Примерное время чтения: 8 минут
679

Поисковый отряд «Лиза Алерт»: пропавших спасали даже на тепловозе

В последние годы в России появился целый ряд общественных групп по розыску пропавших без вести,  неравнодушные граждане сами подключаются к поискам исчезнувших.

Одна из самых известных в России групп по розыску пропавших без вести «Лиза Алерт» открыла всероссийскую «горячую линию» по розыску пропавших без вести детей. Позвонив по бесплатному номеру 8-800-700-54-52, можно сообщить об исчезновении ребенка в любой точке России.

Тревожный сигнал примут круглосуточно

О «горячей линии» поиска, а также о специфике деятельности волонтеров-поисковиков АиФ.ru рассказала представитель поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Ирина Воробьева.

«АиФ»: - Ирина, ваш отряд открыл «горячую линию» по розыску пропавших детей. В чем суть данного проекта?

И.В.: - Задача «горячей линии» заключается в том, чтобы каждый человек, каждый родитель знал один номер, по которому он может обратиться в случае, если у него пропал ребенок. Этот номер каждый должен знать наизусть и иметь в мобильном телефоне. Потому что часто бывает, что взрослые, потерявшие ребенка, впадают в панику, не знают, куда обращаться, и теряют время. В первую очередь от тех, кто звонит нам на «горячую линию», мы требуем, чтобы они немедленно бежали в полицию. Мы ни в коем случае не подменяем собой правоохранительные структуры. Но теперь люди в случае беды будут знать, что есть еще и добровольцы, к которым можно обратиться из любой точки России. Чем раньше родители поднимут тревогу и обратятся в полицию, к волонтерам – тем выше вероятность, что все закончится благополучно.

 

Фото Сергея Доли

«АиФ»: - Как именно будет работать эта «горячая линия»? Кто конкретно будет отрабатывать сообщения и проводить розыск?

И.В.: - Звонки на «горячую линию» сейчас принимаются круглосуточно. Принимают информацию специалисты «Лиза Алерт», которые занимаются этим уже в течение двух лет.  Мы окажем всю возможную помощь – поддержим родителей, дадим советы по дальнейшим действиям, продублируем информацию в полицию, чтобы подтолкнуть их к более активным действиям. Если речь идет о поиске в лесу, в природных условиях – передаем информацию в МЧС. В тех регионах, где есть активные группы «Лиза Алерт», волонтеры подключаются непосредственно к розыску.

«АиФ»: - В каких регионах действуют группы поисковиков отряда «Лиза Алерт»?

И.В.:- У нас практически полностью охвачен Центральный федеральный округ, есть  подразделение, которое перекрывает южное направление. Кстати, волонтеры «Лиза-Алерт-Юг» стали хорошо известны после участия в поисках Даши Поповой, и теперь к ним за помощью местные жители обращаются напрямую. Кроме того, есть «Лиза-Алерт-Барнаул», есть отделение в Смоленске и в других городах. Конечно, пока мы не покрываем всю Россию, но работаем над этим.

«АиФ»: - Какова общая численность активных участников «Лиза Алерт»?

И.В.:- Это очень сложный вопрос. На нашем сайте зарегистрировано около 6000 участников. Одни участвуют в одних поисках, другие в других. Но вообще за два года существования отряда число неравнодушных людей, участвующих в нашей работе, возросло существенно.

«АиФ»: - Существуют ли какие-то ограничения или специальные требования к кандидатам в поисковики?

- В активный поиск мы никогда не включаем несовершеннолетних. Но они могут нам помогать в Интернете информподдержкой. Новичков, которые идут в поиск впервые, подключаем к опытным волонтерам. Ну и, конечно, в лесной поиск люди должны идти в соответствующей экипировке. В босоножках мы в лес не пустим. Но есть в поиске и другая работа – например, приезжают девушки и готовят еду для волонтеров.

«АиФ»: - Насколько у отряда отлажено взаимодействие с официальными структурами?

И.В.:- За последнее время ситуация изменилась, и мы наладили контакты и с МВД, и с МЧС. В Центральном федеральном округе мы заключили договор с региональным управлением МЧС о взаимодействии и взаимном информировании. Но это только первые шаги в данном направлении.

«АиФ»: - Очень важный вопрос – насколько эффективна деятельность вашего отряда? Сколько людей было найдено волонтерами «Лиза Алерт»?

И.В.:- За все время работы отряда с 14 октября 2010 года было отработано 389 заявок, из них 121 ребенок. Найдены живыми 258 человек, из них 48 выбрались самостоятельно.

«АиФ»: - Вы сейчас говорите об общем числе спасенных людей. Но даже на вашем форуме в результатах поиска можно увидеть «найден грибниками», «найден МЧС», «найден полицией». А сколько людей обнаруживают непосредственно волонтеры?

И.В.:- Если взять те же лесные поиски, то, как правило, ищут только волонтеры.  От государства на десятки квадратных километров чаще всего выделяется один участковый и группа поисковиков МЧС в составе 7 человек. Мы, конечно, привлекаем местных жителей, грибников, егерей, знающих местность. Если пропавшего нашел грибник или егерь, неважно, - жив человек, и слава Богу.

 

Фото Сергея Доли

Бывают совершенно феерические истории. Был поиск дедушки, пропавшего в лесу, когда уже не было совершенно никакой надежды. И тут два волонтера на него наткнулись.  А вывозить его некому, поскольку сам выйти он уже не может, машины в эту глушь не пройдут, и вынести его нет возможности никуда, кроме как к железной дороге. И представьте, в РЖД вошли в положение, и дедушку доставили в больницу на специально присланном тепловозе!

«АиФ»: - Где вам чаще приходится вести поиск – в лесу или в условиях города?

И.В.:- Все зависит от сезона. Когда начинается время сбора ягод и грибов, у нас по 4-5 заявок на лесной поиск. Сезон закончится, и с начала ноября пойдут городские заявки – бабушки, дедушки, дети-«бегунки».

«АиФ»: - Общественник в городе имеет мало полномочий на розыск. Как вы работаете в условиях города?

И.В.:- Мы не пытаемся соревноваться с полицией. Если в городе пропадает человек, и мы об этом узнаем, мы сразу уточняем в полиции, ведется ли работа. В городе мы стараемся помогать правоохранительным структурам – ведь один человек, которому поручен розыск, не в состоянии сам быстро обойти массу адресов и учреждений, обклеить район объявлениями. Мы договариваемся с полицией так: они подают запрос на поиск сведений в различных базах (например, в видеозаписях камер наблюдения в метро), а мы этот запрос доставляем в соответствующее учреждение и получаем необходимую информацию.

«АиФ»: - Как осуществляется финансирование деятельности отряда?

И.В.:- У нас нет финансирования. Все люди едут на поиск за свои деньги. Единственное, что к нам поступает – это оборудование. Люди, которые не могут сами участвовать в поисках, покупают для нас технику, например, навигаторы. Но денег мы не принимаем.

«АиФ»: - Ваши поисковики – добровольцы, просто неравнодушные люди, подчас без подготовки. Не было случаев, когда терялись сами поисковики?

И.В.:- Нет, у нас очень жесткая система регистрации, мы проверяем людей, и потерь не было. А вот солдат-срочников, которые вместе с нами участвовали в поисках и терялись, находить приходилось.

«АиФ»: - Изучая информацию о деятельности поисковых отрядов, в том числе вашего, обнаруживаешь, что между различными группами общественников нередки довольно жесткие конфликты. Что делят между собой добровольцы-поисковики?

И.В.:- Мне кажется, это молодость. Молодость самого движения по розыску пропавших.  Пройдет время, все устаканится  и придет к одной общей структуре. Это просто болезнь роста.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах