Примерное время чтения: 7 минут
6845

«Расовая карта». Политолог о беспорядках в Фергюсоне

Сюжет Беспорядки в США после убийства подростка в Фергюсоне

24 ноября суд присяжных освободил от ответственности полицейского Даррена Уилсона, который в августе застрелил 18-летнего афроамериканца Майкла Брауна. Оправдательный приговор спровоцировал масштабные акции протеста и беспорядки. Семья погибшего, как и тысячи протестующих, уверена, что убийство было совершенно на расовой почве и не расследовалось должным образом. Возможно ли повторное рассмотрение уже закрытого дела, АиФ.ru рассказал политолог Дмитрий Дробницкий.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Дмитрий, на ваш взгляд, каковы истинные истоки происходящих беспорядков в Фергюсоне? Экспертные мнения разделились. Одни говорят, что всему виной систематическая дискриминация чернокожего населения. Другие — что причина кроется в слишком большом соблазне мародёрства у афроамериканского населения.

Дмитрий Дробницкий: Я думаю, что истина лежит где-то посередине. Но, на мой взгляд, есть ещё одна важная причина, гораздо более серьёзная, системная. Те самые неработающие американцы, которые живут в депрессивных условиях, являются ядерным электоратом Демократической партии США. В особенности её левого крыла, которое представлено, в частности, действующим президентом — Бараком Обамой. Эта ситуация сложилась ещё со времён Франклина Рузвельта, после Второй мировой войны. Если посмотреть на всю статистику выборов, которые выигрывали или, наоборот, проигрывали демократы, то мы увидим, что главным избирателем демократов являются различного рода меньшинства, в том числе городская «цветная» беднота, которая живёт зачастую на пособие, в плохих социальных условиях. Разыгрывание расовой карты происходит не первый раз и очень активно используется леволиберальными СМИ, активистами и проповедниками. Именно они залили этот маленький костёр керосином и добились настоящего пожара.

— Как вы думаете, убийство 12-летнего Тамира Райса в Кливленде на детской площадке получит такой же резонанс?

— Эту историю не так широко освещают. Чем показателен Фергюсон? Там ещё до того, как реальные данные были представлены Большому жюри, СМИ сделали свой вывод: несчастный безоружный подросток (хотя ему было 18 лет) был убит монстром-полицейским выстрелом в спину. В Кливленде ситуация сложная, но при этом предельно ясная: у мальчика в руках была копия боевого оружия, которая, соответственно, должна иметь специальный опознавательный красный колпачок, он по какой-то причине отсутствовал. Дальше вопрос очень простой: мог ли офицер полиции оценить ситуацию и действовать иначе? Если бы оружие было в руках взрослого человека, то это бы не вызвало никаких сомнений. В целом, мне кажется, что произошедшее не вызовет того резонанса, который мы наблюдаем в Фергюсоне, хотя, конечно, этот случай СМИ будут через запятую упоминать. Фергюсон — явный показатель того, что администрация уходящего президента, не он сам лично, а его партия, снова хватается за расовый вопрос, каждый раз, как начинает проигрывать. В штате Миссури, где произошла трагедия, из восьми мест в палату представителей шесть на прошедших выборах взяли республиканские консерваторы. В 2016 году избирается губернатор. Кто же является кандидатом от Демократической партии? Прокурор штата Миссури. Это исключительно политическая вещь, и здесь можно только посочувствовать семье Майкла Брауна. Родители сначала его упустили, когда у него появились приводы за наркотики, и он за десять минут до убийства, как известно, грабил магазин; затем их сын погиб в столкновении с полицейским, после этого уже с августа месяца его имя продолжают использовать как знамя всей этой оголтелой кампании против якобы расистов-консерваторов.

— Семья погибшего надеется на повторное рассмотрение дела, насколько это вероятно?

— На сегодняшний день на официальной основе в американских интернет-изданиях опубликованы все показания и улики, которые были представлены Большому жюри. Я прочёл их, и хотя я не юрист по образованию, но люди со знанием англосаксонского права, с которыми я разговаривал, считают, что ловить там нечего. Но какие возможны шаги чисто юридически: попытка федерального разбирательства, поскольку ФБР с самого начала проводило своё независимое расследование, то, теоретически, оно может привести к федеральному обвинению. Об этом говорит генеральный прокурор США Эрик Холдер. Но вероятность того, что суд примет это дело к рассмотрению, крайне мала. Есть ещё один вариант: попытка преследовать полицейского или полицейское управление, что было бы, наверное, более грамотно, в порядке частного иска. Но здесь опять же адвокатам семьи нужно будет доказать, что не имеет места двойное привлечение к ответственности. Сделать это сложно. На мой взгляд, все разговоры о возможности продолжения рассмотрения этого дела в юридической плоскости носят исключительно политический характер. И ещё подчеркну, если дело опять будет разбираться, то вся подноготная жизни Майкла Брауна (а мы уже знаем, что он был отнюдь не таким паинькой, каким нам пытаются его представить) очень больно ударит по семье. Но, увы, их толкают на этот шаг.

— За голову полицейского пообещали 5000 долларов. Как вы думаете, ему дадут спокойно жить и работать?

— Конечно, в самом Фергюсоне работать ему будет крайне сложно. В целом, после того как погромщики разнесли добрую половину существующих там бизнесов, добропорядочные граждане всех рас и национальностей постараются оттуда уехать, и Фергюсон станет таким же городом-призраком, как Детройт. Леволиберальная тусовка разнесла его в клочья. Если потом чернокожие граждане спросят: «Что же стало с нашим городом?» — я бы обратил внимание на всех тех левых активистов, которые приезжали к ним и подстрекали их на бунт.

— Многие критиковали и критикуют действия полицейских, как вы их оцениваете?

— Если бы экипаж, который преследовал Майкла Брауна и его друга, был не один, то вполне возможно, что обошлось бы без летального применения оружия, но поскольку в данной ситуации офицер оказался с молодым человеком, который в физическом плане был намного сильнее его, один на один, ему ничего не оставалось, как выстрелить. Процедура такова, что в данном случае нужно открывать огонь на поражение, даже если человек безоружен. Если бы, конечно, Майкл Браун поднял руки вверх и встал на колени, он был бы жив, получил всего два месяца тюрьмы, поскольку украл не так много в том магазине. С точки зрения материалов дела, сам офицер вёл себя правильно, более того, первый раз за всю свою карьеру применил оружие. У меня есть вопросы к тому, как полиция отреагировала на сообщение об ограблении, но давайте оставим это компетентным органам, пусть они с этим разбираются. Я хочу подчеркнуть, что такого рода происшествия и сопровождающий их общественный резонанс всегда рождают какие-то изменения. Например, сейчас со всех сторон признают, что пора вводить закон о том, что у полицейских должны быть видеорегистраторы не только в машинах, но и на форме, чтобы не возникало никаких вопросов относительно того, кто правильно действовал, а кто нет.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах