aif.ru counter
3088

Рабочие взаймы. Как поднять зарплаты в нашей стране?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Во сколько обойдутся нормальные дороги? 12/08/2020

В Трудовом кодексе есть статья 56.1 «Запрещение заёмного труда». По ней работодатель не имеет права управлять «чужим» работником, которого ему предоставил другой работодатель.

На самом деле заёмный труд в России жив. По данным исследования Финуниверситета при Правительстве РФ и общественного движения «Труд», в нём занято 18 млн человек. И спрос растёт. Почему запрещённый законом труд процветает? Почему в стране такие низкие зарплаты, а работники становятся всё более бесправными? Об этом «АиФ» поговорил с председателем общественного движения «Труд» Сергеем Песковым.

Вне штата 

Татьяна Богданова, «АиФ»: Раньше человек приходил на предприятие, подписывал трудовой договор и устраивался на работу. Почему сейчас всё так запутано? Когда курьерам не выплатили зарплату, выяснилось, что виновата не компания, указанная на их зелёной форме, а фирма-посредник. Когда забастовали вахтовики нефтегазового гиганта, он тоже оказался ни при чём: на работу их нанимала другая компания…

Сергей Песков: Компаний, использующих скрытые формы заёмного труда, в стране сотни тысяч. Пандемия просто вскрыла их и показала. Даже когда медработники не могли получить президентские допвыплаты за борьбу с коронавирусом, выяснилось, что причина этого тоже кроется в трудовых отношениях. Младший медперсонал многих больниц давно выведен за штат, а главврачи не имели права выплачивать эти деньги не «своим» сотрудникам.

– Но есть же закон, нельзя использовать чужого работника взаймы. Почему он не работает?

– Бизнес нашёл возможность обойти запрет. Нельзя напрямую ставить задачи чужим работникам? Ввели «бригадиров» от фирм-прокладок. Опять же разрешено временно направлять сотрудников другим работодателям по договору о предоставлении труда работников. Зачастую это происходит на постоянной основе. Через процедуру увольнения сотрудников сокращают, устраивают в аффилированную «аутсорсинговую» компанию, а потом закупают их же услуги. В последнее время нашли ещё одну лазейку – предлагают людям переходить в самозанятые. Закон запрещает использовать самозанятых бывшими работо­дателями в течение 2 лет, так нашли запасной выход – делают это через посредников. Оптимизация на налогах и сборах сразу с 43 до 6%. Только о людях, трудовые и социальные права которых ухудшаются, никто не думает.

– Ещё появилось такое понятие, как «аутстаффинг». Что это за зверь такой?

– Фактически аутсорсинг и аутстаффинг («out» в переводе с английского – «вон, прочь, снаружи») в России стали идентичны. Только аутсорсинг – экономическая категория, а аутстаффинг – кадровая, когда работников выводят за штат при фактическом продолжении трудовых отношений. Эта модель пришла к нам с Запада, и она вполне разумна. Зачем небольшой фирме держать своего бухгалтера, кадровика, айтишника, охранников и уборщиков? Лучше сфокусироваться на основном виде деятельности, а вспомогательные услуги закупать по аутсорсу. Разница лишь в том, что на Западе всё это законодательно отрегулировано, работники не ущемляются в правах. У нас же бизнес разглядел в аутсорсинге возможность оптимизировать расходы на персонал. Если раньше работодатель напрямую заключал с работ­ником трудовой договор, платил взносы в пенсионный и другие внебюджетные фонды и нёс полную ответст­венность в соответствии с ТК, то теперь он благополучно экономит на этом, закупая трудовые услуги у сторонних компаний через тендерные площадки. А тендер – это всегда понижение цены, иначе компания не выиграет конкурс, не получит подряд. На протяжении нескольких лет цена труда падала. Появилась масса чёрных и серых компаний, которые платят людям деньги в конвертах. В лучшем случае официально проходит зарплата размером с МРОТ. И государство теряет триллионы на недополученных налогах и сборах.

Сколько зарабатывают на северах?

– А кто наживается?

– Посредники получают свой небольшой доход, а львиную долю прибыли имеют компании, которые закупают у них услуги. Мы проанализировали: только из зарплат работников бизнес вывел 6,3 трлн руб.

После перевода работников из штата на аутсорсинг и аут­стаффинг цена их труда снизилась в 1,8 раза. Если в штате человек получал 240 руб. в час, то теперь лишь 120 руб. Чтобы заработать, как прежде, он должен вкалывать по 26 смен в месяц фактически без выходных. И никаких доплат за праздники и сверхурочные.

– В чём ещё ущемлены заёмные работники, кроме зарплаты?

– Процветают неформальные отношения, трудовые договоры подменяются гражданско-правовыми… Отпускных, декретных и больничных нет или они минимальны, если в услугах человека больше не нуждаются – никаких ему выходных пособий и гарантий. Работники становятся бесправными, и работодатели этим пользуются. В конце расчётного периода находят причины для надуманных штрафов, чтобы не заплатить полную сумму. И в трудинспекции доказать ничего нельзя. Будущая пенсия будет минимальной, а некоторые вообще не смогут заработать страховую пенсию.

Страдают не только работники заёмного труда. Чем больше теневой рынок труда, тем выше конкуренция в легальном. И зар­платы в белом секторе годами не индексируются по той же причине. Зачем работодателю повышать зарплату «дорогим» штатным сотрудникам, если он может по дешёвке нанять людей со стороны?

Типичный пример – ино­стран­ная компания построила завод по производству бытовой техники, регион помогал – обещали 2 тыс. новых рабочих мест! А потом компания решила работать по аутсорсу и завезла мигрантов, которые трудятся за копейки. Местным жителям говорят, мол, приходите на такие же условия. Не хотите? Ищите в другом месте. То же самое стало происходить на северах. Если раньше считалось, что на вахте можно хорошо заработать, сейчас это ушло в прошлое, потому что места заняли дешёвые мигранты.

Оплата – по часам

– Сейчас границы закрыты, мигрантов не хватает, и бизнес плачет – некому работать на стройках, на Севере, в полях…

– Бизнес плачет, но он сам создал такие условия. Боюсь, когда границы откроются, сюда хлынет поток мигрантов. В азиатских странах ситуация ещё хуже, и люди поедут сюда работать за ещё меньшие деньги. Всё это приведёт к сокращению возможностей для трудоустройства наших граждан и к общему снижению уровня зарплат.

– Что вы предлагаете делать? Такое ощущение, что заёмный труд только набирает обороты. Разговоры о переводе на аутсорс  кадровиков, бухгалтерии, юристов, уборщиков и другие службы идут повсюду – от заводов и офисов до поликлиник и школ.

– Тренд действительно будет усиливаться. Попытка запретить заёмный труд провалилась, а значит, надо работать над трудовым законодательством. Част­ные кадровые агентства, аутсорсинг, аутстаффинг, заёмный труд – все эти понятия требуют доработки. Надо защитить права людей. Мы давно живём в рыночной экономике, а Трудовой кодекс написан по старым правилам.

Необходимо не формально, а реально запрещать все формы скрытого заёмного труда, вводить субсидиарную ответст­венность для компаний – пользователей трудовых услуг. Они сегодня используют работников, экономят на зарплатах и соцвып­латах и не несут никакой ответственности, даже когда люди не получают зарплату. А одной из главных мер может стать введение минимальной почасовой оплаты труда в сфере заёмного труда.

– Какой она должна быть?

– По нашим расчётам, надо отталкиваться от 200–250 руб. в час для самых низкооплачиваемых позиций и дальше идти на повышение. Это защитит работников от демпинга цен при закупке услуг и приведёт к тому, что как минимум у 18 млн человек, которые сейчас заняты в сфере заёмного труда, повысится доход. Бизнес должен вернуть деньги, которые отобрал у людей.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы