соревновались в рамках летних Игр.

Впрочем, история Николая Панина-Коломенкина заслуживает отдельного рассказа, а сейчас вернемся к нашей основной теме.

Итак, основная часть Игр стартовала 13 июля 1908 года, и этот старт не обошелся без скандала. На церемонии открытия присутствовал король Англии  Эдуард VII вместе со своей женой Александрой. Во время парада участников знаменосцы поднимали флаги стран в честь короля, однако делегация США этого не сделала. Проблема была в том, что организаторы вместо флагов США и Швеции подняли на стадионе флаги Китая и Японии, делегаций которых на Олимпиаде не было. Обиженные янки поквитались с королем бывшей метрополии. На это обиделся уже Эдуард VII, спустя две недели отказавшийся принимать участие в церемонии награждения победителей.

Для удобства монарха

Главной в программе Олимпиады в Лондоне была легкая атлетика, а «гвоздем» легкой атлетики был марафон.

Именно на Олимпиаде 1908 года протяженность марафона составила нынешние 42 километра 195 метров. Дело в том, что на первых Олимпиадах эта дистанция не была четко регламентирована.  На первой Олимпиаде 1896 года в Афинах дистанция проходила от местечка Марафон до столицы Греции, то есть повторяла маршрут который преодолел греческий воин по имени Фидиппид, по легенде принесший в Афины новость о победе в битве над персами. Правда, воин бежал «всего» 34,5 км, а спортсменам организаторы увеличили трассу до 40 км.

На следующих двух Олимпиадах протяженность трассы тоже была около 40 км. Главным условием оставалось то, чтобы она была одинаковой для всех участников.

Организаторы Игр в Лондоне тоже уже определились с трассой, как вдруг вмешался король Эдуард VII с семейством, попросивший изменить маршрут марафона так, чтобы монаршья фамилия могла наблюдать за марафонцами с балкона Виндзорского замка.

Протяженность измененной трассы составила 42 км 195 метров. Еще в течение двух Олимпиад протяженность марафонов будет меняться, пока в 1921 году международная федерация легкой атлетики окончательно не утвердит «королевский стандарт».

 

Итальянское мужество и американский протест

Один человек, наверное, всю свою жизнь проклинал английского короля за эту реформу. Речь идет об итальянском бегуне Дорандо Пьетри.

Пьетри целенаправленно готовился к марафону в Лондоне, рассчитывая на победу. Марафонский забег проходил в очень жаркий день, причем старт его был дан в самое пекло – в половине третьего дня.

Пьетри начал не очень быстро, постепенно обгоняя конкурентов. К 32-му километру он вышел на второе место, на 39-м «сломался» прежний лидер, и между итальянцем и золотой медалью оставалось всего три километра дистанции.

Дальше разыгралась одна из величайших драм в истории спорта. Окончательно обессиленный Пьетри добежал до стадиона, где его приветствовали 75 тысяч зрителей. Ему оставалось до финиша несколько сотен метров, но спортсмен потерял ориентацию и побежал не в ту сторону. Когда судьям удалось объяснить это атлету, тот попытался развернуться, но упал. Подняться ему удалось только при помощи судей, но он продолжил бег. Дальнейшее уже походило на гладиаторские бои – на последних 200 метрах дистанции Пьетри падал четырежды, поднимался с помощью судей, но все-таки пересек линию финиша. Потрясенный Артур Конан Дойл, работавший на Играх репортером, написал: «Величайшие усилия итальянца никогда не будут вычеркнуты из истории спорта независимо от решения судей».

Говоря о судейском решении, писатель имел ввиду то, что помощь арбитров марафонцу не допускалась. И именно на этом основывался протест делегации, как вы уже догадываетесь, США, которая требовала пересмотреть результаты забега. У американцев был корыстный интерес – вторым финишировал спортсмен из США Джон Хейс.

Рассмотрев протест, судьи приняли решение – Пьетри дисквалифицировать, а золотую медаль передать Хейсу.

Фраза из проповеди, ушедшая в народ

Высокая трагедия Пьетри, которого, возможно, погубили добавленные для удобства королевской семьи метры дистанции, потрясла весь мир.  Королева Александра заказала для итальянца специальный кубок, который был вручен ему на церемонии награждения – той самой, куда не явился король.

Спустя несколько дней после драмы на марафоне в лондонском соборе Святого Павла проходила служба, посвященная участникам Олимпиады. С проповедью выступал  американский епископ из Южного Вифлеема (штат Пенсильвания) Этельберт Талбот. Комментируя фрагмент из Первого послания апостола Павла к Коринфянам, и вспомнив об истории Дорандо Пьетри, Талбот сказал: «В конце концов, настоящая Олимпиада дает нам только один надежный урок: Игры сами по себе лучше, чем гонка и награда. Св. Павел говорит нам, как мало значит награда. Наша награда — не та, что тленна, но та, что нетленна; и хотя только один может получить лавровый венец, все могут участвовать в равной радости состязания».

Фраза священника запомнилась всем присутствующим, но особенно Пьеру де Кубертену. Спустя еще несколько дней, уже на правительственном банкете в честь олимпийцев, он сошлется проповедь Тэлбота и сформулирует главную мысль так: На этих Олимпиадах важно не столько побеждать, сколько участвовать.

С этого самого момента начался победный путь крылатой фразы «Главное не победа, а участие». Сам барон никогда не приписывал ее авторство себе, однако молва и пресса в итоге сделали Пьера де Кубертена «невольным плагиатором».

Как бы то ни было, но авторство и официального, и неофициального девизов Олимпиад принадлежит священникам.

Что касается Дорандо Пьетри, то лондонская трагедия сделала его невероятно популярным. В течение следующих трех лет он участвовал в марафонских забегах в разных странах мира, заработав фантастическую по меркам того времени сумму для спортсмена – 200 000 лир. Осенью 1908 года, а также весной 1909 года Пьетри в США сходился с Джоном Хейсом в специально организованных забегах, которые собирали десятки тысяч зрителей. Оба раза побеждал итальянец, вот только золотой медали Олимпиады ему это принести уже не могло.

Но главное ведь не победа, главное – участие!

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество